Пользовательский поиск

Книга Против лома нет приема. Страница 50

Кол-во голосов: 0

«А еще, блин, меня в голубизне подозревали! — несколько не к месту подумал Таран. — Сами-то, биомать, друг от друга кайф ловят, лесбиянки, в натуре!»

Впрочем, это он так, мимоходом, подумал, потому что скользкие ляжки Полины уже обжигали его с боков, а Василиса, все так же нежно поглаживая Полинины грудки, раздувая ноздри, страстно шипела:

— Натягивай ее! Чего моргаешь?

Юрка в общем и целом сам знал, чего делать, в советах особо не нуждался. Подхватил Полину под нежную попу и плавно задвинул «горыныча» в скользкую, прямо-таки мыльную, глубину…

— А-ах… — Полина сладко дернулась и расслабленно произнесла:— Три месяца ждала… Ведь уже тогда можно было…

— Дождалась же? — Василиса откинула Полинины кудряшки и лизнула ее ушко. В следующее мгновение Васька откинулась на спину, не убирая рук от Полининых грудок, ляжками обняла ее за талию, а лодыжками ухватила нагнувшегося Тарана за шею.

— Ни хрена себе! — восторженно взвыл Юрка. — Ну и бешбармак!

Вообще-то бешбармак готовят из пяти сортов мяса. Но Таран этого блюда никогда не пробовал (точно так же, как и того, что ему только что подали), а потому таких тонкостей не знал. Бешбармак он помянул потому, что в те не столь уж давние времена, когда он был курсантом в отделении сержанта Зайцева, этот командир говорил: «Ну и бешбармак!» — в тех случаях, когда другие употребляли слово «бардак». Вот Тарану и взбрело в голову, будто это то же самое.

Впрочем, оказалось, что и Полина решила позаботиться о Ваське. Она очень ловко, ничуть не мешая Юрке, вытянула руки вдоль Василисиных боков и добралась до того же самого мохнатенького места, которое лично ей ублажал Таран. После чего впихнула премудрой прачке аж четыре пальца с обеих ладоней.

— Уой-я-а! — вырвалось у Василисы. — С ума свернуться! Действительно, Таран, хоть и был очень занят, был готов согласиться с этим заявлением. Он поймал себя на том, что ему по ходу мероприятия стало трудно определить, кого же он конкретно дрючит. Хотя умом он понимал, что трахает одну Полину, его все время посещал отчетливый глюк, будто у него действительно какой-то невероятный прибор, двуглавый, как чернобыльская курица-мутант, и он каким-то таинственным способом впиндюрил его сразу двум бабам. Во всяком случае, во время мероприятия выли и стонали они на равных и практически в одном ритме.

Правда, первой кончила все-таки Полина. Она жадно задышала, аж зубы оскалила, отпустила Василисино хозяйство и обеими руками ухватилась за спину Тарана, с силой прижав его к себе. Потом она расслабленно разжала эти объятия, а Василиса, в момент сориентировавшись, подхватила Полину за бока и утянула от Юрки, причем сама, наоборот, скользнула спиной по лавке. Таран этот маневр понял и буквально через секунду воткнул штекер в другое гнездо. Ничуть не хуже первого.

Тем не менее вся эта скульптурная композиция претерпела изменения. Когда Юрка переключился на Василису, Полина одним махом — и особо не помешав товарищам! — привстала, а затем быстренько пересела на лавку, опять-таки верхом на Василису, но спиной к Тарану. Откинулась назад, положила затылок на Юркино плечо, ладони пристроила у Васьки на титьках… А мокрое место, раздвинув ляжки и уперев ступни в лавку, наставила прямо на Василису.

— Ах ты, сучка! — с восторгом прошипела та и вкрутила Полине чуть не всю пятерню, благо было куда. Таран без особого почтения тискал и крутил Полине сиськи — Василиса с ними куда нежнее обходилась! — а Полина мяла ладошками сдобные булки Василисы. Таран со своим «горынычем» азартно долбился в жаркое Василисино нутро, а сама Василиса в том же ритме и даже более беспощадно терзала сладко воющую Полину… Да уж, воистину «бешбармак»! Сказать про такое «па-де-труа» мог только сугубый эстет.

В конце концов Юрка и Василису довел до торжествующего взрева. Полина тут же среагировала, отпихнула Ваську и, повернувшись лицом к Тарану, прямо-таки напрыгнула на «горыныча», оседлала Юрку и бешено закачалась, испуская какие-то нечленораздельные хрипы. Василиса, которой, должно быть, перебор не требовался, в это дело уже не вмешивалась. Она слезла с лавки и, едва ли не пошатываясь, налила в шайку холодной воды из-под крана, потом подошла к котлу, плеснула в шайку пару ковшей кипятка и вылила на себя примерно в то время, когда Полина с Тараном закончили свое дело.

Уф-ф! — блаженно пробормотала Василиса. — Вы кого хошь задергаете… Так и заорала бы: «Писайте на меня, я перегрелась!»

У Тарана тоже было ощущение, что он перегрелся, но предлагать писать на себя он вряд ли стал бы. Он сразу вспомнил про бассейн в соседнем помещении.

— Окунуться надо! — предложил он. — В бассейне вашем…

— Смотри, там вода — градусов пятнадцать, не больше, — предупредила Васька.

— В нем долго плавать нельзя, если ты не «морж» какой-нибудь. Обычно в него мужики бултыхаются ненадолго, а потом сразу бегут в парилку и вениками хлещутся. А я больше теплой водой окатываюсь, не рискую. Боюсь простыть.

Таран бодро объявил:

— Ни хрена, все путем будет! — И, выскочив из парилки, с ходу скакнул в бассейн «солдатиком». Плюх! Бр-р! В этой водичке, на Юркин непросвещенный взгляд, дай бог чтоб десять градусов тепла набиралось. Это когда он с холоду пришел, казалось, будто она умеренно прохладная, а когда разогретым и распаренным бултыхнулся, сразу почуял, что она просто холодная.

Юрка уже намеревался ухватиться за край бассейна и выскочить из воды, как туда же, в холодную воду — куда конь с копытом, туда и рак с клешней, — отважно плюхнулась Полина и тут же завизжала:

— Ой, мама! Она же ледяная! У меня ногу свело! Хрен ее знает, так оно было или не так, возможно, Полина в очередной раз решила выпендриться, чтоб Таран на ней внимание сосредоточил. Но поскольку Юрка еще помнил насчет того, что Полина сегодня уже неплохо искупалась в совсем не теплом водохранилище и проплыла метров сто, а то и больше в мокрой одежде, то вполне мог допустить, что количество перешло в качество. Поэтому он выпихнул эту белую лягушу из бассейна, вылез сам и торопливо втащил Полину в парилку.

— А мы ее сейчас веничками погреем! — Василиса помогла уложить Полину на лавку, окунула в кипяток аж два веника сразу и пошла хлопать. Таран наблюдал за этой экзекуцией уже с полка, тоже охлопываясь веником, и хихикал, потому что Полина демонстративно визжала, будто ее по-настоящему пороли.

— Все! Все! — завопила она. — У меня шкура слезет!

— А спереди? — пробасила Василиса. — Грудь попарить надо, чтоб все равномерно циркулировало!

И, перевернув Полину на спину, принялась охаживать дальше.

Юрка вроде все хихикал-хихикал, а потом вдруг почуял, что в глазах темнеет. И как-то неожиданно потерял сознание.

Будто провалился куда-то во тьму…

Пришел он в себя только через несколько минут, причем уже не на полке в парилке, а в мыльной, на каком-то массажном столе, куда его затащили перепуганные бабы. Очухался Юрка от того, что ему в морду плеснули холодной воды.

— Слава те господи! — перекрестилась Василиса. — Живой, кажется! Ну и напугал, блин! Сидел-сидел, а потом — брык! Хорошо, что на полок упал, а не на пол свалился — башку бы мог разбить.

— Я что, вырубился, что ли? — в полном недоумении пробормотал Юрка. Никогда такого не было…

— Много чего раньше не было, а теперь бывает, — философски произнесла Василиса. — Ты вообще-то давно жрал последний раз?

Юрка не ответил. Во-первых, потому, что у него в голове еще не все утряслось и он в данный момент не очень помнил, когда его Фроська покормила. А во-вторых, потому, что он, как всякий спортивный, физически здоровый парень, который последний раз болел свинкой в детском саду и даже все эпидемии гриппа пропускал мимо себя, очень испугался того, что его здоровье вдруг резко дало сбой. Волновался, вишь ты, за Полину, что у нее «количество в качество перейдет» и купание в холодном водохранилище отзовется, ан надо было самому за собой приглядывать…

Конечно, он сегодня и под взрыв попал, и под дождем побегал, и с бабами явно перестарался. Да еще и водочку принимал, от которой уже здорово отвык. Как-никак в прошлом его башке немало доставалось — и когда боксом занимался, и когда просто дрался, и когда на даче Мазаева на воздух взлетал, и когда зимой в подземельях у Седого подрывался. Все эти дела вроде бы спокойно проезжали мимо, но сегодня что-то сработало.

50
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru