Пользовательский поиск

Книга КЛЕЙМО ЧЕРНОБОГА. Содержание - Там же, через двадцать минут.

Кол-во голосов: 0

– Да-да, что-тотипа этого.

Неожиданно что-тоекнуло в сердце у Влады. Как-то много совпадений сразу всплыли в один миг. И община «Навий Свет», чьи книги по славянской культуре Сева привозил и раздавал всем молодым соратникам для просвещения. И отрубленные головы. И эти участившиеся в последнее время командировки в Питер. И даже то, что на самом деле совсем неизвестно, за что именно Севу посадили. Быть может – спасение четверых молодых скинов – жалкая сказочка, чтобы не травмировать психику Влады? И как бы она этими своими мудрыми расследованиями не навредила Севе. Ведь всем этим знаниям научил ее он. Хорошо же она отплатит за это своему учителю! Своему любимому человеку!

Но к счастью, сыщики не стали допытываться, кто же научил Владу всем этим премудростям. Они сразу отошли в сторону и тихо заговорили, размахивая руками. Минут через пять Шнырков подошел и дал распоряжения:

– Так, ребята. Всем вам огромное спасибо, а в особенности – тебе, красавица. Теперь все встанет на свои места. Давайте я вас отвезу по домам, а нас с тобой, Алексей, ждут великие дела.

– Мы тоже хотим великие дела, – протянул Костя.

– Для вас они на сегодня закончились. Впрочем и для тебя, Алексей, видимо, тоже. Мы уж теперь с капитаном Слеповым сами разберемся с этим «Светом» по старой памяти. А вам, ребята, еще раз – спасибо! – и по домам. Давайте я вас подброшу. Алексей, по коням. Садись к моим бойцам.

– Я пешком дойду, – отказался Костя. Он решил зайти в магазин, купить бутылочку пива и спокойно обдумать происходящее на скамейке у берега реки: он чувствовал, что его начинало трясти от избытка впечатлений, и страшно не хотелось, чтобы это увидела Влада.

Леха попрощался с Костей, чуть приобняв его и похлопав по спине, пожали руки Слепов и Шнырков. И даже Влада подошла, и ласково коснулась его чуть повыше локтя, что дало просто дикий заряд. Вскоре машины умчались вдаль, и парень побежал по полю к деревне, даже не догадываясь о том, какая опасность там его подстерегает.

Влада же чувствовала себя запутанной. Она ехала в джипе, глядела скозь бритые затылки на красоту суровой северной природы и думала. Вся эта история была и интересной, и страшной. Костя был с одной стороны неплохим парнем, а с другой – и пальца Севиного не стоил. Но ведь она же не в монастырь приехала! И Сева не был бы против знакомства с этим Костей. Ей нужно общаться с ровесниками, заводить друзей! Пусть не любить, но просто – друзей! Не умирать же в тоске за пяльцами!

Так что все она делает правильно. И разоблачает тех, кто дискредитирует те идеи, за которые боролся Сева. Не должны страдать невинные! Русский народ беспощаден к врагам, но великодушен к слабым! А убить дочь алтайца – нарочно ли, по незнанию ли – это преступление. И совершивший его должен понести кару.

Влада точно бы промолчала, если бы убиты были наркоторговцы или насильники, но девчонки, ее ровесники… Она все сделала правильно.

И Сева бы ее поддержал. Наверное.

Там же, через двадцать минут.

Костя, выпив баночку «Невского», привел свои мысли в чувство. Конфликты были разрешены. Теперь ему, равно как и дедушке, бояться некого. Более того, отношения с Владой вышли на следующий уровень! Он доказал, что может себя вести как настоящий мужчина, и она с благодарностью это приняла. Да… Влада – вот это девушка!…

Костя прошел через поле, нырнул в зеленую дырку в кустах и мечтательно задумался, проходя через редкую лесную опушку. Только дорогу ему преградил крепкий усатый мужчина с длинным рюкзаком за плечами, вроде тех, в которых носят спиннинги или разобранные палатки.

– Здравствуй, Костенька, – сказал мужчина.

– Здрасте, – ответил Костя, улыбнувшись. Настроение у него было прекрасное.

– Далеко ты от нас убежал, да только зачем? – Мужчина тоже широко улыбнулся в ответ.

– Не понял, – насторожился парень. Хотя добродушный весельчак и не предвещал ничего плохого, в паху заныл холодок страха.

– А чего ж тут понимать-то, родненький? Тебе папинька твой почтенный про нас рассказал? Про Палачей? Мы же письмо тебе написали, в почтовый ящик бросили. Не ты почту вынимал? – и мужчина вынул из заплечного рюкзака сверкающую на солнце саблю.

– А меня-то почему… Я же не кавказец, не китаец! Я русский! – затараторил Костя. – А что нос у меня с кривинкой, так это он сломанный, я в детстве с качелей упал! И фамилия у меня не еврейская, а польская – Мазуркевич! У меня предок был Анжей Мазуркевич, шляхтич Речи Посполитой, он России служил, это от него фамилия!

– Все это понятно, Костя. Я тебя за нерусскость и не собираюсь убивать.

– А… зачем тогда сабля?

– Я тебя, Костенька, совсем по другим причинам собираюсь убить. И по каким – знать тебе не обязательно. Уж очень серьезные силы здесь замешаны. А ты – цветочек, который в смерч попал. Смерч и не заметит, что сорвал. Но сворачивать ради тебя он тоже не будет.

Тут у Палача затрещал телефон. Он ловко выхватил трубку.

– Да. Здорово, начальничек. Представь себе. Передо мной стоит Костенька… Поздно. Поздно, Доцент. В газетах прочитаешь. Сам виноват, старый Бульдог. Пока. Без головы его увидишь. – И швырнул трубку в карман.

Костя обездвижел от ужаса.

– Но мне тебя нисколько не жалко. После твоей смерти, ранней, не спорю, страна ничегошеньки не потеряет.

– Потеряет, – шепотом пробормотал Костя.

– И что же она потеряет? Липового социолога с купленным дипломом? Общество смертельно болеет, как ты поможешь ему своими кабинетными диссертациями?

Костя пытался что-то ответить, но сказать, в общем-то, было нечего. Палач совершенно точно воспроизвел его мысли и мечты.

– Или беда в том, что страна лишится развратника-альфонса, неспособного на нормальное потомство? Верочку-то помнишь, красавицу? В понедельник ты ее выпроводил, а? Уж как она плакала-то, Костя! Таблеток наглоталась в тот же день. Еле в реанимации откачали.

– Я больше не буду!! – завопил Костя. – Я встретил девушку, Владу, я люблю ее по-настоящему! У нас будет семья, дети!

– Нет, Костя, чудес не бывает! Ты так же будешь ей изменять, волочиться за юбками, и даже слезы жены и детей тебя не остановят. Пусть лучше эта бедная девушка найдет себе кого-нибудь попорядочней. Человека, который бы о ней заботился в реальной жизни, а не на словах.

– Я по-настоящему…

– Поздно, Костя. Вся прожитая тобой жизнь бесполезна, и я не верю, что именно сегодня, после нашего с тобой общения что-то изменится. – У Палача были серые глаза, холодные и большие. – Больно совсем не будет, я обещаю. Чик! – и все. Ты не бойся, Костенька, так надо. Давай, давай, дорогой. На коленку лучше опустись и голову наклони. Ну-ка…

Костя, зачарованный размеренным голосом и добрым взглядом незнакомца, чуть было не бухнулся на колено, но в последний момент оцепенение прошло. В голове заметались беспорядочные мысли «бежать», «куда», «кричать»… Палач почувствовал это, и начал наступать, поигрывая саблей.

– Вот это ты зря, Костя. От судьбы не убежишь. Давай-ка, голову наклони, больно не будет. – И тихонько, завораживающе, запел. – Полно вам, снежочки на талой земле лежать, полно вам, казаченьки, горе горевать…

И уже в тот миг, когда Костя, как ягненок на заклании, хотел опустить голову, обнажая шею, сзади и-за кустов кто-то закричал:

– А ну что вы там делаете?

– Да так, разговариваем, – ответил Палач, приподнимая саблю на излет.

– А ну-ка отойди от него, говорун, а то сейчас живо милицию вызову!

Костя пробудился от оцепенения, и только попытался ретироваться, как Палач подошел к нему вплотную, быстро сунув саблю в заплечный мешок.

– Видишь как, Костя, выходит. Значит, придется тебе ехать к нашему поволжскому другу Мокшану с головой на плечах. Там тебе ее он и снимет. Любит он это дело. – И усач быстро прыгнул на Костю и сильно надавил ему на болезненные точки на голове, спине и горле. – Вот так. Сейчас мы тебя на автомобильчике быстренько довезем.

36
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru