Пользовательский поиск

Книга Черный верблюд. Содержание - Глава 11 В ГОНОЛУЛУ В ПОЛНОЧЬ

Кол-во голосов: 0

— А гонорар за фильм? — удивился Чан.

— Эти деньги она давным-давно истратила. Приехав сюда, она сказала мне, что очень нуждается в деньгах и попросила продать это кольцо. Я должна была еще днем сходить к ювелирам, но отложила это поручение, потому что была от него далеко не в восторге. Я решила, что пойду завтра.

Чан размышлял.

— Мисс Фен дала вам кольцо сразу после прибытия в Гонолулу? И оно все время находилось у вас?

— Она отдала мне кольцо сегодня утром, и я положила его в ящик своего туалетного столика.

— Это все, что вы можете мне сказать?

— Да.

Юлия была готова расплакаться.

Чан обратился к горничной:

— Вы можете идти.

— Слушаюсь, — ответила Анна и, бросив многозначительный взгляд на Юлию, вышла.

Чарли вздохнул, по-видимому, и его начинала одолевать усталость. Он поднес кольцо к свету и внимательно осмотрел его. "На внутренней его стороне была надпись: «Шейле от Денни».

Находилась ли смерть Денни Майо в какой-нибудь связи с гибелью Шейлы?

Обернувшись, Чарли увидел, что Юлия беззвучно плачет. Бредшоу тщетно пытался успокоить ее.

— Юлия, дорогая, Чарли верит вам! Не так ли, Чарли?

— Разве я смею сомневаться? Уверяю вас, мисс Юлия, меня гораздо в большей степени заботит ваше состояние. Мистер Бредшоу и я сейчас уедем и вы сможете отдохнуть. Желаю вам от всего сердца спокойной ночи.

С этими словами инспектор вышел, Бредшоу кивнул Юлии и последовал за ним. Джессуп, закрывая за ними дверь, с трудом сдерживал зевоту.

На дорожке стояла машина Чана. Он тяжело плюхнулся на сиденье и открыл дверцу Джиму.

— Очень трудное дело, — заметил после некоторого молчания Бредшоу.

Чан кивнул.

— Я почти ничего не добился, — сказал он.

— Как бы там ни было, но в одном я уверен, — решительно заявил юноша.

— В чем именно?

— В том, что Юлия абсолютно непричастна к этому делу.

Чан улыбнулся.

— Ваши слова порождают в моей душе воспоминания.

— О чем?

— О молодости, о любви. Разумеется, с тех пор прошло немало времени — я отец уже одиннадцати детей, но воспоминания еще живут во мне. Я тоже тогда витал в облаках.

— Уверяю вас, я сужу совершенно беспристрастно.

— В таком случае мне остается прийти к выводу, что луна на Гавайях нуждается в том, чтобы ее срочно отправили в починку, Она утратила свою волшебную силу.

Чан затормозил перед зданием редакции. Выходя из машины, Джим бросил на инспектора украдкой взгляд и спросил:

— Я полагаю, что пока не смогу получить его обратно?

— Нет, к сожалению, — ответил Чан.

— О чем вы, собственно говорите? — невинно осведомился Джим.

— О том же самом, о чем и вы, — усмехнулся Чан.

— Я имел в виду мой носовой платок, который вы забрали у Мартино.

— И я тоже его имел в виду.

— Так вы знали, что платок принадлежит мне?

— Да. У него в уголке есть маленькая метка — буква «Б». К тому же у вас не было платка, которым вы могли стереть пот со лба. Я восхищался вашим самообладанием. Вы полагаете, что платок был вытащен у вас из кармана?

— Я полагаю, что это было именно так.

— И когда это случилось?

— Не знаю. Должно быть, пока я был в воде.

— Вы в этом уверены?

— Во всяком случае, это единственное объяснение, которое приходит мне в голову.

— А почему вы не сообщили мне об этой пропаже?

— Во-первых, я не сразу это обнаружил, во-вторых, не придал этому значения, в-третьих, мне не хотелось быть в центре внимания. Но позвольте мне взглянуть на платок.

Чан протянул Джиму носовой платок.

— Да, действительно мой, — сказал Бредшоу, рассматривая платок. — Эта история становится все более загадочной.

Чан забрал у него платок и спрятал в карман.

— Как видите, у меня есть основания препроводить вас немедленно в тюрьму.

— Не шутите так, — сказал Джим. — Поверьте, я не убивал мисс Фен.

Помолчав, он добавил:

— Этот платок мог бы мне пригодиться еще сегодня.

— И мне тоже, — улыбнулся Чан.

— Ну что же… До встречи, Чарли!

— До свидания. Только прошу вас не говорить ни с кем об этом платке, в противном случае мне придется принять кое-какие меры.

— Хорошо. Это останется нашей тайной.

Глава 11

В ГОНОЛУЛУ В ПОЛНОЧЬ

Чан поехал в полицейское управление и поспешил к своему начальнику.

— Хэлло, Чарли! — приветствовал тот инспектора. — Судя по вашему виду, дело не из простых? Вам удалось что-нибудь выяснить?

Чан покачал головой.

— Боюсь, мой отчет займет много времени, мистер Джексон, — сказал он, взглянув на часы.

— И все же я хочу выслушать его.

Чан, устроившись поудобнее в кресле, рассказал Джексону о том, что произошло на вилле. Он начал с описания места совершения преступления, упомянув о том, что оружие, которым была убита Шейла Фен, не обнаружено, о переведенных стрелках часов, об исчезновении булавки, которой были приколоты орхидеи.

— Очень любопытно, — заметил Джексон, закуривая.

Чан пожал плечами.

— Очевидно, Шейла Фен была свидетельницей смерти Денни Майо.

— Великолепно, вот вам и мотив совершения преступления! — воскликнул Джексон, выслушав историю, которую покойная поведала Тарневеро. — Если бы она назвала имя убийцы, как ей это посоветовал Тарневеро…

Чан недовольно поморщился и рассказал о том, как в его руки попало письмо и как он вновь лишился его.

Джексон покачал головой.

— Никогда бы не поверил, что с вами может случиться такая штука.

— Но это письмо не имеет особого значения, — продолжал Чан. — Позже я нашел его под ковром. Меня больше интересует разорванная фотография.

— Кому-то было необходимо лишить вас возможности увидеть эту фотографию, — заметил Джексон.

— Вот и я пришел к тем же выводам.

Затем Чан рассказал о Роберте Файфе и Смите.

— Мы сняли у Смита отпечатки пальцев и отпустили, — сказал Джексон. — Он не способен убить даже мухи.

— Несомненно, вы правы, — согласился инспектор.

Сообщение о неожиданном признании Файфа, к тому же оказавшемся ложным, заставило Джексона призадуматься. Чан доложил также о носовом платке, который оказался в кармане Мартино и в котором были обнаружены осколки стекла, и о несколько запоздалом признании Бредшоу.

— Вот таково положение дел, — закончил он свое повествование.

— Мне кажется, последнее время вы скучаете, Чарли. Я полагаю, это убийство заинтересует вас, — сказал Джексон. — Что за человек Тарневеро? — спросил он после некоторого раздумья.

— Тарневеро, пожалуй, представляет наибольший интерес. Он загадочен и непроницаем, как безлунная ночь… Человек с большим самообладанием и хорошей реакцией. По каким-то причинам он считает необходимым помогать мне в розысках.

— Вам эта готовность не кажется подозрительной?

— Я уже думал об этом. Но у него алиби. Конечно, я проверю его показания, но убежден, что они подтвердятся. Несомненно, он явился в дом Шейлы Фен лишь тогда, когда я позвал его пойти со мной. Многое говорит за это.

— А именно?

— Ну, например, в истории с часами Тарневеро доказал свое искреннее желание помочь мне. Он очень логично все объяснил. Правда, я уже знал примерное время убийства со слов Ву-Кио-Чинга, повара, но поведение Тарневеро доказывает, что он искренне хотел мне помочь… Нет, не думаю, что он убийца, но все же…

— Вам удалось установить что-нибудь, касающееся Тарневеро?

— Нет. Несомненно, в момент совершения убийства он находился в другом месте.

В дверь постучали, и на пороге появился Спенсер. Чан взглянул на часы.

— «Океаник» ушел? — спросил Чан полицейского.

— Да.

— Никого из наших друзей не было в порту?

— Только Аллан Джейнс забрал свои вещи. Я слышал, как он выругался, увидев, что «Океаник» отчаливает. Я помог ему выгрузить вещи. Он просил передать вам, что уедет со следующим пароходом и что ничто не сможет удержать его.

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru