Пользовательский поиск

Книга Против лома нет приема. Содержание - СВОИ СРЕДИ ЧУЖИХ

Кол-во голосов: 0

Юрка оказался на неширокой лестнице, со ступеньками из шлифованного камня, очень чистенькой и отлично подметенной. И стены здесь были уже крашены нежно-зеленой, успокаивающей глаз краской, а потолки побелены.

Пройдя два марша этой лестницы, Таран оказался у железной двери с таким же окошечком, как на 8-м посту. К удивлению Юрки, не успел он подойти, как эта дверь отворилась» на пороге появился седоватый мужик в камуфляжке и с пистолетом на боку.

— Усиление, блин! — проворчал он, посматривая на Юрку. — Ладно, жми в сортир! Прямо по коридору, четвертая дверь слева!

Таран углядел, что на краю урны, стоящей на лестничной площадке, еще дымится сигарета. Не иначе, этот самый Иван выходил курить и слыхал весь разговор Юрки с Федей, доносившийся снизу.

В общем, и здесь все сошло благополучно. Таран, сказав «Спасибо!», быстро прошмыгнул мимо Ивана и с озабоченным видом потопал по коридору, напоминавшему больничный. Тут пол был покрыт серо-голубым линолеумом, стены выкрашены все той же нежно-зеленой краской, а в коридоре то и дело появлялись какие-то люди в белых халатах, не обращавшие на Тарана никакого внимания.

На дверях, выходивших в коридор, были таблички с надписями «Аналитическая», «Мониторинг воздушной среды», «Мониторинг водной среды», «Контроль радионуклидов» и еще что-то в этом роде. Слышалось щелканье компьютерных клавиш, стрекотание принтеров, негромкие разговоры.

Таран уже добрался до четвертой двери слева, украшенной фигуркой мальчика, направо была точно такая же с девочкой.

Дальше было что-то вроде перекрестка. Вправо уходил длинный коридор, а слева явно находился лифт. Во всяком случае, дверь была раздвижная, и над ней было табло с цифир-ками. Только вот кнопки вызова почему-то не просматривалось. Юрка украдкой глянул назад, убедился, что Иван не смотрит ему вслед, и уже собрался проскочить в сторону лифта, как вдруг из той самой двери, где была изображена «девочка», вышла… Аня Петерсон. В белом халатике и каких-то брючках от больничной пижамки.

Она в отличие от охранников узнала Тарана сразу же и очень холодным тоном, будто между ними никогда и ничего не было, сказала:

— Здравствуйте! Значит, мы теперь работаем в одном учреждении?

Вот это номер! Выходит, Юрка похищал ее для того, чтоб Коля спровадил Аню сюда. И тогда получается, что Юрка, устроив тут стрельбу и повалив уже четверых, воевал против тех, с кем дружен его шеф? То есть Генрих Птицын.

— Аня! — вполголоса произнес Юрка. — Нам надо поговорить.

— О чем? Вы уже продали меня в рабство. Знаете, как называется это место?

— Лаборатория, по-моему…

— Нет, она называется «Рабо-латория»!

Таран уже слышал такое произношение этого слова от Феди, но подумал, что тот просто не умеет его правильно выговаривать.

— Да-да! — прошипела Аня, должно быть, заметив удивление на морде Тарана. — Именно так! Потому что мы здесь все — рабы! То, что ваш Коля говорил о прекрасных условиях и хороших деньгах, — ложь! Это подземная тюрьма, а вы в ней — надсмотрщики…

— Анечка, — Таран наскоро зыркнул глазами по сторонам, чтоб убедиться, что их никто не слышит, — я ничего про это не знал… И вообще — я тут не работаю!

Теперь уже удивление появилось на Анином личике.

— Врете! — пробормотала она.

— Нет! — Таран ухватил ее за руку и утянул в тупичок к лифту. — Я сюда случайно попал!

Аня, кажется, поверила, но с беспокойством бросила взгляд в сторону, и Юрка увидел, что там на стене привинчен кронштейн с телекамерой… Правда, камера вращалась и в данный момент смотрела в сторону от них, но, возможно, Юрка, когда остановился у туалета, уже попал в ее поле зрения. А это означало, что вот-вот сюда прибегут…

А тут еще послышался резкий звонок со стороны лифта. Аня испуганно выдернула руку из ладони Тарана:

— Это он! Господин Антон! Как всегда, точен… У него сейчас утренний обход!

Юрка еще не успел ничего сообразить, как двери лифтовой шахты с легким шуршанием разошлись в стороны и оттуда высыпали сперва три охранника, одетых так же, как и Таран, только с вязаными намордниками на лице, следом за ними некий солидный господин в шикарном костюме, а затем еще три охранника.

Таран держал автомат на ремне, а эти все — наготове, и предохранители были почему-то уже сброшены. Нет! Не успеть! Изрешетят в момент… Может, обознаются?!

Но один из головорезов тут же подскочил к Юрке и побелевшей как мел Ане.

— Стоять! — прошипел он и буквально придавил Тарана к стене коридора. Но голос был очен знакомый…

— Тихо, боец Таран! — Мужик, отвернувшись спиной от телекамеры и закрыв заодно Юрку спиной и плечами, чуть приподнял свою вязаную маску, и Таран прибалдел в очередной раз. Это был капитан Сергей Ляпунов!

СВОИ СРЕДИ ЧУЖИХ

— Встаешь в ордер! — шепотом приказал Ляпунов, но твердым тоном, не терпящим возражений. — Идешь справа от меня. Кроме мужика в костюме — все наши.

— Ни хрена себе! — вырвалось у Тарана. — Вы не за Аней?

— За ней… — удивленно произнес Ляпунов. — Это она? Фотку хреновую дали, не похожа… Точно она? Петерсон?

— Да, это я… — пролепетала Аня, явно ничего не понимая.

— Дискета 18-09 у тебя с собой?

— Вот она. — Аня вынула из кармана халата хорошо знакомую Тарану фигулину.

— Я ее все время с собой ношу…

— Тогда нам здесь больше нечего делать. В лифт!

Только тут Таран заметил, что господин Антон, которого вроде бы охраняли бойцы, держится несколько неуверенно. Во всяком случае, не так, как положено большому боссу.

Впрочем, размышлять, что и как, было некогда. Должно быть, все-таки тот, кто сидел у телекамеры, заметил некое несоответствие в поведении босса и его «охраны», почему-то состоявшей из «мамонтов». Взвыла сирена!

С дальнего конца коридора послышался топот многочисленных ног.

— На пол! — заорал Ляпунов. — К бою!

Все, в том числе и Аня, и господин Антон, попадали на пол. Пять или шесть темных фигур выскочили откуда-то из-за угла.

— Огонь! — рявкнул капитан, и семь автоматов выпустили целую тучу пуль. Двое или трое мешками повалились на пол, остальные отскочили обратно за угол. Сразу после этого оттуда ответили, наугад направленная очередь ударила в стену и потолок, полетели куски известки и штукатурки, а в коридоре, где находилась «Раболатория», испуганно завизжали сразу несколько женщин. Вместе с тем с той же стороны затопотали ботинки. Юрка сразу понял, что это та команда вернулась, которая ловила его на подземном заводе. Он сдернул чеку с «РГД-5» и не глядя метнул за угол. Ба-бах!

— Справа! — крикнул Ляпунов, и двое «мамонтов» броском перескочили в коридор «Раболатории», пока еще там не очухались от взрыва гранаты. Юрка не видел, что там было, потому что спереди, из дальнего конца коридора, несколько запоздало стреканул автомат. Должно быть, тамошние люди пытались поймать «мамонтов» на перебежке, но не успели. Юрку это заставило потеснее прижаться к полу, так что он только услышал, как в коридоре «Раболатории» простучало несколько длинных очередей.

— Подствольники! — скомандовал Ляпунов, и еще двое, у которых на автоматах были подствольные гранатометы, грохнули из них по дальнему концу коридора, ближе к углу, из-за которого строчили. Бух! Бух! — две оранжевые вспышки сверкнули там, куда долетели гранаты. Осколки, рикошетируя от стен и сводов, наполнили его диким мяуканьем, из-за угла выпал сперва автомат, потом человек, еще кто-то истошно завопил, должно быть, получив немало осколков.

Сразу после этого из коридора «Раболатории» прыжками вылетели оба «мамонта», наводившие там порядок, и заорали:

— Ништяк!

— Хорош воевать! — заорал Ляпунов. — В лифт, биомать! Ходу!

Аня ухватилась за Юркин локоть, трое «мамонтов» сцапали за локти господина Антона, и вся толпа дружно вломилась в лифт. Двери тут же задвинулись, а Ляпунов заорал на теперь уже откровенно трясущегося Антона:

— Живо ладонь!

105
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru