Пользовательский поиск

Книга Загадка Лейтон-Корта. Содержание - Глава 23 Миссис Плант рассказывает

Кол-во голосов: 0

– К дьяволу интуицию! – в справедливом раздражении воскликнул Роджер. – Ты не можешь противопоставить свою чертову интуицию доказательствам, которые я тебе только что представил!

– Но я это делаю, – просто сказал Алек. – Причем всякий раз осмотрительно учитываю детали.

– Тогда я умываю руки! – резко ответил Роджер.

Какое-то время они молча шагали бок о бок. Алек, казалось, глубоко задумался, а Роджер явно был раздражен и обижен. Его одолевала досада. Так искусно и в то же время убедительно разрешить такую загадочную проблему только для того, чтобы наткнуться на глухую стену неверия, основанного на шатком фундаменте интуиции!

– Ну ладно, а что ты собираешься с этим делать? спросил Алек после некоторого раздумья. – Уж конечно не пойдешь сообщать в полицию, не потрудившись все окончательно проверить?

– Конечно пет. Собственно говоря, я еще не решил, буду ли вообще сообщать в полицию.

– О!

– Это во многом зависит от того, что мне скажут эти двое – Джефферсон и миссис Плант.

– Значит, ты намерен их порасспросить?

– Разумеется.

– Ты собираешься встретиться с обоими сразу? – снова, немного помолчав, спросил Алек.

– Нет, я вначале поговорю с миссис Плант. Есть еще одна-две детали, которые я хотел бы выяснить, прежде чем встречусь с Джефферсоном.

Алек опять задумался.

– Знаешь, на твоем месте, Роджер, я бы не стал этого делать, – наконец серьезно сказал он.

– Не стал бы что?

– Говорить с ними об этом. Ты ведь не уверен в том, прав ты или нет. В конце концов, это лишь догадка. От начала до конца, какой бы блестящей она ни была.

– Догадка! – с негодованием повторил Роджер. – Это не догадка! Это…

– Да, я знаю, что ты хочешь сказать, – перебил его Алек. – Это дедукция! Ну что же, может быть, ты прав, а может, и нет. Для меня это слишком глубоко. Но сказать тебе, что я об этом думаю? Я думаю, ты поступил бы разумно, оставив все как есть. Ты полагаешь, что разгадал тайну. Возможно. Почему бы тебе этим не удовольствоваться?

– Почему такая перемена во мнении, Александр?

– Никакой перемены нет. Ты знаешь, я никогда этого не хотел. С самого начала. Но теперь, когда Стэнуорт оказался такой дрянью и подлецом, зачем…

– Я тебя понимаю, – тихо сказал Роджер. – Ты имеешь в виду, что Джефферсон, убив Стэнуорта, был вправе эго сделать и мы должны дать ему уйти от ответственности, не так ли?

– Ну, я бы не стал заходить так далеко, – немного смущенно сказал Алек, – но…

– А я не уверен, стал бы я так далеко заходить или нет, – перебил его Роджер. – Поэтому и сказал, что но решил, заявлю в полицию или нет. Зависит от того, случилось ли все так, как я себе представил. Я должен это выяснить.

– Должен ли? – медленно произнес Алек. – Пока бы ты ни говорил, истины ты не знаешь. Но если и узнаешь все точно, мне кажется, ты взвалишь на себя такую ответственность, о которой впоследствии можешь пожалеть.

– Если на то пошло, Алек, – возразил Роджер, – то не принимать мер, чтобы выяснить истину теперь, к мы к ней так близко, было бы умышленным уклоне! от ответственности. Ты так не думаешь?

Алек ничего не ответил.

– К черту все это! – вдруг с неожиданной силой сказал он. – Оставь его в покое. Есть вещи, о которых лучше не знать и оставить всех в неизвестности. Не стремись узнать то, о чем потом очень пожалеешь.

– О! – Роджер улыбнулся. – Я знаю, что принято говорить: «Кто я такой, чтобы взять на себя ответственность судить тебя? Нет, это не мое дело. Я передам тебя полиции, а это значит, что тебя неизбежно повесят. Жаль, конечно, потому что, по моему личному мнению, это преступление не злонамеренное убийство, а убийство с лью самозащиты, но я знаю, что присяжные под председательством судьи, настроенного на глупейшую сторону закона, никогда не примут эту точку зрения. Поэтому я так сожалею, что, выдав тебя полиции, приходится самому надеть тебе удавку на шею. Но мне ли судить тебя?» Подобие; м образом всегда говорится в книгах, не так ли? Однако Алек, можешь не беспокоиться. Я не мягкотелый простофиля и нисколько не боюсь взять на себя ответственность судить по заслугам. Собственно говоря, я считаю себя более компетентным, чем двенадцать тупоголовых мужланов под председательством сонного бесчестного джентльмена в старомодном парике. Нет, я сам собираюсь разобраться во всем этом до конца. А когда это произойдет, я посоветуюсь с тобой, что нам делать.

– Ради всего святого, Роджер! Хорошо бы ты оставил все это в покое, – печально сказал Алек.

Глава 23

Миссис Плант рассказывает

Предварительное слушание дела, несмотря на общепринятую медлительность всех юридических процедур, заняло не более полутора часов. Разбирательство было более или менее поверхностным, и результат не вызывал сомнений. Коронер, к счастью, не обладал особо пытливым характером и был вполне удовлетворен предъявленными фактами. Не теряя времени сверх абсолютно необходимого, он не стал вникать в такие проблемы, как мотив самоубийства. Был вызван минимум свидетелей, по, хотя Роджер слушал внимательно, никаких новых данных не появилось.

Миссис Плант давала показания четко и без дрожи. Величественное спокойствие леди Стэнуорт было, как всегда, непоколебимо. Джефферсон задержался на свидетельском месте дольше всех и давал показания в своей обычной прямой и отрывистой манере.

– Посмотреть на него и послушать, никогда не подумаешь, что его показания – сплошная ложь и выдумка от начала до конца, – прошептал Роджер Алеку.

– Я так не считаю, – так же тихо возразил этот джентльмен.

Роджер тихонько застонал.

Менее значительные свидетели – дворецкий Грэйвс и Роджер – были вызваны для подтверждения показаний Джефферсона о том, как была взломана дверь. Грэйвс рассказал также, как была найдена записка самоубийцы, а Роджер – о запертых окнах библиотеки. Алека вообще не вызывали.

Вердикт: «Самоубийство в состоянии временной невменяемости» – был неизбежен.

Когда выходили после окончания всей процедуры, Роджер схватил Алека за руку.

– Я собираюсь до ленча поговорить с миссис Плант, негромко сказал он. – Ты хочешь присутствовать при разговоре или нет?

Алек заколебался.

– Что именно ты собираешься делать? – спросил он.

– Поставить миссис Плант перед фактом, что ее шантажировал Стэнуорт, и предложить рассказать правду о событиях той ночи.

– Тогда я не хочу присутствовать, – решительно заявил Алек. – Меня от всего этого тошнит.

Роджер одобрительно кивнул.

– Должен признать, что, по-моему, так будет лучше. Потом я тебе все расскажу.

– В таком случае, когда мы увидимся?

– После ленча. Я поговорю с тобой до того, как займусь Джефферсоном.

Роджер незаметно отошел от Алека и перехватил миссис Плант как раз в тот момент, когда она хотела подняться по лестнице. Джефферсон и леди Стэнуорт все еще разговаривали с коронером.

– Миссис Плант, – тихо сказал Роджер, – не могли бы вы уделить мне несколько минут? Я хотел с вами немного поговорить.

Миссис Плант быстро взглянула на него.

– Но я как раз собиралась закончить укладывать чемоданы! – возразила она.

– То, что я должен сказать, намного важнее чемоданов, – значительно произнес Роджер, наблюдая за ней из-под нахмуренных бровей.

Миссис Плант нервно засмеялась.

– Боже мой! Мистер Шерингэм, это звучит очень многозначительно. О чем же вы хотите поговорить со мной?

– Если мы выйдем в сад, где нас не могут услышать, я вам скажу.

Мгновение миссис Плант колебалась, с тоской глядя на лестницу, словно хотела избежать чего-то крайне нежелательного. Потом, пожав плечами, повернула в сторону холла.

– Хорошо, пойдемте! – сказала она с видимой легкостью. – Если вы так ставите вопрос.

Роджер повел ее к выходу и, проходя через холл, взял по дороге складные садовые стулья. Они прошли в дальний уголок розария, где их не могли увидеть из дома, и Роджер поставил стулья друг против друга.

41
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru