Пользовательский поиск

Книга Черный верблюд. Содержание - Глава 21 КОРОЛЬ ТАЙН

Кол-во голосов: 0

Глава 21

КОРОЛЬ ТАЙН

Это открытие поразило Чана. Итак, Тарневеро был братом покойного Денни Майо. В таком случае неудивительно, что он настаивал, чтобы Шейла Фен назвала ему имя убийцы Денни. Неудивительно также, что он предложил помочь в розыске преступника. Но как тогда можно объяснить все последующие поступки Тарневеро? Разве он помогал следствию, подбрасывая ложные улики?

Чан провел рукой по вспотевшему лбу и сказал:

— То, что вы нам сообщили, очень интересно. Я попрошу вас сказать мне, были ли братья похожи друг на друга?

Миссис Мак-Мастер кивнула.

— Они были очень похожи, хоть и не все обращали внимание на это сходство из-за большой разницы в годах и в цвете волос. Денни был блондин, а Артур — брюнет. Но когда я впервые увидела их, я сразу поняла, что передо мной братья.

Чан улыбнулся.

— Вы очень много сделали для выяснения стоящей перед нами задачи. Мне кажется, вы сообщили все, что мы хотели узнать от вас. Или, быть может, у вас имеется еще какой-нибудь вопрос? — обратился он к начальнику полиции.

— Нет, Чарли. Это все. Благодарю, мистер Мак-Мастер, вас и вашу супругу за то, что вы откликнулись на мое предложение посетить меня.

— Не за что. Уж не наговорили ли мы лишнего?

— Глупости, Томас. Честному человеку не приходится стыдиться своего имени, а Артур Майо, несомненно, честный человек.

— Я еще раз напомню вам, господа, — упрямо повторил Мак-Мастер, — что до половины девятого мистер Тарневеро был в нашем обществе. Если угодно, я скажу это под присягой.

— Да, да, нам об этом известно. Еще раз благодарю вас за ваше посещение.

Не успела дверь за супругами захлопнуться, как Джексон вскочил.

— Ну, что скажете, Чарли?

— Я скажу, что Тарневеро ожидает меня в «Ионге». Надо позвонить в отель и попросить его явиться сюда. — Он подошел к телефону, набрал номер и передал управляющему свою просьбу. — Итак, Тарневеро оказался братом Денни Майо, — продолжал инспектор. — Казалось бы, подобное сообщение должно было бы приблизить нас к раскрытию загадки, но все усложнилось еще больше. Почему он не сказал об этом? Почему он скрывает свое сходство с братом?

— Да, действительно странно. Ведь если бы Тарневеро сказал о своем родстве с Денни Майо, стало бы понятно, почему он питает такой большой интерес к следствию. А вместо этого он изымает газетные сообщения о смерти брата и его фотографии. Но почему никто в Голливуде не обратил внимания на сходство Тарневеро с покойным Денни Майо?

— В этом нет ничего удивительного. Их никогда не видели вместе. Кроме того, миссис Мак-Мастер сказала, что очень многие не обращали внимания на их сходство, и Тарневеро мне польстил, решив, что от моего внимания это сходство не ускользнет.

— Чарли, у нас мало времени. Какую вы собираетесь занять позицию, когда явится этот прорицатель?

— Я полагаю, что все наши карты раскрывать ему пока рано.

— Хорошо, поступайте как знаете.

Вскоре появился Тарневеро с элегантной тростью в руках.

— Инспектор Чан, я тщетно ждал вас и уже потерял надежду, что нам удастся свидеться.

— Прошу извинить меня. Вы разрешите представить вам моего начальника?

— Очень приятно познакомиться. Как ваши дела? Я с нетерпением жду новостей.

— В самом деле? Лишь несколько минут назад нам удалось установить обстоятельство, объясняющее, почему вы питаете такой интерес к этому делу.

Тарневеро в упор посмотрел на Чана.

— Что вы хотите этим сказать?

— Мы установили, что Денни Майо — ваш брат.

Тарневеро сделал несколько шагов и бережно положил свою трость на стол. По-видимому, он хотел выиграть время.

— Это правда, инспектор, — сказал он, не сводя глаз с Чана. — Я не знаю, как вам удалось узнать об этом…

Чан удовлетворенно улыбнулся.

— Вряд ли что-то могло укрыться от нашего внимания при той тщательности, с которой мы ведем расследование, — заметил он. — Но, должно быть, у вас были основания скрывать свое родство?

— Да, у меня были для этого причины. Прежде всего я предполагал, что это обстоятельство могло бы пойти вам на пользу.

— Очень разумное соображение, — согласился Чан. — Во всяком случае, я вам откровенно скажу, что почувствовал себя задетым. Я более всего ценю в дружеских отношениях откровенность.

Тарневеро в знак согласия кивнул и опустился на стул.

— Очень сожалею, что умолчал об этом и прошу вас извинить меня. Если еще не поздно, то я охотно сообщу вам все.

— Разумеется, не поздно.

— Денни был моим братом, моим младшим братом. Разница в годах была так велика, что наши отношения более походили на отношения отца и сына. Я безумно любил его, опекал, гордился его успехами. Смерть Денни явилась для меня ужасным ударом. Все эти три года я жил с мыслью отомстить убийце. Если окажется, что Шейла Фен пала от той же руки, что и Денни, то я не успокоюсь, пока не покараю убийцу.

Он встал и нервно зашагал по комнате.

— О смерти Денни я узнал в Лондоне. Я ничего не мог предпринять издалека и должен был выжидать. При первой же возможности я выехал в Голливуд, твердо решив раскрыть тайну смерти моего брата. Мне казалось, что мои старания скоро увенчаются успехом, если в Голливуде никто не будет знать, что я брат Денни. Поэтому я назвался Генри Смолвудом, это имя я позаимствовал из одной пьесы. В Голливуде я убедился, что на полицию надежды мало. В то же время я был удивлен, как много там всевозможных прорицателей и экстрасенсов. Они не только прилично зарабатывали, но и были в курсе всех секретов и сплетен. И тогда меня осенила смелая мысль. В юные годы я разъезжал с известным профессором магии Макелием, весьма способным и ловким человеком. Я кое-чему научился у него и порой мои попытки чтения мыслей и ясновидения удавались. Мне казалось, что я смогу сыграть роль прорицателя с неменьшим успехом, чем все, подвизавшиеся в Голливуде в этой роли. И я решил, что скорее всего мне удастся раскрыть интересующую меня тайну, если я займусь этим ремеслом. Так я стал Тарневеро. В течение двух лет я терпеливо выслушивал любовные истории, признания в ненависти, зависти, слова отчаяния. Все это было не лишено интереса.

Тарневеро снова сел.

— Однако несмотря на все старания, мне не удалось узнать ничего, что было связано с убийством Денни. Но вчера утром, совершенно неожиданно, произошло то, чего я так долго ждал. Наконец-то я напал на след убийцы Денни! Мне пришлось напрячь все силы, чтобы не выдать себя и не дать заметить, с каким интересом я прислушиваюсь к словам Шейлы. Я мог бы силой заставить ее произнести имя, которое она так долго скрывала. Три года назад я поступил бы именно так, но с годами мы становимся спокойнее и сдержаннее… Вчера вечером, инспектор, я был совершенно уверен в своей победе. Я был убежден, что мне удастся узнать имя убийцы брата. Я предполагал немедленно сообщить его вам, потому что решил не мстить, а передать преступника в руки правосудия.

— Да, это было бы единственно правильное решение, — согласился Джексон.

Тарневеро обратился к Чану:

— Вы знаете, что произошло потом. Каким-то образом этот человек узнал, что мисс Фен готова выдать его, и заставил Шейлу замолчать навсегда. Представьте себе мое состояние. Если вам не удастся установить, кто ее убил, я опять окажусь в тупике. И поэтому, — голос его задрожал, — я никогда не испытывал более сильного желания, чем желание узнать, кто убийца.

Чан исподтишка наблюдал за Тарневеро. Неужели этот искренне взволнованный человек мог так ловко запутать все следы, поставить перед полицией столько лишних препятствий?

— Меня радует ваша откровенность, хотя она несколько запоздала, — сказал он.

— Да, мне следовало сразу рассказать вам обо всем, — кивнул Тарневеро. — Но я решил, что эти сведения ни в коей мере не облегчат вам ваших розысков. К тому же мне не хотелось говорить о том, что побудило меня в Голливуде стать прорицателем. Ведь это было бы равносильно концу моей деятельности. Я сказал себе: если поиски инспектора Чана не увенчаются успехом, то придется возвращаться в Голливуд и начинать все сначала. У меня там хорошая репутация и много клиентов, которые делятся своими секретами. Например, даже сегодня ко мне явилась Диана Диксон. И поэтому, пока не будет найден убийца Денни Майо, я хотел бы продолжать носить имя Тарневеро. Я уверен, вы не выдадите меня.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru