Пользовательский поиск

Книга Черный верблюд. Содержание - Глава 17 КАК УМЕР ДЕННИ МАЙО

Кол-во голосов: 0

Юлия помолчала.

— Я полагаю, что Джессуп сдержал свое обещание. Но с тех пор он стал очень холоден со мной и до сего дня не может простить мне моего вмешательства. Теперь вы понимаете, почему я спросила, не Джессуп ли рассказал вам этот вымысел о кольце?

— А в каких отношениях вы с горничной Анной?

— Анна порядочная девушка, мне не в чем ее упрекнуть. Правда, она немного скупа, и все свои деньги вкладывает в акции.

Чан внимательно посмотрел на Юлию.

— Итак, вы утверждаете, что вчера утром мисс Фен отдала вам кольцо?

— Да, это действительно так.

— Я готов допустить, что обратное утверждение исходит от лица, которое намеренно хочет бросить на вас тень. Мисс Юлия, вы милая и прямодушная девушка, вряд ли вас можно заподозрить в чем-либо дурном. Вы замечаете, Джим, что вкусы наши сходятся?

— Это делает нам честь, — заметил Бредшоу.

— Больше я не стану задерживать вас.

Чан простился с молодыми людьми и направился в отель «Грандо». Теперь все его мысли были заняты ван Горном.

На набережной у отеля он заметил группу туристов, наблюдавших за тем, как подросток карабкается на пальму. Чан залюбовался ловкостью и грацией мальчика и вдруг услышал за спиной голос ван Горна:

— Не правда ли, прелестный мальчуган?

Инспектор обернулся.

— Какая счастливая встреча, мистер ван Горн! Я специально явился сюда, чтобы повидать вас.

— В самом деле? У вас очень озабоченный вид. По-видимому, у вас больше забот, чем у этого мальчугана.

— Вы правы.

Чан взглянул на актера и решил, что следует играть с открытыми картами.

— У меня много забот. И одна из них — вы.

Это замечание нисколько не обескуражило ван Горна.

— Очень лестно слышать. Почему же вы озабочены мной?

— Потому что у вас нет алиби и потому что вы были ближе других к месту преступления.

Ван Горн усмехнулся.

— Очень мило с вашей стороны. Но вы же умный человек, инспектор, и не можете не понимать, что у меня не было никаких оснований убивать Шейлу. Я познакомился с ней на Таити во время съемок фильма, и между нами никогда не было никаких столкновений.

— Совершенно верно, — согласился Чан. Пристально глядя в глаза ван Горну, он спросил: — Скажите, вы были в таких же хороших отношениях и с Денни Майо?

— Какое отношение имеет ко всему этому Денни Майо?

— Очень возможно, что он имеет некоторое отношение к тому, что здесь вчера произошло. Итак, вы были знакомы с покойным Денни Майо?

— Я знал его довольно хорошо, — ответил ван Горн. — Он был очаровательный ирландец, способный на самые неожиданные поступки, и пользовался всеобщей симпатией. Его смерть огорчила многих.

— Кто его убил? — спросил Чан.

— Я был бы рад ответить на этот вопрос, но — увы! Когда вы накануне спрашивали каждого из нас о том, не был ли он три года назад в Лос-Анджелесе, я понял, что случившееся вчера имеет какое-то отношение к смерти Денни Майо. Мне было лишь неясно, в чем заключается эта связь, и я очень хотел бы теперь это узнать.

— По-видимому, это и явилось причиной того, что вы сегодня утром явились в библиотеку и засели за чтение газет трехлетней давности?

Ван Горн улыбнулся.

— Ах, так вы видели меня за этим занятием? Если бы здесь был мой секретарь, то он рассказал бы вам о том, что я всегда питал интерес к печатному слову, и для меня не существует большего наслаждения, чем забиться в угол с книгой, разумеется, хорошего автора…

— Что бы ни говорил ваш секретарь, я все-таки хочу услышать, что побудило вас отправиться сегодня утром в библиотеку за комплектом старых газет? — перебил его Чан.

— Вы были со мной откровенны, инспектор, и я буду столь же откровенен с вами. Боюсь только, что после этого вам станет еще труднее ориентироваться в происходящем.

С этими словами ван Горн достал из кармана конверт и протянул его Чану. На конверте была марка отеля «Грандо».

Инспектор открыл конверт. В нем лежало письмо, отпечатанное на машинке и без подписи: «Дружеское предупреждение. Советую вам немедленно отправиться в городскую библиотеку и потребовать комплект „Лос-Анджелес таймс“ за последние три года. Удалите из него угрожающие вашей безопасности сообщения о смерти Денни Майо».

Чан взглянул на ван Горна.

— Когда вы получили письмо?

— Я нашел его сегодня утром под дверью своего номера.

— И немедленно отправились в библиотеку?

— Сразу же после завтрака. Кто бы поступил на моем месте иначе? Я не помню, чтобы мое имя упоминалось в связи со смертью Денни Майо, да и не было никаких оснований к этому. Но во мне пробудилось любопытство. Я пошел в библиотеку и прочитал все сообщения об убийстве Майо. И как это ни странно…

— Странно? Что именно?

— Мое имя действительно ни разу в них не упомянуто.

— В самом деле, это очень странно. И вы не имеете представления о том, кто написал письмо?

— Ни малейшего. Но мне ясно, какую цель преследовал этот человек. Он хотел навлечь на меня подозрения и был уверен, что я побываю в библиотеке и выпишу требование на комплект газет. Он предполагал, что рано или поздно вы побываете в библиотеке и установите это и что тем самым в вас зародятся подозрения. Я рад, что вы без обиняков поговорили со мной.

— Но это письмо могло быть написано вами, — заметил Чан.

Ван Горн расхохотался.

— Ну, я не настолько хитер и предусмотрителен!

— Время покажет. Во всяком случае, благодарю вас за откровенность.

Инспектор попрощался с актером и поспешил в полицейское управление, по дороге размышляя над тем, что тот сообщил ему. Чан верил, что ван Горн был совершенно откровенен с ним и не пытался ввести его в заблуждение. Но можно ли целиком довериться ему?

Да, какой-то неизвестный и сильный противник принял вызов, и предстоит борьба не на жизнь, а на смерть. Этот человек хитер и расчетлив, он умно заметает следы и расставляет ловушки.

Чан решил сделать короткую передышку и перекусить. Однако, проезжая мимо библиотеки, он передумал. Следует все-таки познакомиться с газетными сообщениями о смерти Денни Майо. Подавив чувство голода, инспектор остановил машину.

Он надеялся, что газеты еще не попали на полку. Действительно, комплект лежал на столе, где его оставил ван Горн.

Чан знал дату смерти Денни Майо и поэтому без труда нашел соответствующий номер газеты. Но кто-то уже успел опередить его. Вместо заметок в бумаге зияли дыры. Над одной из них остался только заголовок: «Убийство знаменитого киноактера».

Чан перелистал комплект. Все фотографии Денни Майо с удивительной тщательностью тоже были вырезаны.

Глава 17

КАК УМЕР ДЕННИ МАЙО

Инспектор размышлял. Кто-то явно не желал, чтобы фотографии Денни Майо попались ему на глаза. Под некоторыми вырезками остались подписи: «Денни Майо по прибытии в Голливуд», «Денни Майо в фильме „Неизведанный грех“.

Кто искромсал газеты? Ван Горн? Неужели он настолько наивен? Явиться в библиотеку, потребовать комплект газет и уничтожить все, касающееся Денни Майо… Ведь он не мог не понимать, что рано или поздно это будет обнаружено!

Чан вздохнул и принялся за чтение газетных заметок, посвященных Денни Майо — больше ничего ему не оставалось. Покойный актер приехал в Голливуд из Лондона. Он жил в особняке, окруженном большим садом.

В восемь часов вечера в день убийства единственный слуга Денни, закончив работу по дому, ушел. Денни Майо был в прекрасном настроении, и ничего подозрительного слуга не заметил. Вернувшись в полночь, он прошел в дом через черный ход. Поскольку в гостиной горел свет, слуга направился туда, чтобы спросить, не будет ли каких-нибудь распоряжений, и обнаружил на полу труп хозяина. По-видимому, смерть наступила около двадцати двух часов. Майо почти в упор был застрелен из револьвера, хранившегося у него в ящике письменного стола. Револьвер лежал рядом с трупом, но на оружии не осталось ничьих отпечатков пальцев, в том числе и самого пострадавшего.

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru