Пользовательский поиск

Книга Пассажир из Франкфурта. Страница 44

Кол-во голосов: 0

– Да, он вас ждет, – подтвердила Лиза Ньюман.

Она повела гостей вверх по лестнице, потом по коридору и отворила дверь в небольшую комнату. Стены были украшены гобеленами, сверху на вошедших смотрели оленьи головы. Когда-то это помещение было своего рода охотничьим домиком. С тех пор обстановка почти не изменилась. У стены стоял большой магнитофон.

В кресле у камина сидел высокий мужчина. Его голова немного тряслась, левая рука дрожала, лицо было перекошено. Говоря без экивоков, его можно было бы назвать развалиной, в которую превратился некогда высокий, крепкий и сильный человек. У него был высокий лоб, волевой подбородок, в глубоко посаженных глазах под густыми бровями светился ум. Голос его не был слаб, но слова звучали невнятно. Дар речи он не утратил, его все еще можно было понять.

Лиза Ньюман подошла и встала рядом с ним, наблюдая за движением губ, чтобы при необходимости суметь воспроизвести его слова.

– Профессор Шорхэм вас приветствует. Ему очень приятно видеть вас здесь, лорд Олтемаунт, полковник Манроу, сэр Джеймс Клик, мистер Робинсон и мистер Хоршем. Он хочет, чтобы я сказала вам, что слышит он довольно хорошо. Все, что вы будете говорить, он расслышит. Если возникнут затруднения, я помогу, – добавила она от себя и продолжила: – Он хочет сказать, что сможет изъясняться с моей помощью. Если он слишком устанет, чтобы выговаривать слова, я могу читать по губам, а если что-то не получится, мы перейдем на язык жестов.

– Я постараюсь не занимать вас долго и как можно меньше вас утомлять, профессор Шорхэм, – заверил полковник Манроу.

Мужчина в кресле признательно кивнул.

– Некоторые вопросы я могу задать мисс Ньюман.

Шорхэм сделал слабый жест, указывая на стоящую рядом женщину. С губ его снова слетели непонятные звуки, но она тут же перевела:

– Он говорит, что я расшифрую все, что вы захотите сказать ему или он – вам.

– Я полагаю, вы получили мое письмо? – спросил полковник Манроу.

– Это так, – подтвердила мисс Ньюман. – Профессор Шорхэм получил ваше письмо и знает его содержание.

Медицинская сестра чуть-чуть приоткрыла дверь, но не вошла, а лишь прошептала:

– Могу я быть чем-нибудь полезна, мисс Ньюман? Может быть, гостям или профессору Шорхэму что-нибудь нужно?

– Да нет, благодарю вас, мисс Эллис. Но я буду рада, если вы побудете в гостиной дальше по коридору на случай, если нам что-нибудь понадобится.

– Конечно, я понимаю! – Тихонько прикрыв за собой дверь, она удалилась.

– Мы не хотим терять времени, – продолжил полковник Манроу. – Несомненно, профессор Шорхэм знает о нынешних событиях.

– Совершенно верно, – ответила мисс Ньюман, – в той мере, в которой они его интересуют.

– Он следит за научным прогрессом и прочими подобными вещами?

Голова Роберта Шорхэма слегка качнулась в сторону, он ответил сам:

– Я со всем этим покончил.

– Но вы примерно знаете, в каком состоянии сейчас пребывает весь мир? Знаете о победе так называемой молодежной революции, о том, что вооруженные до зубов молодежные войска захватили власть?

Мисс Ньюман ответила:

– Он знает все о том, что происходит в политической сфере.

– В мире сейчас господствует насилие, бушуют революционные страсти, подогреваемые чудовищной философией, в основе которой – власть анархической верхушки!

Изможденное лицо ученого исказила гримаса нетерпения.

– Он все это знает, – вдруг вмешался мистер Робинсон, – не нужно такие вещи объяснять. Это человек, который знает все. – Он обратился к Шорхэму: – Вы помните адмирала Бланта?

Голова снова качнулась, губы сложились в жалком подобии улыбки.

– Адмирал Блант вспомнил о некоей работе, которой вы занимались в соответствии с определенной программой. Кажется, у вас такие работы называются проектами?

В глазах ученого вспыхнула тревога.

– Проект «Бенво», – повторила мисс Ньюман. – Это было довольно давно, мистер Робинсон.

– Но ведь это же ваш проект, не так ли? – спросил тот.

– Да, это был его проект.

– Мы не можем применить ядерное оружие, мы не можем использовать взрывчатку, газ или химические вещества, а вот вашим проектом, проектом «Бенво», мы могли бы воспользоваться.

Наступила тишина, все молчали. Потом снова послышались странные, искаженные звуки: заговорил профессор Шорхэм.

– Он говорит, что, конечно, «Бенво» можно было бы успешно применить в нынешних обстоятельствах, – перевела мисс Ньюман.

Шорхэм повернул к ней голову и что-то сказал.

– Он хочет, чтобы я вам объяснила. Над проектом Б – позже он стал называться проектом «Бенво» – профессор работал много лет, но в конце концов отложил его по сугубо личным соображениям.

– Потому что потерпел неудачу?

– Никакой неудачи у нас не было. Я работала с ним над этим проектом… Он отложил его по определенным причинам, но успеха мы добились. Профессор был на верном пути, он разработал и провел массу лабораторных экспериментов, и все получилось. – Она вновь обернулась к профессору Шорхэму, стала что-то объяснять ему на пальцах, то и дело касаясь губ, уха и рта, – словом, передала ему некое закодированное послание.

– Я спрашиваю, хочет ли он, чтобы я объяснила вам, как действует «Бенво».

– Мы очень этого хотим!

– А он хочет знать, откуда вам стало об этом известно.

– Мы узнали об этом от вашего старого друга, профессор Шорхэм. Не от адмирала Бланта, он почти ничего не смог вспомнить, но от другого человека, с которым вы когда-то об этом говорили. От леди Матильды Клекхитон.

Мисс Ньюман снова повернулась к нему, наблюдая за движением губ. Она слегка улыбнулась:

– Ему казалось, что Матильда давным-давно умерла.

– Она еще очень даже жива. Именно она хотела, чтобы мы узнали об этом открытии профессора Шорхэма.

– Профессор Шорхэм вкратце расскажет вам о том, что вас интересует. Хотя он должен вас предупредить, что эти сведения будут для вас бесполезны. Все бумаги, формулы, расчеты и доказательства уничтожены. Но поскольку единственный способ ответить на ваши вопросы – это объяснить смысл проекта «Бенво», я могу вам довольно внятно объяснить, в чем он заключается. Вы знаете, для чего и зачем нужен газ, который использует полиция для разгона беснующихся толп, бурных демонстраций и так далее? Он вызывает приступ рыданий, жгучие слезы и воспаление гайморовых пазух.

– И это что-то в том же роде?

– Нет, ни в коем случае, но цель может быть той же самой. Ученым пришло в голову, что можно изменить не только основные человеческие реакции и чувства, но и свойства интеллекта. Можно изменить характер человека. Давно известны свойства афродизиаков: они вызывают сексуальное желание. Есть разные лекарства, газы, операции на железах, и они могут воздействовать на интеллект, усилить энергию, как после операции на щитовидной железе, и профессор Шорхэм хочет вам сказать, что существует возможность и существует способ изменить взгляды человека и, соответственно, его реакцию на людей и на жизнь в целом. Он может быть одержим жаждой насилия, быть патологически злобным, но под влиянием «Бенво» превратится совсем в другого человека. Он становится – для этого, по-моему, есть только одно слово, которое и заключено в названии проекта, – благожелательным. Он хочет приносить людям пользу. Он излучает доброту. Он ужасно боится причинить боль или страдания другим людям. «Бенво» может охватить большую территорию, воздействовать на сотни, тысячи людей, если его изготовить в достаточно больших количествах и разумно распределить.

– Как долго он действует? – поинтересовался полковник Манроу. – Сутки или дольше?

– Вы не понимаете, – ответила мисс Ньюман. – Он действует постоянно.

– Постоянно? То есть вы изменяете нрав человека, изменяете какой-то компонент, физический, конечно, компонент его существа, что приводит к коренному изменению его характера. Так эта перемена необратима? Вы не можете вернуть человека в прежнее состояние?

– Да. Вначале это открытие представляло скорее медицинский интерес, но профессор Шорхэм решил, что его можно использовать во время войны, массовых выступлений, мятежей, революций и анархии. Он не думал о нем как о чисто научном изобретении. Само по себе это средство не делает человека счастливым, а лишь порождает в нем огромное желание, чтобы другие были счастливы. Это ощущение, он говорит, испытывает в своей жизни каждый: страстное желание сделать кого-то, одного или многих, довольными, счастливыми и здоровыми. А поскольку люди способны испытывать и испытывают такое желание, значит, как мы оба думаем, в организме человека существует какой-то компонент, который за это желание «отвечает», и, если однажды «включить» этот компонент, он будет работать всегда.

44
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru