Пользовательский поиск

Книга По ту сторону занавеса. Содержание - ГЛАВА XV Сообразительный мистер Гаттл

Кол-во голосов: 0

– Господи! – вздохнул Кирк. – Боюсь, Парадиз стал болезненно впечатлительным. Как бы комплексы не развились. Чтобы он снова поверил в себя, чтобы решил, что я отношусь к нему по-прежнему, придется, видно, устроить прием. Большой прием… и пригласить на него самых дорогих мне гостей.

– Зачем же сразу большой прием? – удивилась девушка.

– Ну, пусть такой… средний. Скажем, моя бабка, Чарли Чан, несколько близких клубных знакомых. А вы… а вы бы не отважились?

– Если бы отказалась, то уж никак не из страха перед вашим камердинером.

Они спустились на улицу. Туман в темноте сгущался, время от времени накрапывал дождь. Кирк разыскал свою машину и помог сесть мисс Морроу. Из опустевшего делового района города они выехали на Юнион-сквер, ярко освещенную разноцветными огнями, отражавшимися в мокром асфальте. Трамваи весело перезванивались, по тротуарам сплошным потоком двигались зонтики веселых, оживленных людей. Надо сказать, жители Сан-Франциско отличаются веселым, уравновешенным нравом, и их настроение не портится из-за такого пустяка, как плохая погода. Подумаешь, немного накрапывает. То ли еще случается!

– Может, к Маркетти? – спросил Барри.

– Отличная мысль! – похвалила его спутница.

И вот они уже внутри небольшого, уютного ресторана, где как раз начались вечерние выступления артистов. В данный момент лихо отплясывала группа молодых красивых девушек под бодрые звуки популярной в сезоне музыки. Барри Кирк был частым гостем этого заведения, чему свидетельством явился отличный уютный столик, к которому их сопроводил расплывающийся в восторгах метрдотель. Заказали обед.

Усаживая поудобнее свою спутницу, Кирк пояснил:

– Очень люблю эту забегаловку, тут умеют отличить подлинное веселье и хорошую музыку от оглушающего грохота.

Проходящая мимо их столика, симпатичная блондиночка послала Барри радостную улыбку.

– Милые здесь девушки, не правда ли? – тут же отреагировал Барри.

– И в самом деле, милые, – без особого восторга подтвердила мисс Морроу. – Вы именно таких любите?

– Я люблю смотреть на них и любоваться. Издали. Поговорить ни с одной из них как-то не тянет. Пробовал, не буду врать, но они щебечут о таких пустяках, что я просто теряюсь. Вот разговор с юристом – совсем другое дело.

– Да вы просто смеетесь надо мной, – отрезала мисс Морроу. – Извините, сегодня я как-то не настроена шутить. Устала, наверное. И дело как-то медленно движется.

– Устали, это понятно. Но почему же вы так пессимистически настроены? Насколько я могу судить, вы одержали большую победу.

– Ничего подобного! Если я и продвинулась вперед, то совсем немного. И вовсе не уверена, что удастся добиться большего. Вы, наверное, помните – сегодня вроде как бы юбилей. Ровно неделю назад…

– …вы были со мной первый раз на завтраке. Надеюсь…

– Неделю назад был убит сэр Фредерик, а мне поручили первое серьезное дело. И до сего дня я лично ничегошеньки не сделала для того, чтобы хоть немного приоткрыть тайну этого убийства.

– Нет, нет, не говорите так! Как можно – «ничегошеньки»? Вы сделали немало. Понятно, с делом еще не покончено, тайна, как вы сказали, пока не раскрыта, но у нас же еще много времени.

– Не так уж и много, – вздохнула девушка. – Прокурор может сместить меня в любую минуту. Я должна, я просто обязана как можно скорее разрешить трудную загадку, но как это сделать? Ну сами подумайте о прошедшей неделе – что удалось сделать за такое большое время?

– Ну… например, вы нашли Эву Дюран.

– И потеряла ее, если эта девушка действительно Эва Дюран.

– Действительно. Сам Чарли так считает. Помощник прокурора покачала головой.

– Чарли умен, но и он иногда ошибается. И вот что еще мне хочется вам сказать. За то время, что мы у вас ожидали, когда капитан Флэннери приведет эту девушку, со мной что-то произошло. Я вдруг ясно почувствовала – считайте это женской интуицией, – что это не Эва Дюран.

– Что вы говорите! На чем же основывалось это предчувствие?

– Да ни на чем. Мне думается, что мы идем по ложному следу. Грейс Лейн может быть Дженни Джером, может быть также и Мари Лантельм и все-таки не быть Эвой Дюран. Не забывайте, существует еще многих других возможностей.

– Например?

– Да хотя бы та молодая девушка Лили Барр из фирмы калькуттских импортеров, помните? Вы сами мне говорили, что сэр Фредерик очень заинтересовался ею. Что все это значило?

– Я был бы счастливейшим из людей, если бы мог вам это объяснить.

– Но не можете. А ведь еще Эйлин Эндерби и Глория Гарленд. Хотя они нам вроде бы все рассказали, можем ли мы быть уверены, что знаем, зачем на самом деле сэр Фредерик хотел их видеть? Точно ли они никак не связаны с нашим делом? А еще миссис Таппер-Брок. Нет, мы решительно не можем быть уверены в том, что сбежавшая девушка была Эвой Дюран. Это были лишь наши предположения, домыслы, точно так же, как и со стороны Чана. А теперь уже никогда ничего не узнаем.

– Ну почему же? Флэннери ее найдет.

– Да вы же сами в это не верите. А если верите, то лучше думаете о нашем бедном старом капитане, чем я. Ну ладно, допустим, он найдет женщину, и она действительно окажется Эвой Дюран. Что с того? Если упрется и ничего не станет нам говорить, то об убийстве сэра Фредерика мы будем знать столько же, сколько знаем и сейчас.

Барри Кирк мрачно заметил:

– Я пригласил вас сюда провести милый, беззаботный вечер, а вы с головой погрузились в черную меланхолию.

– Еще минутку! – взмолилась девушка. – Разрешите мне говорить. Мне так нужно поговорить обо всем этом с человеком, которому я могу… ну с таким, как вы. Кто убил сэра Фредерика? Вот главная проблема, которую я должна решить. Эва Дюран может не иметь ничего общего с этим убийством. Мы так думаем, но ведь можем и ошибаться. Кто стрелял в ваших апартаментах во вторник вечером? Каррик Эндерби? Очень может быть. Эйлин Эндерби? Вспомните ржавые пятна на ее платье… Она ведь могла спускаться по лестнице на крыше, и кто знает, с какой целью… Но кроме них имеются еще и другие: Глория Гарленд, миссис Таппер-Брок…

– …из которых каждая явилась на мой званый вечер с револьвером под платьем? – усмехнулся Барри Кирк.

– Из которых каждая знала, что встретит на этом званом вечере сэра Фредерика. Далее в списке присутствующих на вечере мы встречаем имя Парадиза. Мне он нравится, но я не считаю, что сегодня он очистился от всех подозрений. И еще в вашей квартире присутствовал тот бледный молодой человек… кажется, из присяжных бухгалтеров.

– Ах, да, Смит! – припомнил Барри. – А ведь я совсем о нем забыл.

– А я нет, – ответила мисс Морроу. – И еще Ли Гунг, тот китаец, который наутро сбежал в Гонолулу. Что это вдруг он так заспешил? И не он ли взбирался по пожарной лестнице? Впрочем, зачем я обо всем этом говорю? Наш список бесконечен, – вздохнула мисс Морроу.

– И вы еще его не закончили?

– Почему вдруг вы об этом спросили? – удивилась девушка. – Кого вы имеете в виду?

– Того, кто провожал Ли Гунга на пароход. Полковника Джона Битэма.

– Абсурд! Полковник Битэм – наша гордость и слава, ученый с мировым именем, совершил множество подвигов и награжден множеством орденов. Такой человек не может совершить низкий, подлый поступок.

– Ну вот и проявилась в вас женщина! Ни одна из женщин не в силах устоять перед красивым, импозантным англичанином. Будучи мужчиной, и, менее склонный к романтизму, должен заметить, что полковник не произвел на меня столь приятного впечатления. Он отважен и храбр, ничего не скажешь, обладает сильной волей, умен и тверд. А главное, добьется любой цели, которую поставит перед собой. Очень не хотелось бы мне быть членом его экспедиции в горный Тибет, особенно таким, которому не хватает сил продолжать путь. Уверен – кинув в мою сторону недовольный взгляд, полковник спокойно продолжил бы свой путь, бросив меня на безлюдье. О, не гневайтесь, чтобы смягчить вас, предположу, что, уходя, он все же оказал бы мне одну услугу.

51
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru