Пользовательский поиск

Книга Всевидящее око. Содержание - Рассказ Гэса Лэндора 6

Кол-во голосов: 0

Кадет Хантон снова умолк.

– И тогда вы увидели… – попробовал подсказать я.

– Нет, сэр, – передернул плечами Хантон. – Я ничего не увидел.

– Значит, просто продолжали идти на звук?

– Мне почудилось, что рядом кто-то есть. Или что-то. Я крикнул: «Кто идет?» Так положено по уставу. Мне никто не ответил. Тогда я взял мушкет на изготовку и сказал: «Приказываю приблизиться и назвать пароль».

– И опять вам никто не ответил.

– Так точно, сэр.

– И что тогда вы сделали?

– Я прошел еще несколько шагов, однако так его и не увидел.

– Кого?

– Кадета Фрая, сэр.

– В таком случае как же вы его обнаружили? Несколько секунд Хантон боролся с волнением в голосе.

– Я задел за его тело, сэр.

– Понятно. – Я негромко откашлялся. – Представляю, как вас это поразило, кадет Хантон.

– Вначале нет, сэр. Я не знал, кто это. Но когда пригляделся… да, меня это поразило, сэр.

Потом я часто думал: пройди в ту ночь Эпафраст Хантон на ярд южнее или севернее, он бы не нашел Лероя Фрая. Небо было затянуто облаками. Луна если и появлялась, то на короткие мгновения. Единственным источником света был тусклый фонарь в руках Хантона. Да, всего ярд влево или вправо, и тело Фрая, возможно, осталось бы висеть до самого утра.

– Что было дальше? – спросил я взволнованного Хантона.

– Я отскочил.

– Вполне вас понимаю.

– У меня упал фонарь.

– Упал? Или вы его уронили?

– М-м-м… возможно, и уронил. Не знаю, сэр.

– А потом?

Кадет Хантон не отвечал. Правильнее сказать, молчали его голосовые связки. Зато говорило все остальное тело, торопясь поведать мне о той страшной ночи. У кадета стучали зубы, шевелились пальцы. Одна рука теребила мундир, другая крутила пуговицы на форменных брюках.

– Кадет Хантон, успокойтесь! Вы же военный человек.

– Сэр… я и вправду не знал, как мне поступить. Я находился далеко от своего поста и не был уверен, что меня услышат. И тогда я побежал.

Он опустил глаза, а перед моим мысленным взором встала картина: Эпафраст Хантон мчится напролом через лес. Вокруг кромешная темень, ветки хлещут его по лицу, гремят пуговицы на шинели, а патронная сумка бьет его по боку.

– Я побежал прямо к Северной казарме, – тихо добавил Хантон.

– И кому вы там доложили о своей находке?

– Дежурному кадетскому офицеру, сэр. Он отправился за лейтенантом Кинсли, который в тот день был дежурным армейским офицером. Мне приказали оповестить капитана Хичкока. Потом мы все вернулись и…

Глаза кадета Хантона с немой мольбой устремились на Хичкока: «Ну скажите ему, что так оно и было». Капитан молчал.

– Если не возражаете, давайте вернемся немного назад, – сказал я Хантону. – К тому моменту, когда вы впервые обнаружили тело. Вы можете вспомнить, как это было?

– Да, сэр, – произнес сквозь стиснутые зубы кадет.

– Вот и прекрасно. А теперь скажите: вы слышали еще какие-нибудь звуки?

– Слышал… но это обычные звуки, сэр. Вы услышите их любой ночью. Сова крикнула. Другая ей ответила… Вроде жабы квакали.

– А люди? Поблизости был еще кто-нибудь?

– Нет, сэр. Но тогда мне было не до людей.

– Надо полагать, после вашего… столкновения с телом вы больше до него не дотрагивались?

Голова Хантона резко повернулась к дереву.

– Я… нет, я его больше не касался. Когда я увидел, что это мертвец…

– Вполне вас понимаю, – подбодрил я Хантона, всматриваясь в его лицо. – Теперь скажите: как выглядел Лерой Фрай?

– Неважно он выглядел, сэр.

Здесь я впервые услышал смех капитана Хичкока. Утробный смех. Наверное, он сам удивился своему неожиданному выплеску. Рассмеявшись, капитан оказал мне услугу: у меня появилась пауза, чтобы набрать воздуха и удержать собственный смех.

– Не сомневаюсь, – ответил я кадету, стараясь говорить как можно тише и серьезнее. – Да и можно ли хорошо выглядеть, болтаясь на веревке? Я имел в виду другое: не выражение лица, а положение тела. Можете что-нибудь вспомнить по этому поводу?

Кадет Хантон опять посмотрел на робинию, словно видел дерево впервые. Потом он прикрыл глаза. Вероятно, так ему было легче вспоминать.

– Голова, – медленно выговорил он. – Голова кадета Фрая была наклонена вбок.

– Так.

– А тело… тело было… запрокинуто назад.

– Вы не ошибаетесь? – не выдержал я.

Хантон захлопал глазами, потом начал кусать губы.

– Сэр, он висел не прямо. Его зад, сэр… находился в таком положении, будто он собирался усесться на стул или в гамак. В общем, куда-то сесть.

– А может, тело изменило свое положение, потому что вы его задели?

– Нет, сэр, – с неожиданной твердостью возразил Хантон. – Честное слово, я лишь слегка задел тело. Оно даже не шевельнулось.

– Хорошо, кадет. Продолжайте. Что еще вам запомнилось?

– Ноги, – ответил Хантон, вытягивая одну из своих. – Они были широко разведены. И еще: ноги Фрая находились впереди туловища.

– Я не совсем вас понимаю. Как у висящего мертвого тела ноги могут находиться впереди туловища?

– Его ноги находились на земле, сэр.

Тогда я сам подошел к дереву и встал под обрывок веревки. Она качнулась, задев мне шею.

– Скажите, капитан, – обратился я к Хичкоку, – какого роста был Лерой Фрай?

– Немного выше среднего, мистер Лэндор. Думаю, на пару дюймов ниже вас.

Я вернулся к Эпафрасту Хантону, стоявшему с закрытыми глазами.

Спасибо вам за интересные наблюдения, кадет. Позвольте уточнить один момент. Вы сказали о ногах. Вероятно, вы имели в виду то, что его пятки касались земли.

– Да, сэр.

– То есть они прочно покоились на земле?

– Да, сэр.

– Я могу подтвердить сказанное кадетом Хантоном, – вмешался капитан Хичкок. – Когда я увидел тело, оно находилось именно в таком положении.

– Итак, кадет, вы обнаружили тело Фрая, побежали в казарму, доложили, вернулись и вновь увидели мертвеца. Как, по-вашему, сколько времени это у вас заняло?

– Минут двадцать, сэр. Самое большее – полчаса.

– Вы заметили какие-нибудь изменения в положении тела, когда увидели его вторично?

– Нет, сэр. И потом, было слишком темно.

– Еще пара вопросов, кадет Хантон, и я больше не буду вас мучить. Увидев повешенного, вы узнали в нем Лероя Фрая?

– Да, сэр.

– Вы что, были хорошо с ним знакомы?

У кадета Хантона густо покраснели щеки и скривился рот.

– Сэр, фонарь был у меня в правой руке. При столкновении с телом Фрая рука дернулась, и фонарь осветил его лицо.

Он махнул рукой, показав мне, как это было.

– Так вы были знакомы с кадетом Фраем? – повторил я вопрос.

– Нет… то есть да, сэр, – кисло улыбнулся Хантон. – Однажды, когда я был еще плебеем, кадет Фрай решил подшутить надо мной и выбрил мне половину волос на голове. Это случилось перед самым построением на обед… Такое не забывается, сэр.

Рассказ Гэса Лэндора

5

Как известно, труп библейского Лазаря по прошествии нескольких дней начал смердеть. Схожая участь постигла и труп Лероя Фрая. Было бы странно, если бы он сохранялся нетленным да еще распространял благовония. Поскольку никто из командования академии не умел воскрешать мертвецов, а родителей Фрая ожидали не раньше чем через три недели, полковник Тайер и его окружение оказались перед жестким выбором. Тело нужно было либо хоронить и тогда уже принимать на себя весь гнев родных кадета, либо оставлять, сознавая неизбежность дальнейшего разложения. После недолгих совещаний командование все же решило дождаться приезда родителей Фрая. А поскольку запасов льда для хранения трупа было недостаточно, доктору Маркису пришлось применить способ, который он наблюдал много лет назад, будучи студентом-медиком Эдинбургского университета. Иными словами, он погрузил тело кадета Фрая в спиртовую ванну.

Когда мы с капитаном Хичкоком переступили порог знакомой палаты, голое тело Фрая лежало в деревянном ящике, заполненном этиловым спиртом. Дабы держать рот мертвеца в закрытом состоянии, между ключицей и нижней челюстью вставили палочку, а чтобы труп не всплыл – в грудную полость натолкали древесного угля. Однако нос Фрая все равно торчал наружу, и веки по-прежнему не желали опускаться. Кадет плавал в спирте, имея вполне живой вид. Мне даже показалось, что сейчас его волной вынесет из ящика прямо нам под ноги.

12
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru