Пользовательский поиск

Книга Загадка Лейтон-Корта. Содержание - Глава 22 Мистер Шерингэм решает загадку

Кол-во голосов: 0

Глава 22

Мистер Шерингэм решает загадку

На следующее утро после завтрака Роджер и Алек совершали в розарии моцион перед началом предварительного слушания дела. Накануне ночью, или вернее в ранние часы утра следующего дня, Роджер решительно заявил, что не хочет больше ничего обсуждать и что самое время быть в постели, чтобы наутро на свежую голову все обдумать в свете нового открытия. Роджер несколько раз упрямо повторил свой отказ, так что Алеку волей-неволей пришлось смириться.

Теперь, держа разгоревшиеся трубки в руках, они готовы были к дальнейшим обсуждениям.

Роджер пребывал в торжествующем настроении.

– Загадка? – самодовольно повторил он в ответ на вопрос Алека. – Нет больше никакой загадки. Я ее решил!

– О, я знаю, что загадка Стэнуорта решена, – неторопливо возразил Алек (по правде говоря, Роджер в таком настроении немало его раздражал). – Если твое объяснение верно, что в данный момент я не оспариваю.

– Премного благодарен!

– Но загадка его смерти? Ее ты не мог разгадать.

– Напротив, Александр! – с довольной улыбкой возразил Роджер. – Именно это я и сделал!

– Тогда скажи, кто же его убил?

– Если хочешь одним словом, – нехотя произнес Роджер: – Джефферсон.

– Джефферсон? – воскликнул Алек. – Какая нелепость!

Роджер с любопытством посмотрел на него.

– Интересно! Почему ты так говоришь?

– Потому что… – Алек заколебался. – О! Я не знаю. Наверное, потому, что мне кажется нелепостью причастность Джефферсона к убийству.

– Ты думаешь, что он не мог этого сделать?

– Безусловно! – подчеркнуто резко ответил Алек.

– Знаешь, я начинаю думать, что ты лучше разбираешься в человеческих характерах, чем это делаю я. Признание Для меня унизительное, но что поделаешь. Скажи, ты всегда так думал о Джефферсона или только теперь?

– По-моему, – ответил Алек, немного подумав, – с того момента, как случилось это происшествие. Мне всегда казалось невероятным, что Джефферсон мог быть замешан в убийстве. И зги две женщины тоже. Нет, Роджер, если ты пытаешься возложить вину на Джефферсона, я уверен, что ты делаешь огромную ошибку.

Однако самоуверенность Роджера была непоколебима.

– Будь это ординарный случай – другое дело! – возразил он. – Но следует помнить, что случай исключительный. Стэнуорт был шантажистом, и это все меняет. Убивают обыкновенного человека, но шантажиста – казнят! Если, конечно, это не происходит мгновенно, в порыве безумия. Ты бы и сам мог так поступить, не так ли? Тем более ради женщины, которую любишь. Уверяю тебя, Алек, все ясно как день!

– Ты хочешь сказать, что Джефферсон влюблен?

– Совершенно верно.

– В кого?

– В миссис Плант.

– Господи! Откуда ты эго знаешь?

– Я не знаю. Но так должно быть. Это единственное объяснение, – с довольным видом заявил Роджер. – Я пришел к этому методом дедукции.

– Черта с два!

– И я понял это еще до того, как мы раскрыли тайную жизнь Стэнуорта. Это объясняет абсолютно все.

– Ты так думаешь? Я признаю, что это делает некоторые детали более понятными, но дьявол меня побери, если я понимаю, каким образом это убеждает тебя в том, что Стэнуорта убил Джефферсон?

– Я объясню, – любезно ответил Роджер. – Джефферсон был тайно влюблен в миссис Плант, которую по той или иной причине шантажировал Стэнуорт. Это Джефферсона не было известно. В полночь Стэнуорт встречается с миссис Плант в библиотеке и требует денег. Она плачет и умоляет его сжалиться (отсюда влажный носовой платок) и склоняется лицом на диванный валик (отсюда пудра в определенном месте). Стэнуорт непреклонен. Он требует денег. Она говорит, что денег у нее нет. «Хорошо, – заявляет Стэнуорт, – тогда давайте драгоценности». Она идет наверх, берет свои драгоценности и приносит ему. Стэнуорт открывает сейф, прячет шкатулку и при этом говори! что держит в сейфе компрометирующий ее документ. Потом он запирает драгоценности и говорит, что она может идти. Неожиданно входит Джефферсон, сразу схватывает суть происходящего и напролом бросается на Стэнуорта. Стэнуорт стреляет в него и промахивается, разбивая при этом вазу. Джефферсон хватает его за запястье, с силой поворачивает руку ко лбу и нажимает курок, таким образом убив Стэнуорта его же револьвером, зажатым в руке. Миссис Плант поражена ужасом, но, видя, что все кончено, овладевает собой, и они обставляют сцену «самоубийства». И это, – заключил Роджер, мысленно одобрительно похлопав себя по плечу, – и есть разгадка загадочного происшествия в Лейтон-Корте!

– Неужели? Это, несомненно, очень забавная маленькая история, которая делает честь твоему воображению. Однако что касается разгадки… Гм! В этом я не уверен.

– По-моему, это объясняет все почти полностью, возразил Роджер, – но тебе, Алек, всегда трудно угодить. Подумай! Разбитая ваза и вторая пуля; как было совершено убийство; тот факт, что убийца снова вернулся в дом; тревога вокруг сейфа; поведение миссис Плант утром; ее нежелание давать показания (из боязни раскрыть все как было); испуг, когда я поставил ее перед фактом, что мне известно о ее присутствии в библиотеке; исчезновение следов под окном; следы пудры и влажный платок; безразличие леди Стэнуорт к смерти ее деверя (я полагаю, ей он тоже угрожал); боксер-профессионал в качестве дворецкого (явно в целях самозащиты); тот факт, что я слышал шум и шаги поздно ночью… Да все! Все раскрыто и объяснено!

– Гм! – по-прежнему уклончиво произнес Алек.

– Ну хорошо! Ты можешь указать хоть на один изъян в моих рассуждениях? – раздраженно спросил Роджер.

– Если на то пошло, – медленно ответил Алек, объясни, почему так случилось, что и миссис Плант, и Джефферсон вдруг перестали возражать против того, чтобы был открыт сейф, хотя перед этим оба выказывали желание помешать этому?

– Легко! Пока мы были наверху, Джефферсон открыл сейф и вынул документы. В конце концов это могло занять не больше минуты. Есть возражения?

– Разве инспектор оставил ключи? По-моему, он положил их в свой карман.

– Нет, он оставил ключи на столе, и Джефферсон положил их в свой карман. Я помню, так как обратил тогда на это внимание и удивился, почему он так сделал. Теперь, разумеется, все ясно.

– А что ты скажешь о той небольшой кучке пепла в камине библиотеки. Ты еще говорил, что после этого Джефферсон явно почувствовал необыкновенное облегчение.

– Я тогда ошибался, – поспешно сказал Роджер. – А что касается пепла, то это могло быть все что угодно. Я не придаю этому никакого значения.

– Но ты придавал значение! – упрямо настаивал Алек.

– Да, отличнейший, но тугомыслящий Александр! терпеливо начал объяснять Роджер. – Сначала я подумал, что это важно. Теперь вижу, что ошибался, и это не было важно. Ну как, до тебя начинает доходить?

– Ладно. Тогда ответь мне, – вдруг спросил Алек, какого лешего Джефферсон не вынул документы из сейфа сразу после смерти Стэнуорта, а вместо этого ждал следующего утра и весь изнервничался?

– Я об этом думал. Наверное, потому, что они оба были так взволнованны и возбуждены, стараясь уничтожить следы, что совершенно о них забыли.

Алек слегка фыркнул.

– Маловероятно, не правда ли? Как ты постоянно любишь говорить: «Неестественно!»

– Тем не менее невероятное иногда случается. Например, в данном случае.

– Значит, ты абсолютно убежден, что Стэнуорта убил Джефферсон и все произошло именно так, как ты говоришь?

– Да, Александр, а ты?

– Нет, – бескомпромиссно заявил Алек. – Нет, я так не думаю.

– Но, черт побери, я же все тебе доказал! Ты не можешь так бесцеремонно отбросить в сторону все мои доказательства. Ведь все разумно. Нельзя же просто отмахнуться!

– Если ты говоришь, что Джефферсон убил Стэнуорта, – упрямо продолжал Алек, – тогда я абсолютно убежден, что ты ошибаешься. Вот и все.

– Но почему?

– Потому, что я не верю, будто он это сделал. – со спокойствием житейской мудрости сказал Алек. – Не такой он человек. Наверное, у меня просто интуиция, честно добавил он.

40
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru