Пользовательский поиск

Книга Загадка Лейтон-Корта. Содержание - Глава 28 Что произошло на самом деле

Кол-во голосов: 0

– Боже мой!

– Да, довольно удивительно, не правда ли? – спокойно продолжал Роджер. – Вряд ли стоит говорить, что это открытие заставило меня лихорадочно думать. Через пять минут все стало ясно. Конечно, некоторые детали оставались нерешенными, но основное предстало достаточно четко.

– Ты хочешь сказать, что догадался, кто была другая женщина?

– Вряд ли это можно назвать догадкой. Я сразу понял, кто это был.

– Кто же? – с неприкрытым интересом спросил Алек.

– Подожди немного. Я дойду до этого. Ну вот, я стал соображать и сопоставлять что к чему и получил довольно близкую к истине картину, как выглядел мужчина, убивший Стэнуорта.

– О! Значит, это все-таки был мужчина?

– Да, конечно. У меня никогда не было сомнении, что убийство совершено мужчиной. Ни одна женщина не могла бы выдержать такой схватки, которая произошла в библиотеке. Стэнуорт не был слабаком, а это свидетельствует о том факте, что его противник был сильным, крупным мужчиной, а следы под окном подтверждают, что он был высокий и плотного сложения. Судя по тому, как ловко все было подстроено, он должен был обладать не только умом, но и хитростью, а манипуляции с окном говорят о том, что он был хорошо знаком с решетчатыми окнами. Что все это нам дает? По-моему, очевидно.

Алек пристально смотрел на говорившего, внимательно следя за каждым словом.

– Мне кажется, я понимаю, куда ты клонишь, – медленно проговорил он.

– Я так и знал! – весело воскликнул Роджер. – Конечно было и другое, что предопределило окончательный вывод. Например, исчезновение следов. Это не было случайностью. И было сделано кем-то, кто понимал, что он делает. Кто слышал, как я сказал, что примерю все мужские ботинки в доме к этому следу. С самого начала это навело меня на мысль о Джефферсона, так как я сделал поспешный вывод, будто именно он выходил из библиотеки. После этого Джефферсон в большей или меньшей степени постоянно был у меня на уме.

– Я старался сбить тебя с этого пути, – слабо усмехнулся Алек.

– О да! Не твоя вина, что я так настойчиво за него цеплялся.

– Я пытался, если помнишь, чтобы ты не попал впросак.

– Да, я помню и должен сказать, очень хорошо, что ты это делал. Если бы ты постоянно не напоминал мне об этом, я мог бы высказать все Джефферсона более прямо, и получилось бы крайне неловко.

– Ну что же ты собираешься делать теперь, – медленно произнес Алек, – когда, по-видимому, наконец докопался до истины?

– Делать? Забыть, конечно! Я только что высказал свою точку зрения, когда сказал, что человек, убивший Стэнуорта, должен почитаться благодетелем общества. Так как подобное решение присяжных совершенно исключено, то лучшее, что остается, – постараться забыть об этом и считать, будто Стэнуорт покончил самоубийством, как полагают все окружающие.

– Гм! – произнес Алек, задумчиво глядя в окно. – Ты в самом деле в этом уверен?

– Абсолютно! – твердо сказал Роджер. – Что-либо другое в данных обстоятельствах было бы просто абсурдно. Не будем больше это обсуждать.

Последовала короткая пауза.

– Эта… другая женщина… – нерешительно произнес Алек. – Как ты мог с уверенностью установить, кто она?

Роджер вынул конверт из нагрудного кармана, открыл и осторожно извлек волос. Он положил его себе на колени и мгновение молча разглядывал. Потом неожиданным движением выбросил в окно.

– Вот гак! Весьма важная улика исчезла! – сказал он улыбнувшись. – Как определил? Прежде всего потому, что ни у кого другого в доме не было такого оттенка волос, не так ли?

– Думаю, что не было, – ответил Алек.

Последовала еще одна пауза, на этот раз более продолжительная.

Затем Роджер, вопросительно взглянув на своего спутника, непринужденно спросил:

– Алек, просто чтобы удовлетворить мое естественное любопытство, скажи, почему все-таки ты убил Стэнуорта?

Глава 28

Что произошло на самом деле

Мгновение Алек молча созерцал носки своих ботинок. Затем внезапно поднял голову.

– Собственно говоря, это не было убийством, – отрывисто произнес он.

– Конечно нет! – воскликнул Роджер. – Это была казнь по заслугам.

– Нет, я не это имел в виду. Я хочу сказать… Если бы я не убил Стэнуорта, он, вероятно, убил бы меня. В какой-то мере с моей стороны это было самозащитой. Сей час я все тебе расскажу.

– Хотелось бы послушать, что случилось на самом деле, если ты, конечно, считаешь возможным все рассказать, но я не хочу настаивать на откровенности в отношении… гм!.. в отношении другой леди в этом происшествии.

– Ты имеешь в виду Барбару? О, на ней это не отразится, и я думаю, что ты должен знать правду. Я собирался тебе все рассказать… в том случае, если ты узнаешь, что это сделал я, ну и конечно, если бы ты намеревался принять какие-нибудь решительные меры… Например, сообщить в полицию или арестовать Джефферсона. Поэтому я заставил тебя пообещать, что ты сообщишь мне, прежде чем предпримешь нечто подобное.

– Безусловно, – понимающе кивнул Роджер. – Мне теперь многое стало ясно. Например, почему ты действовал так неохотно, нередко буквально окатывал меня холодной водой; притворялся таким бестолковым и отказывался верить в то, что было совершено убийство, хотя, казалось, это не вызывало ни тени сомнения.

– Я старался сбить тебя с правильного пути. Я действительно никогда не думал, что ты узнаешь.

– Возможно, так бы оно и было, если бы меня вдруг не осенила значительность находки этого волоса на диване. После этого все предстало передо мной, будто в серии ярких вспышек, но даже тогда я не смог бы докопаться до истины, если бы в памяти не всплыли две картины, запечатлевшиеся в моем мозгу.

– Расскажи мне свою сторону дела, потом я расскажу свою.

– Хорошо. Как я сказал, этот волос был ключом всей разгадки. Сидя в саду, я машинально вынул его из конверта и стал разглядывать. И вдруг меня осенило, что это волос не миссис Плант и что по цвету он похож на волосы Барбары. И тут в памяти всплыла первая картина: Грэйвс сортирует почту как раз перед ленчем. В руках у него только три письма – все в абсолютно одинаковых конвертах с напечатанными на машинке адресами. Одно из писем было адресовано миссис Плант, другое Джефферсона и третье Барбаре. Загадку первых двух к тому времени я уже разгадал. Осталось третье. Добавь к этому плохо скрытое смятение Барбары на следующее утро и тот факт, что она без всякой видимой причины разорвала помолвку… Мне все стало ясно как день – Барбара тоже была в ту ночь в библиотеке, потому что по той или иной причине бедное дитя попало в когти Стэнуорта.

– Нет! – перебил Алек. – Это была…

– Хорошо, Алек, ты можешь рассказать, как было дело, когда придет время. Дай мне сперва кончить. Так пот! Зайдя так далеко в своих рассуждениях, я, конечно, задал себе вопрос: как это связано со смертью Стэнуорта и указывает ли на какого-нибудь определенною человека? Ответ был очевиден – мистер Александр Грирсон! Уверяю тебя, Алек, сначала я чуть не задохнулся от удивления, но, как только немного освоился с этой мыслью, все будто залило ярким светом. Стало понятным твое нежелание и постоянное стремление уклониться от дела. Припомнился и твой высокий рост, и крепкое физическое сложение… К тому же я вспомнил, что твой дом в Вустершире, где ты провел большую часть детства, изобиловал решетчатыми окнами, так что ты, несомненно, был хорошо знаком с их особенностями и трюками. Итак, до сих пор все совпадало.

– А как же следы? Мне казалось, что я проделал все очень искусно. Господи! Я помню, как ты буквально ошеломил меня, когда обнаружил, каким образом я вышел той ночью из библиотеки! Я считал, что это совершенно невозможно разгадать.

– Да, я пережил несколько затруднительных минут, пока не вспомнил, как ты побежал за своей трубкой, когда я разговаривал с шофером. Тут в памяти всплыла вторая картинами: перед глазами возникла цветочная грядка. Помнишь, ты ступил на дорожку в то время как мы с тобой пытались выяснить, кто находится в библиотеке? Ты старался разровнять свои только что оставленные следы. Старые и новые отпечатки ботинок оказались совершенно идентичными. Очевидно, подсознательно я обратил на это внимание, по в то время не придал значения.

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru