Пользовательский поиск

Книга КЛЕЙМО ЧЕРНОБОГА. Содержание - Санкт-Петербург. Вечер, затем утро.

Кол-во голосов: 0

– Ты – жалкая сморщенная сука, – говорит брезгливо Сева, держа Жору на вытянутых руках, машина приплясывает на колесах. – В пятницу ты принесешь Владе букет роз и десять тысяч рублей в маленьком конвертике.

– Да, – бормочет Жора, изгибая шею.

– А завтра извинишься, встав на колени.

– Да…

– А это – чтоб не забыл! – Сева быстро (вот в чем дело – в быстроте) отпускает Жору и швыряет на землю. Тот падает с высоты капота и грузно, плашмя, распластывается в куче свежей земли. – Забудешь – голову отрублю! – Сева прыгает в сторону, и, вытираясь платочком, идет в сторону гаража, к Владе. – Я же говорил: гуляй! Зачем смотрела? Теперь ночью расстраиваться будешь.

– Спасибо, Севочка.

– Тебе спасибо. Если бы не ты, то…

– Прекрати! Ты спас меня, и если бы не ты, то не знаю, что и было бы. Только скажи, почему ты мне поверил? Вдруг я бы тебя обманывала…

Сева покачал головой и обнял ее.

– Все будет хорошо.

И Влада заплакала, глядя через крепкое плечо Севы на разбитую машину и четверых гопников, медленно начинающих подниматься из грязи.

С тех пор Влада и Сева не расставались. Он учил ее всему, что знал.

– Влада, мне просто на самом деле больно даже не то, что моя Родина перестала быть самой сильной. Она стала самой парашной, и все это понимают. Знаешь, был раньше такой народ у нас – вантарцы. Где была граница с буртасами, только на севере. У них холод был постоянный, леса да болота. Ну не в том дело. Они жили в землянках, и нужник у них был в этих же землянках, и скот – там же. Может быть, гаже народца нигде на земле и не было. Зато бог их был – Вантар. Богиня – Ванта. Они поклонялись сами себе. Когда надо было человеку молиться – он матери своей молился. Или жене. И считали они себя богами. И ничего им было не надо – кроме своего счастья. Я и нам того же хочу. А то сейчас мало того, что чтим себя за говно, так и молимся даже не вражьим идолам, а самим врагам: ниггерам, чуркам да жидам! А Родина, Русь – где она? Забыли!

– Сева, ты так говоришь…

– Как?

– Как будто тебя по телевизору показывают.

– Мне такие ассоциации безразличны. Ты же знаешь, я, правда, люблю свою страну и свой народ, и постараюсь все сделать, чтобы хоть что-тоздесь улучшить.

– Я все это понимаю.

– Да нет, нет! Ты понимаешь, конечно, но не чувствуешь! Вот рэпперов мои парни бьют, зачем, думаешь? Иначе те никогда не поймут, что ниггерская культура губит нашу. Пусть она останется их культурой, негров в Африке. Пусть они слушают свой гангста-рэп в своих черных кварталах! А мы-то при чем? Мы их не угнетали, в рабство не продавали. Россия всегда негров жалела и помогала. Только дружба дружбой, а табачок – врозь. Пусть живут в своей Африке. Пусть иногда в гости к нам приезжают, Кремль посмотреть, а мы к ним – на сафари. Но жить тут и потомство свое гадкое плодить не надо, девчонкам головы дурить. Не надо устанавливать моду на негров! Наша задача – объяснить, что черным быть не модно!

Я вот как считаю – всех русских людей можно разделить на два пути, – он вытянул свои крепкие руки, – путем открытой борьбы следую я. Там на разных ступенях стоят борцы разного уровня. Скины, футбольные хулиганы, командиры их – на первой ступени. Писатели, журналисты, издатели, музыканты, чьи идеи услышат тысячи – на второй ступени. Лидеры партий, депутаты, отстаивающие интересы Русского народа – на третьей ступени. Чуть повыше их – предприниматели, которые своими капиталами делают то же самое. И наверху – настоящие вожди, правители, президенты, приказа которых достаточно, чтобы взять дерзкий народ и за сутки вывезти за Северный круг.

– А что за второй путь?

– Путь скрытой борьбы. Здесь стоят обычные русские люди. На первой ступени – лишь те, кому не нравится, что его страна вдруг превращается в Азербайджан. На второй – те, кто может открыто возразить хаму-иноземцу. А на самом верху – Герои, родившие и воспитавшие четверых русских детей. И я начал понимать, Владочка, что победит наша страна не усилиями скинов, крушащих палатки хачей. Победит она когда каждая семья просто родит и воспитает четверых русских детей… Конечно, это тяжелей, чем прошибить череп негру, тяжелей, чем малевать свастику на синагоге… Но победим мы только так… И самый наш страшный враг, которого во что бы то ни стало надо одолеть – это мы сами, наше пьянство, наша лень, наша трусость. И когда мы победим этого врага, то все прочие разбегутся сами как мерзкие тараканы.

Кончено, есть и третий путь. Пассивный. Смотреть «Аншлаг», умиляться таджиками-дворниками, жрать водку и прочее… Но этот путь приведет к смерти не только тебя, но и всю страну, всю нацию.

– Сева, ты меня любишь?

– Понял, понял, девочка моя. Да не бойся, так, нашло что-то. Люблю.

– Больше всех на свете?

– Больше всех на свете.

– А ты же мне совсем недавно говорил, что ты Россию любишь больше всего, даже больше жизни, и что если надо будет, то жизнь за нее отдашь, не раздумывая!

– Говорил и так. И еще скажу, и сделаю. Не понимаю, к чему ты клонишь.

– И так ты говорил, и этак! Так кого же ты больше любишь: меня или Россию?!

– Влада, ты что?

– Нет, ответь! Для меня это важно!

– Ты что, ревнуешь меня к моей Родине?

– Пусть так.

– А к маме ты меня не ревнуешь? А к Земле или к Солнцу? Ты вообще понимаешь, что ты говоришь?

– Нет, ты опять философией занимаешься. Ответь на то, что я тебя спросила. Вдруг надо будет тебе выбрать: я или Россия. Кого ты выберешь?

– Ты понимаешь, что это все равно, что выбирать между сыном или дочерью, или даже матерью или отцом. Кого больше любишь? Кого первого убить? Не буду я отвечать. Вопрос задан некорректно.

– Нет, корректно! Корректно! Если вдруг, ну вдруг, надо будет выбрать! Только честно.

– Такого не будет, не доставай меня!

– Нет, ну вдруг, чисто теоретически!

– Хорошо. Я выберу Россию. Я ей нужнее.

Влада не обиделась. После этого она даже стала любить Севу еще больше, несмотря на его частые командировки как по работе, так и по своим, как он говорил «партийным мероприятиям». Понравился Сева и родителям девушки. Особенно отцу: тот увидел в камуфлированном парне, отслужившем, как и он сам, в ВДВ, что-тознакомое, и они долго сидели с ним на кухне и философствовали за батареей пивных бутылок.

И вот теперь, когда до переезда в северную столицу, осталось меньше месяца, она волновалась больше всего не из-за переезда или неизвестности: расстаться с родным городом ей было не так уж и жалко. Переживала она только из-за того, что Сева мог и не согласиться поехать с ней. Как раз и должно было выясниться: нужна ли она ему на самом деле? Она валялась на диване, катаясь с одного бока на другой, и мучаясь: когда сказать Севе, как? Какие лучше подобрать слова? И куда вообще Сева пропал?

Вдруг ее размышления прервал отец. Он, пошатываясь, вошел в комнату и многозначительно швырнул на диван газету со статьей, неаккуратно обведенной черным фломастером:

– Во! Смотри, совсем уже срам потеряли. В наше время такого не было.

«Московский комсомолец в Пензе.

Цыгане-извращенцы.

Как стало известно “МК”, насильники трое суток мучили жертву под крышкой люка.

Четырех насильников-цыган, в течение трех дней издевавшихся над молодой русской девушкой, повязали в среду на Центральном рынке оперативники Железнодорожного ОВД. Похитив свою жертву в районе поселка Черный Овражек, насильники удерживали ее в плену в канализационном коллекторе и насиловали, пока счастливая случайность не помогла несчастной сбежать.

16-летняя жительница Пензы Юля А., как каждая любая девушка нашего города, очень любила танцевать. И как у каждой девушки нашего города, ее самой сокровенной мечтой было посетить ”Фараон” – лучшую ночную дискотеку! И вот, наконец, долгожданный билет куплен, и Юля вместе со своей лучшей подружкой Катей П. вместе отправились на данс-пол в своих самых лучших нарядах. Парти продолжалось до полночи, вели красочное шоу специально приглашенные для этого московские ди-джеи Янкель и Удод.

Уже когда на часах стрелки достигли отметки ”три ночи”, девушки стали собираться домой. Денег осталось мало: откуда могут взяться большие деньги у простых школьниц с рабочего района? Решено было идти пешком, тем более что через цыганский поселок, где идти совсем не долго – минут пятнадцать и ты – дома. Позвонив домой по таксофону, и предупредив родителей, что они возвращаются, девушки вышли из клуба и отправились по ярко освещенной фонарями аллее. Откуда им было знать, что через мгновение их судьбы разминутся, как в прямом, так и в переносном смысле?

– Эй, Катюха, давай подбросим! – Закричал выпивший парень из оранжевой «восьмерки». – Все равно в одну сторону едем!

– Это кто? – спросила Юля у подруги.

– А, это Валерка, сосед. Нет, Валер, я с подругой.

– Ну и чего ж, все уместимся. Полезай, в тесноте, да не в обиде. – Подойдя к машине, девушки с изумлением увидели, что там уже сидит восемь человек.

– Да вы что! Мы не уместимся, вы сами там еле сидите!

– Давай-давай, уместимся!

– А ГАИ?

– Мы дворами поедем, там нет никого.

После долгих попыток Катя уместилась, но когда Юля кое-как влезла на колени скрючившемуся парню, стало ясно, что дверь с их стороны просто не закроется. Кате ничего не оставалось делать, как пойти пешком: деньги на такси она решила сэкономить.

И вот, когда девушка проходила по поселку Черный Овражек, чудом уцелевшему в спальном районе города, в соответствии со своим названием, погрязшему в ночной тьме, и до Проспекта Ветеранов, ярко освещенного фонарями, оставалось, казалось, несколько шагов, она вдруг услышала грубый окрик. Откуда было знать бедной Юле, что во дворе последней избы на корточках сидели двое цыган: Роман К. и Тахир Н., недавно освободившиеся из мест лишения свободы, где отбывали срок за незаконное хранение и распространение наркотиков. Они увидели спешащую в лучах месяца девушку, и их одурманенные мозги охватила животная похоть.

Не сговариваясь, оба обколотых переростка бросились к фигурке, уже выходящей из дебрей цыганского поселка. Подонки еще ни разу не прикасались к чистенькой русоволосой девушке. Словно обезумевшие самцы, набросились они на несчастную Юлю, заткнули ей рот грубыми немытыми ладонями и оттащили в темноту за дом, где только что балдели после дозы ханки.

Сломав юной даме нос, цыгане затащили ее в канализационный коллектор на улице Огарева. Как оказалось, под чугунной крышкой люка канализации кроме похитителей прятался еще один их приятель-цыган, так же, как и они, безработный, находящийся в федеральном розыске. Трое суток негодяи поочередно насиловали девушку. Утром они уходили на поиски очередной дозы, вечером возвращались и подкармливали обессиленную жертву гречневой кашей и котлетами.

Спастись девушке из плена помогла счастливая случайность. Просто один из случайно проезжавших по улице на машине таксистов вдруг почувствовал сильное желание облегчиться. Пристроившись по малой нужде у заборчика неподалеку от вентиляционного отверстия канализации, мужчина услышал доносящиеся из-под земли стоны. Это жертва насильников, услышав шаги у себя над головой, принялась молить о помощи. Ориентируясь по звукам, мужчина дошел до тяжелой крышки люка и помог выбраться девушке на поверхность (как оказалось, насильники могли не сторожить пленницу, поскольку приподнять чугунную крышку ей было не под силу). Родители освобожденной обратилась с заявлением об изнасиловании в ближайший отдел милиции, и оперативники повязали всех трех негодяев на Центральном рынке у ювелирного магазина.

Сейчас здоровье Юли идет на поправку».

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru