Пользовательский поиск

Книга Против лома нет приема. Содержание - У МАГОМАДА СВОИ ПРОБЛЕМЫ

Кол-во голосов: 0

— Пролезешь? — шепотом спросил Юрка.

— Попробую… Если подсадишь…

Таран подсадил, то есть взгромоздил увесистую девицу на плечи, и оттуда она осторожно — даже фанерой не брякнув, что удивительно, — влезла в короб. Конечно, не замедлила произнести хоть и шепотом, но брезгливо:

— Там столько пыли… Я чихать буду!

— Если хоть раз чихнешь громко, — пообещал Таран, — я тебе нос отгрызу!

Юрка вовремя вспомнил, что пакет с долларами остался на столе, вернулся за ним и передал его Полине. Сразу после этого он уцепился за края проема и, не произведя лишнего шума, подтянулся наверх, а затем задвинул на место фанеру. Она все-таки чуть-чуть брякнула. Тарану это показалось прямо-таки грохотом, но на самом деле никто этого бряка не расслышал.

Дело в том, что в это самое время Василиса, чуя, что босс неотвратимо приближается к двери, за которой она заперла Юрку и Полину, всеми силами и средствами пыталась переключить его внимание на другие помещения. Благодаря каким-то неизвестным Тарану законам акустики после того, как они с Полиной залезли в короб, слышимость резко улучшилась.

— Магомад Хасанович, — с великим подобострастием про— изнесла Васька. Я тут вспомнила, что в восьмом номере один друг нашего Виктора Сергеевича случайно разбил в туалете зеркало… Может, туда пройдем, посмотрим?

— Конечно, пройдем девушка, какой разговор? Но это восьмой номер, а мы еще седьмой не видели. Давай, отпирай, пожалуйста…

— Седьмой? Магомад Хасанович, а можно не ходить? Я там сама ночевала, очень извиняюсь. И не прибралась немножко… Стесняюсь…

— Какая ерунда, слушай! Чего стесняешься? Если трусы грязные валяются это не страшно, если презервативы на полу лежат — тоже ерунда. У тебя там что, любовник прячется, да?

— Может быть… — пробормотала Васька, явно не соображая, что несет чушь.

— Э-э, что говоришь, дорогая? — удивился Магомад. — Что значит, «может быть»? Ты что, точно не знаешь, есть у тебя любовник или нет? Или ты просто очень хочешь, чтоб этот любовник возник там, как джинн из кувшина?

— Наверно, так…— Василиса сейчас явно не тянула на Премудрую. Уж та бы так по-дурацки себя не вела!

— Странная девушка, верно? — с не очень доброй усмешкой в голосе произнес Магомад. — Нарчу, помоги открыть, пожалуйста!

В коридоре завозились, должно быть, охрана Магомада выстраивалась в предбоевой порядок.

— Эй, — весело позвал новый хозяин. — Любовник! Как тебя звать, а? Выходи, слушай, мы добрые люди. Мамой клянусь, ничего плохого делать не будем.

— Не смогут они…— пролепетала Василиса. — Я так заперла, только снаружи можно открыть.

— Они? Что ты говоришь, дочка? Не один любовник? У вас, русских, так бывает? Валлаги, обалдеть можно! Ладно, девушка, открывай дверь и входи первая.

Васька, судя по всему, дрожащими руками еле-еле попала ключом в замочную скважину. Щелк! — замок открылся, и Василиса, сделав несколько робких шажков запросто могла подумать, что Таран ей первую пулю подарит! — вошла в номер.

Следом за ней через коридорчик под коробом, где, затаив дыхание, скорчились Юрка и Полина, толпой ворвались три или четыре телохранителя. После этого в номере начали открывать дверцы шкафов, заглядывать в ванную и туалет, передвигать мебель, шелестеть шторами и постельным бельем. Даже окно, закрытое изнутри на шпингалеты, зачем-то открыли — короче, провели полный шмон.

— Никого нет, Магомад-ага, — с некоторым удивлением пробасил кто-то из телохранителей.

— Сам вижу, — пройдя в комнату, произнес хозяин. — Но люди здесь были. Какие люди, а? Сколько? Скажи, не стесняйся.

— Двое их было… — еле ворочая языком, ответила Василиса.

У МАГОМАДА СВОИ ПРОБЛЕМЫ

— Уже хорошо! — подбодрил Магомад. — Дальше, пожалуйста.

— Ну… Ночью прибежали откуда-то… — выдавила Васька. — Наверно, через канаву под забором пролезли. Парень и девка. У парня пистолет был, у девки какой-то пакет. Попросились заночевать. Я испугалась и пустила.

— Правильно сделала, конечно, — совсем по-отечески произнес Магомад. Пистолет — дело серьезное. Могли бы застрелить, наверное. Ладно. Значит, ты их пустила, они тут спали и любовью занимались. Почему милицию не вызвала?

— Они меня с собой уложили…— плаксиво сказала Васька, будто ночью подверглась жестокому изнасилованию. Не будь ситуация достаточно серьезной, Таран непременно заржал бы. Но сейчас он даже дышать старался пореже.

— Вах! Очень некультурно… Они мусульмане были?

— Нет, русские вроде бы.

— Нехорошо. Христос вам вроде бы многоженства не разрешал. А тут даже прокуроры по две девочки сразу снимают… Эта, которая с парнем была, не возражала?

— Нет… Она ему помогала даже.

— Очень аморальное поведение. В старое время за такие дела на комсомольском собрании прорабатывали. Значит, тебя изнасиловали, овечку невинную?

Это прозвучало у Магомада отнюдь не по-доброму. В спокойных иронических словах чуялось жесткое: «Ты долго будешь мне, старому волку, лапшу на уши вешать?»

— Ну, не совсем изнасиловали… Заставили, короче.

— Понятно. Так, значит, ты их заперла, чтоб они не убежали, а потом пошла в милицию звонить, но случайно не дозвонилась?

Магомад явно издевался. И Василиса сразу поняла, что надо менять тактику.

— Нет! Не так все было. Мы проспали до полудня, а тут дед позвонил, сказал, что вы едете. Ну, я и велела им сматываться. А уже поздно было. Вот и решили, что я их запру, а сама пойду вас встречать. Понадеялась, что вы сюда не зайдете…

— Вот это похоже на правду. Ну, а куда же они девались, дорогая-золотая?

— Понятия не имею… — вот тут Васька была совершенно откровенна. — Может, сумели как-то замок взломать?

— И потом его обратно закрыть? — саркастически произнес Магомад. — Очень неубедительно. Маленький секрет открою, девушка. Я когда-то был молодой, глупый, немножко воровал. И в замках кое-что понимаю. Так вот, ты была права, когда сказала, что такой замок изнутри открыть нельзя. Когда я в СИЗО сидел, у нас в камере почти такой же был. Снаружи можно отпереть, а изнутри — нет. Вряд ли ты их выпустила — иначе бы не волновалась так сильно, когда мы сюда пришли. Но тогда что получается? Окно изнутри закрыто, дверь снаружи, форточки нет. В туалете нормальный унитаз, а не очко — не пролезешь. В полу люков нет, в потолке тоже нет, кажется… Или твои друзья невидимки, или они сквозь стеньг могут проходить. Так только в кино бывает, верно?

— Да-а… — пробормотала Василиса.

— Ладно, — вздохнул Магомад, — хорошая ты девушка, но глупая. Собирай свои вещички — и за ворота. Ты тут больше не работаешь. Нарчу, проводи, пожалуйста.

Пожалуй, Василиса была готова ноги целовать Магомаду за такое милостивое распоряжение. Какие там расчеты? Ноги бы отсюда унести… Впрочем, Таран понимал, что Магомад вряд ли ее так просто отпустит. Мало ли куда ее должен проводить этот самый Нарчу… Относительно своей собственной судьбы Таран как-то не подумал, но догадывался, что до благоприятного исхода дело еще не дошло.

Когда шаги Василисы и сопровождающего ее Нарчу стали удаляться по коридору, Магомад сказал, обращаясь к охране:

— То, что эта глупая девушка не может у меня работать, — это однозначно. Но вот могут ли у меня работать такие телохранители, которые не могут найти двух людей в запертой комнате, — это тоже вопрос… Я лично уже знаю, где они спрятались. И хочу, чтобы вы за пять минут догадались тоже. Если никто не придумает — всех уволю. Если хоть кто-то покажет правильно — все останутся. Асият, засекай время! Время пошло!

Вообще-то Таран подозревал, что все это чистой воды психологический трюк. Во-первых, речуга была произнесена по-русски, то есть с явным расчетом на то, что ее поймут те, кто, как справедливо предполагал Магомад, спрятались где-то в комнате. Эти самые спрятавшиеся подумают, будто Магомад их уже вычислил и через пять минут даст своей своре команду «фас!». Они либо попытаются выскочить, либо просто сдадутся с перепугу.

58
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru