Пользовательский поиск

Книга И возьми мою боль. Содержание - Глава двадцать четвертая

Кол-во голосов: 0

– Это я уже знаю, – разозлился министр, – ну и что?

– Они приехали к ювелиру Науму Киршбауму и привезли часы, которые им предложил некто Сыроежкин. Эти часы принадлежали разыскиваемой девушке. Она сегодня ночевала в доме этого ювелира и затем убежала оттуда, так как пришедший со своим знакомым Сыроежкин начал угрожать ей. А группа Григория Мироненко, появившись у ювелира, потребовала указать место нахождения девушки. Они утверждают, что ее родные объявили награду за нее – сто тысяч долларов.

– Вот ненормальные, – хмуро констатировал министр, – а все потому, что они не верят в работу наших людей, Артюхов. Все поэтому.

– Мы считаем, что можем с полной уверенностью сказать, что девушка все еще жива, – закончил генерал, – и...

– Договаривай, – министр понял, что генерал хочет сказать нечто неприятное, – говори, раз начал.

Артюхов не любил врать. В работе он требовал ясности и четкости от своих подчиненных. И поэтому сам ничего не хотел скрывать.

– И... – добавил он, – теперь мы можем быть уверены в том, что девушку ищут и боевики Жеребякина. К сожалению, они могут выйти на нее гораздо быстрее нас.

– Ясно, – сухо произнес министр, – у тебя больше ничего?

– Мы оставили наших людей у квартиры Киршбаума, – сообщил Артюхов, – засады оставлены также у офиса компании отца девушки на улице Вавилова. Мы попросили московскую милицию усилить контроль за станциями метро, за вокзалами и аэропортами. Но, по нашим данным, там она вряд ли появится. У нее нет паспорта.

– Это сейчас не проблема, – мрачно заметил министр. Ему было неприятно это говорить, но он знал, что при желании и за большие деньги можно купить любой паспорт. – Держи меня в курсе, – закончил министр, – звони в любое время. Я буду на даче. Если найдешь девушку, можешь меня разбудить. Ты понял?

– Да, конечно.

– Уже третья ночь, – словно для себя вдруг сказал министр, – смотри, Артюхов, если она вдруг погибнет или с ней что-нибудь случится, мы с тобой слетим с таким треском, что потом нас и в дворники не возьмут.

– Понимаю.

– Ну-ну. Я и хотел, чтобы ты понял. До свидания.

– До свидания, – генерал положил трубку.

Министр встал. Вышел из-за стола, снял с вешалки свою фуражку. Он приезжал на работу в форме, показывая пример своим подчиненным. Надел фуражку и, обернувшись, посмотрел на свое пустое кресло. Стоял и смотрел целую минуту. А потом, кивнув пустому креслу, словно старому знакомому, немного сутулясь, вышел из кабинета.

«Если девушку не найдут, они предложат мне уйти в отставку, – подумал министр, знавший, как много у него врагов в правительстве. – Ну и черт с ними, буду на пенсии рыбу ловить. Хоть это они у меня не отнимут».

Глава двадцать четвертая

Когда Стольников в десять часов вечера приехал навестить раненого, там его уже ждал подполковник Цапов.

– Мы стали часто с тобой встречаться, ты не находишь? – без тени улыбки спросил Стольников, проходя к палате. – Меня будут обыскивать?

– Пошли, – мрачно сказал Цапов, – не паясничай.

Они вошли в палату. Увидев их, офицер вскочил.

– Ну что, капитан Ухов, – спросил его подполковник, – он пришел в себя?

– Приходил, – коротко ответил офицер. – Все время спрашивал какого-то Стольникова.

– Вот он пришел, – показал на Стольникова Цапов. – Может, мы его разбудим?

– Пока врача нет – нельзя, – замялся капитан.

– Тогда зови своего врача, – разрешил Цапов, и офицер выбежал из палаты.

– Он хотел с тобой поговорить, – показал на спящего Цапов, – видимо, хочет спросить тебя насчет дочери.

– У вас есть какие-нибудь новости? – спросил Стольников.

– Нашли ювелира, у которого она провела эту ночь, – пожал плечами подполковник, – но самой девушки нигде нет. За ней к ювелиру приехали совсем другие люди.

– Жеребякинцы?

– Не знаю.

– Кто их послал?

– Этого я тебе сказать не могу.

– Не хочешь или не можешь?

– И не хочу, и не могу.

– Что ж, откровенно, – кивнул Стольников.

В палату вошли врач и санитарка. За ними шел Ухов.

– Вы хотите его допросить? – изумленно спросил врач. – В таком состоянии? Он ведь лежит в реанимации.

– Нет, конечно, – успокоил врача подполковник, – он сам хотел спросить своего друга о дочери. Разбудите его, доктор, он будет очень переживать, если не поговорит со своим другом.

Врач недоверчиво посмотрел на них, потом недовольно буркнул:

– Халаты нужно надевать, когда сюда заходите, – и подошел к раненому. – Господин Махмудбеков, – дотронулся он до руки пациента, – вы меня слышите?

Ему пришлось повторить это несколько раз, наконец раненый открыл глаза.

– Вы слышите меня? – спросил врач.

– Да, – тихо ответил Махмудбеков.

– Вы хотели видеть своего друга. Он стоит рядом со мной, – врач показал на Стольникова.

Тот сделал шаг вперед.

– Слава, – сказал Исмаил, глядя на знакомое лицо.

– Я здесь, – наклонился над ним Стольников.

– Спаси ее, – выдавил раненый.

– Что?

– Спаси ее, – громче сказал непослушными губами Исмаил. – Найди мою дочь.

– Мы знаем, где она, мы ее найдем, – заверил его Стольников, – тебе не нужно много говорить. Это вредно.

– Найди ее, – упрямо повторил Исмаил Махмудбеков, устало закрывая глаза.

– Хватит, – строго сказал врач, – он очень ослаб.

Стольников вышел из палаты. За ним двинулся Цапов.

– Что за ювелир? – спросил Стольников. – На часы, что ли, вышли?

– Почти угадал, – ответил Цапов. – Но девушки, к сожалению, нет.

– Это я понял, – вздохнул Стольников. – Ладно, Костя, если что-нибудь новое будет, ты мне звони. Если это, конечно, не государственный секрет.

– Она пыталась продать часы, – хмуро сообщил Цапов, – ювелир сразу понял, сколько они могут стоить. Часы украл знакомый ювелира и пытался их продать. А в результате напоролся на бандитов, приехавших к ювелиру за девушкой. Они ее искали. И тогда ювелир пришел в милицию. Мы арестовали всю группу.

– Кто их возглавлял? – заинтересовался Стольников.

– Некий Григорий Мироненко. А почему ты спрашиваешь?

– Я одному из своих поручал насчет часов... – уклонился от ответа Стольников. – Думал, что, может, это он решил нанести визит ювелиру.

– Мироненко?

– Нет. Но не исключено, что он так или иначе связан с этим Мироненко, про которого я действительно знаю мало.

– Как зовут твоего знакомого?

– Это уже лишний вопрос, – поморщился Стольников, – ты же понимаешь, что я не скажу.

– Как знаешь, – Цапов повернулся к выходу.

– Костя, – позвал его старый друг. Он обернулся.

– Все должно было быть не так, Костя, – горько произнес Стольников.

Цапов хотел что-то сказать, но передумал, махнул рукой и пошел к выходу. Стольников посмотрел, как он уходит, и медленно пошел следом. Предстояла новая бессонная ночь и поиски девушки, которая то появлялась, вселяя надежду, то исчезала, вызывая панику среди ищущих ее.

Подполковник садился в машину, когда ему позвонил Матюшевский.

– Добрый вечер, – сказал он, – у нас важное сообщение. Вы можете приехать к нам?

– Прямо сейчас? – устало спросил Цапов. – Уже, между прочим, одиннадцатый час...

– Прямо сейчас. Я понимаю, что беспокою вас, но сообщение очень важное.

– Я буду у вас через двадцать минут, – согласился подполковник. – Неужели вы еще на работе?

– Все здесь сидим, – весело подтвердил Матюшевский. – Ваше дело, кажется, принимает скандальный оборот.

– Так я и думал, – пробормотал Цапов, – еду к вам.

Через двадцать минут он уже сидел в кабинете Максимова. Тот смотрел на него красными от бессонницы глазами. В кабинете присутствовали все сотрудники оперативного отдела бюро. В эти два дня они работали без отдыха, сутками напролет.

– Срочное сообщение из Азербайджана, – невесело сказал Максимов, когда сотрудники собрались. – Министерство безопасности Азербайджана передало сообщение в нашу ФСБ, а оттуда оно пришло и к нам. Подозреваю, что скоро о нем узнает и ваше начальство.

45
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru