Пользовательский поиск

Книга По ту сторону занавеса. Содержание - ГЛАВА XXI История Эвы Дюран

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА XXI

История Эвы Дюран

Капитан в гневе обрушился на Эву Дюран.

– Выходит, вы все время знали об этом? – орал он. – Знали, что майор был здесь раньше, видели его в тот вечер, когда он совершил убийство!

– Да нет же, нет! – в ужасе вскочила молодая женщина, отмахиваясь от наседавшего на нее майора, словно это могло спасти ее от ужасных обвинений. Я не видела его здесь, об убийстве узнала от мисс Морроу, а он, если и видел меня в тот вечер работающей лифтершей, постарался не попадаться мне на глаза. Он знал: если бы я его здесь увидела, если бы узнала об очередном злодеянии, это стало бы последней каплей, переполнившей мое терпение. Тогда бы я рассказала все, всю свою история. Он этого боялся и, как мог, сторонился меня.

Флэннери немного притих.

– Ладно, начнем с начала. Вы – Эва Дюран, наконец-то вы это признали. Пятнадцать лет назад в Пешаваре вы сбежали от мужа. Уехали вы с караваном присутствующего здесь полковника Битэма.

От неожиданности женщина пошатнулась и глянула туда, куда был направлен указующий перст капитана, впервые увидев, что в комнате присутствует полковник.

Взяв себя в руки, Эва тихо ответила:

– Это правда. Из Индии я уехала с полковником Битэмом.

Капитан был в своей стихии.

– Значит, сбежали с другим мужчиной, оставив законного мужа? Влюбились вы, что ли, в полковника?

– Нет, не так! – страстно выкрикнула женщина. Эва Дюран преобразилась, глаза блестели, щеки пылали. И голос звучал уверенно. Откуда только силы взялись? – Вы не смеете так говорить, все было совсем не так! Полковник Битэм совершил благороднейший поступок, и я не позволю, чтобы он за это пострадал. Я еще тогда решила – сделаю все, чтобы его не коснулись клевета и подозрения. И все эти годы старалась так поступать.

– Миссис Эва, умоляю вас! – обратился к ней полковник. – Мне ничего не сделают. Думайте о себе. Ни о чем не рассказывайте лишь для того, чтобы спасать меня, нет в этом необходимости. И если вам не хочется рассказывать свою историю – не рассказывайте ее.

– Вы, как всегда, благородны, – со слезами на глазах ответила Эва Дюран. – Но я еще тогда решила, что, если мой муж себя разоблачит сам, – расскажу все. А до тех пор обязалась молчать, боясь навредить вам. Но коль скоро события приняли такой оборот, больше молчать мне нет смысла. О, какое это облегчение – рассказать наконец всю эту ужасную историю. Сбросить с плеч многолетнюю тяжесть и стать самой собой.

И женщина твердым голосом приступила к рассказу о своей жизни, обращаясь, главным образом к Флэннери.

– Начать мне придется с того, что произошло в далеком прошлом. Выросла я и воспитывалась в Девоншире, в семействе дяди, которое приютило меня после смерти родителей. Дядя был неплохой человек, но старой закалки. Он по-своему заботился обо мне, однако в детстве мне не досталось ни любви, ни нежности. Потом я познакомилась с Эриком – романтическим героем. Влюбилась в него по-страшному – что вы хотите, ведь мне было всего семнадцать лет и я не знала, что такое настоящая любовь. Не было родной души на всем белом свете, я и вообразила, что замужество – лучший выход для меня, хотя дядя, с его здравым разумом, и был против.

Мы повенчались в тот день, когда мне исполнилось восемнадцать лет, и уехали в Пешавар – там была расквартирована часть майора Дюрана.

Мы еще не доехали до Индии, а я уже принялась сожалеть, что так поспешно вышла замуж. Я убедилась, что под благородной внешностью Эрика Дюрана скрывает негодяй и подлец, человек не просто нечестный, а настоящий мошенник.

Вскоре после нашего прибытия в Пешавар из Англии Эрику стали приходить письма – грязные, измятые, написанные ломаным почерком. Каждое приводило мужа в ярость. И без них он был далеко не вежлив со мною, но после каждого письма становился просто невыносимым, бесился, места себе не находил, а все зло вымещал на мне. Сказать, что я была удивлена, поражена, испугана – ничего не сказать. Я просто была убита горем. Однажды такое письмо пришло в отсутствие Эрика, и я, находясь на краю самоубийства, решилась вскрыть его. Не сразу, сомневалась, ведь какой некрасивый поступок – читать чужие письма! Но мне было уже все равно. Представив, в какую ярость Эрик опять придет при получении письма, я решилась. По крайнее мере, буду знать, в чем дело.

Прочла, и до сих пор не уверена, что поступила правильно. В письме скрывался такой ужас, такая безвыходность, просто не знаю, как я вынесла это.

Письмо было написано швейцаром какого-то лондонского офиса. В резких выражениях, с ругательствами и угрозами его автор вымогал у моего мужа очередную выплату за обещанное молчание. Все стало ясно. Писал шантажист, сделавший из Эрика дойную корову и не стеснявшийся в выражениях. Из написанного стало ясно: Эрик платил деньги за то, что этот швейцар видел, как мой муж уходил из офиса, оставив в нем убитого человека. Мертвого Хилари Голта, адвоката и владельца адвокатской конторы.

Итак, шантажист требовал деньги за молчание.

Эва замолчала, собираясь с силами, и затем продолжила:

– Я поняла: моего мужа шантажировали за то, что он убил адвоката Хилари Голта. Адвокат Хилари и мой дядя были друзьями, это под нажимом Голта дядя возражал против нашей свадьбы, а тут я узнала, что в один прекрасный день адвокат вызвал к себе Эрика и пообещал ему рассказать об одной компрометирующей его истории, если тот не оставит меня в покое и не перестанет настаивать на браке со мной. Эрик ушел, но вернулся в тот же вечер и убил Голта, а портье видел, как он выходил после убийства из конторы адвоката.

Когда Эрик вернулся, я твердо заявила, что ухожу от него. Он спросил – почему, и я показала ему вскрытое письмо. Что тут было! Полагаю, я сама была на волосок от смерти: Эрик бесновался больше прежнего, а потом вдруг упал передо мной на колени и клялся, что поступил так лишь из любви ко мне. Он, дескать, так безумно любил меня, что готов был преодолеть все препятствия. И сделал это! И что я должна простить его…

В этот момент Чарли Чан перебил Эву и спросил, что она может рассказать относительно бархатных туфель Голта.

– Ах да, конечно… Когда Дюран убил адвоката, он увидел эти туфли, которые лежали на стуле. А он знал, что Скотленд-Ярд в своих расследованиях всегда доискивается главной улики, чтобы с нее начинать поиски убийцы. Вот он и решился доставить Скотленд-Ярду такую улику, которая ничего бы не значила, а лишь отвлекала в сторону от настоящего преступника. Он снял с ног убитого им человека ботинки и натянул комнатные бархатные туфли. Похоже, Дюран очень гордился своей выдумкой. Да и вообще, при всей своей отвратительной натуре он отличался недюжинным умом и сообразительностью. Потом неоднократно хвастался, как обвел вокруг пальца знаменитый Скотленд-Ярд.

Эрик Дюран не давал мне покоя ни днем ни ночью, выпрашивая прощение и без конца повторяя, что пошел на это, себя не помня и из великой любви ко мне. И я должна сохранить его тайну, ведь я – его законная жена перед Богом и людьми, закон не может заставить меня давать показания. Бог мне свидетель, что я никого и не собиралась посвящать в эту страшную тайну, но теперь думала лишь об одном – как мне избавиться от Эрика. Это было не просто. Когда я заявила, что ухожу от него, он ведь прямо сказал, что тогда убьет меня. А я слишком хорошо знала, что он способен это сделать.

На пикник я отправилась такая несчастная, что трудно описать. Казалось, я вот-вот сойду с ума от отчаяния и страха. Еле держалась на ногах, а муж еще требовал, чтобы я выглядела веселее. Веселее! В нашем пикнике принимал участие полковник Битэм, с ним я еще раньше познакомилась. Боже, бывают же такие люди! Великолепный, благородный человек, джентльмен до кончиков ногтей, полная противоположность моему мужу. И тут вспомнила: завтра полковник покидает нас, направляясь в очередную научную экспедицию. Безумная мысль возникла в голове: вот кто может спасти меня! Он завтра уезжает из Индии, пусть увезет меня от всего этого ужаса. Попросила полковника встретиться со мной во время пикника, в одном укромном месте, сказав, что хочу с ним поговорить. Во время пикника предложила игру в прятки, и все разбежались кто куда. Я помчалась на условленное место. Полковник был уже там. Взяв с него слово, что не выдаст меня, я рассказала ему обо всем. Объяснила, что, если попытаюсь уехать открыто, Эрик выполнит свою угрозу и убьет меня. Полковник оказался потрясающим человеком! Все понял, ни о чем не расспрашивал, не пытался отговаривать, напротив, быстро, четко, по-военному организовал за ночь все, что требуется. Всю ночь я пряталась в холмах. На рассвете полковник в сопровождении Ли Гунга приехал на крытой повозке – сумел же ее разыскать! – которую включил в свой караван. Она нужна была лишь на участок пути до конца Хайберского перевала. В ней я и преодолела этот путь. А за Хайберским перевалом с его каменистыми рытвинами и ухабами для меня началась настоящая сказка, самое прекрасное, что может пережить женщина в сказочной стране. Покинув повозку, я ехала теперь на верблюде, мягко ступавшем по песку пустыни. Безлюдный, дикий край, безбрежная пустыня днем, роскошное звездное небо ночами. А главное, пустыня, однообразная и прекрасная, и конца-края ей не видать. Пришлось пережить и трудности, например частые там песчаные бури, но что они значили теперь, когда я оказалась на свободе, вдали от этого страшного человека!

70
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru