Пользовательский поиск

Книга КЛЕЙМО ЧЕРНОБОГА. Содержание - Ленинградская область, Лужский район, посёлок Степановка. Приблизительно в то же время.

Кол-во голосов: 0

– Вам все равно придется проехать к нам. Посмотрите фотографии, фоторобот сделаем, может и вспомните. Вот я вам адрес напишу и кого спросить, поедете прямо сейчас.

– Хорошо, надо – так надо, – кивнул Навосвет.

– А с саблей-то что?

– Так я отказался. Не получилось бы у меня печать такую сделать, гравировку на лезвии – запросто. А вот с печатью с этой геморроя много, некогда мне было над ней сидеть. Я так и сказал: пусть у других делает. Тем более, саблю он просил боевую, с заточкой, уж явно не для того, чтоб на стенку повесить. А на фехтовальщика он как-то не похож был. Я и побоялся, скажу честно. Можно было бы печать такую сделать, только подумал, зарежет кого-нибудь, так ведь и мне потом достанется. Во как! Как в воду глядел!

– А звали то его как?

– Да не помню я. Звали его как-то странно… Не помню. Не имя обычное было, а погоняло. И какое-то, знаете не стандартное скиновское, типа Партиец там, Фюрер, НС Варриор, а бессмысленное какое-то.

– Ну постарайтесь вспомнить!

– Уж год прошло… Хотя… – Навосвет быстро начал листать страницы своей потертой тетради. Сыщики ждали. – А, вот, смотрите-ка. Записал. И телефон есть. Мокшан его звали. Как мороженое у нас, знаете, Мокшан. Вот – телефон он оставил.

Оба сыщика кивнули. Мокшан – не только мороженое. Это еще и городок в Пензенской области. Телефон они переписали, и Слепов сразу же позвонил в Управление, и передал номер для установления личности таинственного любителя холодного оружия. Все сведения о нем пообещали дать через пару часов.

– Да, и еще, продолжил Навосвет, – я спросил его, сабля зачем нужна. Ну, сами понимаете, это специфика производства. Если для исторического фехтования – там центровать по-особому надо, по-настоящему. И уточнять – сабля азиатская или европейская, и век какой. Если для казачков липовых шашку, на парадах их клоунских сверкать, там центровка особенная не нужна, зато форму четко держать надо. А он мне ответил: мол, для коллекции доценту одному. На стенку вешать. Только обязательно, чтобы обоюдоострая боевая заточка и центровка. Мол, доцент любит, чтоб все было по-настоящему. Разбирается, то есть, как чего. Я думаю, как же, доценту. Овчинка выделки не стоит. Вот, и отказался. Да он и мне и ответил: ну ладно, мол, я тогда сам выточу. Ну, это у нас сейчас не проблема. Конечно, выточить это одно, а я все-таки кую. А выточить саблю на станке-то – вообще плевое дело. Я еще подумал – ну и точи сам, и печать свою делай, я в это дело впутываться не буду. И доцент этот обойдется.

– Доцент… – пробормотал Владимир.

Неожиданно телефон Слепова громко заиграл «Полет валькирий». Звонил начальник криминальной милиции Сан Саныч Никодимов. Это было что-тоиз ряда вон выходящее. Он мог позвонить на мобильный, если случилось что-то серьезное.

– Здорово, добрый молодец. Был ли сегодня ты в Лужском районе, село Степановка?

– Три часа как оттуда. Напал на след, товарищ полковник. Работа ведется, сегодня к вечеру представлю подробный отчет о проделанной работе.

– Напал на след? Ну и что за след такой?

– Все подозрения падают на пензенского скинхеда Всеволода Ведонцева. То есть версия, по которой я работал, по скинхедам, оказалась самой верной. Более того, неделю назад он бежал из-под стражи и уже объявлен всероссийский розыск.

– Ну, умничка. Поступил анонимный звонок. В Степановке твоей два часа назад Палач напал на парня.

У Слепова широко открылся рот.

– Что молчишь? А? Шементом дуй туда! Бригада уже выехала! Я сказал, чтобы труп не забирали, полюбуйся. Сергеев, начальник оперативно-следственной группы вашей, тоже поехал.

И швырнул трубку.

Ленинградская область, Лужский район, посёлок Степановка. Приблизительно в то же время.

Палач остановился за несколько шагов от Ивана Сергеевича и брызнул ему в глаза солнечным зайчиком от сабли.

– Жаль, жаль. Я действительно не хотел вас убивать, это никому не было нужно. Я потому так и рассчитал, чтобы когда вы сюда пришли, мы с Костей уже были далеко. Но теперь сами понимаете – придется мне и вас собой забрать.

– Почему именно мы?

– Так же возопил Христос к Отцу своему. И не дождался ответа. Не дождетесь и вы. Так надо! Простите. И прощайте. – И Палач молниеносно рубанул саблей сплеча. Старик, чуть двинувшись, наклонился и поднырнул под удар. Не веря своим глазам, убийца взмахнул отножным ударом, снизу вверх. Но Иван Сергеевич так же расчетливо пригнулся в другую сторону, и клинок опять пролетел мимо.

– Тебя тренировали мои ученики, щенок! – улыбнулся дедушка. И плюнул в глаза Палачу густым шлепком слюны. Тот сморщился, зажмурился и суетливо рубанул саблей воздух.

И молниеносно вытащил Иван Сергеевич из задних кармашков два небольших ножичка, чуть больше ладони. Левой рукой сильно метнул первый – и он по рукоятку погрузился в живот убийцы. Тот отшагнул, а старик кубарем, мягким кувырком через плечо, бросился под ноги ошалевшему Палачу, резанул его по руке, по ребрам и, оказавшись уже за спиной, несколько раз сильно ткнул в почки.

Ножи были маленькие, но очень острые, из специального сплава, 80 единиц прочности, кровь начала течь из расходящихся ран густыми вишневыми потоками. Плоть мясными ошметками на глазах расползалась вширь и вглубь. Палач выронил саблю и бросился на старика выставив вперед голые кулаки. Вот она, яростная техника штурмового боя! Нельзя против него устоять, все он сметет, разворотит на своем пути! Четыре удара в секунду: левая нога в прыжке в грудь, правая нога в живот, левая нога в голень и одновременно: правая рука наотмашь, левая прямой, правая двойкой в печень и голову! Нельзя ни увернуться, ни отступить! Только контрнаступление, только прямая атака на атаку, удар на удар! И дедушка бесстрастно рванулся вперед, вытянув вперед вооруженную руку и вобрав голову в плечи, продрался сквозь шторм ударов, взрезая врагу кисти и предплечья, и, наконец, извернув правую руку, так что локоть был направлен вверх, а большой палец вправо, вонзил ножичек противнику сбоку в кадык. И сразу опять легко кувыркнулся в сторону.

Палач по инерции сделал несколько последних свирепых ударов, скрючился и упал на землю. Иван Сергеевич подбежал к внуку, растер ему уши и сильно нажал между ребер туда, где находилось сердце. Костя открыл глаза. Дедушка подмигнул ему, и вернулся к хрипящему противнику. И улыбаясь, смотрел ему в глаза, пока взгляд Палача не ушел в небеса и не остекленел. Иван Сергеевич же сделал несколько звонков в милицию по своему старинному сотовому телефону и опять подошел к ошалевшему Косте, у которого жизнь медленно стала возвращаться в омертвевшие конечности.

– Деда… а что здесь было? Это ты его убил?

Дед кивнул.

– А как? – тут догадка сразу озарила Костю. – Значит, ты все-таки служил в спецназе?

Дед опять кивнул и добавил:

– Можно сказать, и сейчас служу. Я почти во всех спецподразделениях города инструктирую бойцов по рукопашному бою. Школу я очень хорошую прошел, сейчас так не готовят.

– А почему у тебя в документах написано: войска связи?

– Да раньше это не афишировалось. Никто и не знал, что существует такая организация как ГРУ. Это сейчас про нее во всех газетах трубят и интервью у разведчиков берут. А раньше про СМЕРШ толком ничего знали, боялись только. А были и еще совсем секретные организации, о которых тебе знать не обязательно. Так что пусть я останусь связистом. Сейчас опергруппа подъедет, я уж скажу им об этом, но я думаю, дальше них эта информация не пойдет. Генерал сам мне только что обещал.

Тут еще одна страшная мысль посетила Костю. Значит, выходит, своего обидчика Абу убил именно дед. Да еще и мастерски это скрыл! То есть тогда вечером, дед не побрел пьяной походкой в туалет, а, накинув плащ-палатку, добежал до азербайджанского квартала, располосовал Абу на запчасти и вернулся домой, как ни в чем не бывало!

Но парень ничего не сказал о своих размышлениях деду. Пусть все будет именно так, как услышал следователь. Пусть будет так: пьяный дед вышел во двор, а зарезали бандита соплеменники. Да и откуда у престарелого связиста такие навыки обращения с холодным оружием?

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru