Пользовательский поиск

Книга Черный верблюд. Содержание - Глава 16 ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ

Кол-во голосов: 0

— Я стараюсь как можно скорее закончить расследование, и только. Вы случайно не знаете, когда отплывает следующий пароход?

— Разумеется, знаю. Следующий пароход отправляется завтра в полдень. И надеюсь, что мне удастся…

— Я приложу все старания, чтобы найти преступника к этому времени.

— Не сомневаюсь, инспектор, что вы сделаете все, что в ваших силах. Я должен сознаться, что вчера был несколько резок с вами, но мне очень хотелось уехать. На то были причины. И не только делового свойства. Я не хотел оказаться замешанным в этой ужасной истории. Надеюсь, вы меня понимаете?

— Конечно, — ответил Чан, ощупывая в кармане конверт с подобранным у павильона окурком. — Что же, не смею вас больше задерживать.

Чан проводил Джейнса взглядом и обернулся. Это было сделано как нельзя более вовремя, так как пожилой китаец уже собирался убрать стаканы со стола.

— Не прикасайся к ним, или тебя поразит гнев богов, — почти закричал Чан, вытащил платок и бережно завернул в него стакан, из которого пил Джейнс. — Я сам уберу стаканы, тебе нечего беспокоиться.

Он направился к буфетчику и заявил:

— Я хочу купить этот стакан. Сколько он стоит?

— Пожалуйста, забирайте, если надо. Должно быть, снова собираете отпечатки пальцев наших безобидных гостей.

— Вы почти угадали, — ответил Чан, — но ошиблись лишь в определении «безобидные».

Довольный собой, инспектор направился на виллу Шейлы Фен. Если окажется, что отпечатки пальцев на стакане совпадают с отпечатками на подоконнике в павильоне, то расследование можно будет считать почти законченным.

Чан вручил свою драгоценную добычу Геттику, и через несколько минут тот уже сличал отпечатки пальцев. Инспектор нетерпеливо топтался рядом.

Наконец Геттик отложил лупу и покачал головой.

— Ничего общего. — объявил он. — Вы оказались на ложном пути, Чарли.

Чан был разочарован. Значит, в павильоне находился не Джейнс. Но кто же этот неизвестный, открывший окно и оставивший отпечатки пальцев на подоконнике? А окурок? Ведь только Джейнс курит эти сигареты, в этом Чан еще раз убедился в отеле.

Внезапно он хлопнул себя по лбу.

— Каким же я был идиотом! — воскликнул он. — Вот что значит действовать в спешке!

Чан обратился к Геттику:

— Где отпечатки пальцев, снятые вчера в полицейском управлении у Смита?

— Они при мне, — ответил Геттик.

Инспектору не пришлось ему ничего объяснять. Геттик тут же сличил их с отпечатками на подоконнике.

— Подумайте-ка! — воскликнул он.

— Да, я думаю. Иногда действительно с запозданием, — ответил Чан.

— Отпечатки на подоконнике оставлены Смитом.

Чан торжествующе посмотрел на Геттика.

— Да, вчера вечером в павильоне был Смит. Надеюсь, теперь я не на ложном пути?

Глава 16

ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ

Геттик сложил в саквояж свои принадлежности и попрощался с инспектором.

— Вы отличный детектив, — сказал Чан. — Правда, порой кое-что важное и ускользает от вашего взгляда, но если направлять ваше внимание по нужному руслу, вы всегда оказываетесь на высоте и снабжаете меня отличным материалом. Я вернусь в управление несколько позже. Пожалуйста, передайте Джексону, чтобы он распорядился доставить Смита в управление. Пусть обыщут все притоны. Я думаю, Кашимо, как никто, осведомлен о том, где он может быть.

После ухода Геттика Чан, увидев в саду Джима с Юлией, направился к ним, намереваясь предложить себя в качестве шофера. Но оказалось, что сегодня Бредшоу приехал на своей машине и к тому же Юлия уговорила его остаться к обеду.

У машины инспектора поджидал Джессуп. Он с таким важным видом попросил его уделить ему несколько минут внимания, что Чан счел нужным удовлетворить эту просьбу.

— Вы хотите мне что-то сообщить? — спросил он.

— Да, сэр. Я попрошу вас пройти в дом.

Джессуп провел Чана через холл в маленькую комнату и прежде чем заговорить, осторожно закрыл дверь.

— К сожалению, я не располагаю свободным временем, — предупредил Чан, удивленный такими предосторожностями.

— Об этом мне известно, и я не задержу вас.

Видно было, что Джессуп колеблется.

— Мой старый отец, камердинер у очень почтенного герцога, не раз повторял мне: «Хороший слуга видит все, слышит все, но ничего не говорит». После долгого размышления я решил все же нарушить этот принцип, — начал он.

Чан понимающе кивнул.

— При существующем положении вещей ваше решение можно лишь приветствовать.

— Я всегда относился с большим почтением к закону, и мне очень хочется, чтобы вам как можно скорее удалось раскрыть совершенное злодеяние. Вчера вечером я слышал, как вы спрашивали мисс Юлию о кольце с изумрудом. Не думайте, что я подслушивал, смею вас заверить, у меня не было такого намерения. Мисс Юлия сказала, что мисс Фен отдала ей утром кольцо и что она положила его в ящик туалетного столика в своей комнате.

— Да, совершенно верно. Мисс Юлия это сказала.

— Господин инспектор, когда вчера вечером в семь часов мисс Фен позвала меня, чтобы передать письмо, адресованное мистеру Тарневеро, я видел, что кольцо с изумрудом было на ее руке. Я совершенно уверен в этом и готов подтвердить свои показания под присягой.

Чан долго молчал.

— Благодарю вас, — наконец сказал он. Возможно, ваше сообщение имеет большое значение.

— Мне очень не хотелось говорить об этом, — облегченно вздохнул Джессуп. — Я отнюдь не питаю зла к мисс Юлии, она весьма милая и во всех отношениях достойная девушка. Но в то же время я не хочу, чтобы преступник ушел от ответа.

Чан направился к двери.

— Я сейчас же приму соответствующие меры.

Джессуп беспокойно огляделся по сторонам.

— Если возможно при этом не упоминать моего имени…

— Боюсь, мне будет трудно удовлетворить вашу просьбу…

Джессуп опять вздохнул.

— Я понимаю вас, господин инспектор. Во всяком случае, позвольте вас вторично заверить, что я действительно видел кольцо на руке у мисс Фен.

Джессуп открыл дверь и пропустил Чана вперед. Инспектор вышел в холл и увидел Анну, спускавшуюся по лестнице. Он обернулся к слуге:

— Благодарю вас, Джессуп, сегодня вы мне больше не понадобитесь.

Джессуп смущенно поклонился и поспешил удалиться.

Чан поздоровался с горничной и попросил ее задержаться на несколько минут.

— Вы помните, что сказала мисс Юлия относительно кольца вашей хозяйки? — спросил он.

— Разумеется!

— Не видели ли вы в течение дня у мисс Фен этого кольца?

— Я не помню.

— Вы полагаете, что могли его видеть?

— Возможно. Когда свыкаешься с вещами, то перестаешь их замечать. Боюсь, я не смогу дать вам определенного ответа.

Чан поблагодарил Анну и вышел в сад. Он очень неохотно приступил к тому, что входило в его обязанности и что было необходимо выяснить.

— Мисс Юлия, — позвал Чан.

Девушка взглянула на него и, заметив, что инспектор очень серьезен, побледнела.

— Слушаю вас, — почти беззвучно прошептала она.

— Мисс Юлия, вчера вы сказали, что мисс Фен вручила вам кольцо с изумрудом вскоре после прибытия сюда. Вы и сейчас утверждаете это?

— Да, — ответила она.

— Как вы объясните в таком случае, что в семь часов вечера кольцо видели на руке мисс Фен?

— Откуда у вас такие сведения?

— Их мне сообщило лицо, заслуживающее доверия.

— Вы не можете судить о том, в какой степени это лицо заслуживает доверия. Мисс Диксон не могла вам сказать этого, она здесь еще не появлялась сегодня. Значит, это кто-нибудь из слуг. Может быть, вам сказал об этом Джессуп?

— Не все ли равно?

— Дело в том, что у меня с Джессупом сложились не особенно хорошие отношения. Между нами старая неприязнь, вернее, он питает ко мне неприязнь.

— Вы можете назвать мне причину этой неприязни?

— Видите ли, слуги мисс Фен злоупотребляли ее доверием. На первых порах я не обращала на это внимания, так как мне не хотелось обострять отношения. Но год назад финансовые дела мисс Фен запутались настолько, что я уже не могла мириться с подобным положением вещей. Как мне стало известно, все товары поставлялись в дом Шейлы с большой наценкой, и за это Джессуп получал высокий процент с поставщиков. Я не рассказала ей об этом, так как заранее знала, что разыграется бурная сцена со слезами и упреками, а кончится все прощением. Поэтому я направилась к Джессупу, сказала ему, что мне все известно и что подобному хозяйничанью пора положить конец. Джессуп был очень оскорблен. Он заявил, что подобное в Голливуде в порядке вещей, так делают все. Лишь когда я пригрозила ему, что обо всем расскажу мисс Фен, он изменил тон, попросил меня не предавать огласке происшедшее и обещал, что это больше не повторится.

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru