Пользовательский поиск

Книга Черный верблюд. Содержание - Глава 6 ФЕЙЕРВЕРК ПОД ДОЖДЕМ

Кол-во голосов: 0

Джейнс бросил на инспектора мрачный взгляд и подчинился.

Тем временем в сопровождении Джессупа в гостиную вошли широкоплечий мужчина и маленького роста японец.

— Здравствуйте, доктор. И вы здесь, Кашимо, — приветствовал их Чан.

— Где произошло убийство, Чарли? — спросил врач.

— Я сейчас провожу вас туда.

Чан направился в холл и в дверях столкнулся с Дианой Диксон. На ней было белое вечернее платье, и весь ее облик как нельзя более объяснял несколько затянувшееся отсутствие.

Инспектор с любопытством взглянул на молодую женщину.

— Добрый вечер. О вас мне пока ничего не известно.

— Что тут происходит? — удивилась Диана.

— Я инспектор местной криминальной полиции Чан. Ведь вы на Гавайях проездом?

—Да.

— Ваше имя?

— Диана Диксон. Я гощу у Шейлы Фен. Мы вместе снимались в фильме, и Шейла была так любезна, что предложила мне быть ее гостьей.

— Что вы делали весь вечер?

— Я ходила купаться.

— Когда вы видели в последний раз мисс Фен?

Не знаю, в котором часу это было… Мы с Юлией и Джимом оставили Шейлу в холле. Я переодевалась довольно долго и была готова лишь к восьми часам. Собираясь выйти, я случайно взглянула на часы.

— И больше вы не видели мисс Фен?

— Нет. Когда я спустилась в холл, он был пуст.

— А затем? По дороге на пляж вы никого не видели?

— Я вышла в сад… Из павильона выбежал какой-то мужчина.

— Вы видели мужчину? Как он выглядел?

— Я не рассмотрела. Подумав, что это кто-то из гостей, я окликнула его, но он не ответил.

— Вы можете описать его внешность?

— Но на нем был плащ, и это бросилось мне в глаза, ведь ночь была очень теплая. Плащ был распахнут… Мужчина был во фраке и на белой рубашке… — Диана вздрогнула и, опустившись в кресло, прошептала:

— Боже, об этом я и не подумала!

— О чем вы не подумали? — настойчиво спросил Чан.

— Пятно на рубашке, узкое алое пятно… Это была кровь.

Глава 6

ФЕЙЕРВЕРК ПОД ДОЖДЕМ

Некоторое время Чан недоверчиво смотрел на свидетельницу, словно не зная, в какой степени можно верить ее показаниям.

— Очень интересно, — сказал он наконец. — Значит, здесь был какой-то человек. Его белая рубашка, как вы утверждаете, была запачкана кровью…

— Уверяю вас, это было именно так! — воскликнула Диана.

Чан пожал плечами.

— Возможно. Прошу прощения, я вовсе не хочу усомниться в том, что вы говорите правду. Но вы могли ошибиться или вам могло это показаться. Я готов поверить, что убийца был неосторожен и испачкал рубашку кровью, но не могу поверить, что он покинул место преступления с распахнутым плащом. Скорей можно предположить, что он тщательно запахнулся в него. Но как бы там ни было, нам не следует терять этого человека из виду. Очень странно! Разгуливать в плаще в душную тропическую ночь… Скажите, как зовут слугу мисс Фен? — обратился он к Юлии.

— Вы имеете в виду Джессупа?

— Да, я попрошу вас пригласить его сюда.

Юлия вышла из комнаты, а Чан обратился к полицейскому врачу:

— К сожалению, я сейчас не смогу проводить вас к месту преступления. Оно произошло в саду, в павильоне. Вот ключ. Прошу вас пройти туда и приступить к осмотру, а я присоединюсь к вам, как только закончу допрос прислуги.

—Вам удалось найти орудие убийства, Чарли? — спросил врач.

— Нет. По-видимому, убийца захватил его с собой.

Обратившись к японцу, он добавил:

— Кашимо, быть может, вы тем временем осмотрите прилегающую к вилле местность?

В сопровождении Юлии в гостиную вошел Джессуп.

— Вас зовут Джессуп? — приступил к допросу Чан.

— Да, сэр.

— Вы знаете, с кем вы говорите?

— Я полагаю, вы представляете местную полицейскую власть.

Чан усмехнулся.

— Как давно вы находитесь в услужении у мисс Фен?

— Два года, сэр.

— Вы живете в Лос-Анджелесе?

— Да, примерно полтора года. До того, как поступить на работу к мисс Фен, я поменял многих хозяев.

— Вам приходилось слишком много у них работать?

— Нет, сэр. Но мне не нравился их образ жизни. Кроме того, я не терплю фамильярности, а мои хозяева зачастую обращались ко мне на «ты». Один из них называл меня не иначе как «старина», хлопал по плечу, а уж когда бывал навеселе…

— А мисс Фен вела себя по отношению к вам совершенно иначе?

— Да, сэр. Она была дамой в полном смысле этого слова, сознававшей, какое она занимает положение, и уважала мое человеческое достоинство.

— Значит, у вас не было никаких оснований быть недовольным своей службой?

— Совершенно верно, сэр. Я позволю себе заметить, что прискорбное событие сегодняшнего вечера глубоко потрясло меня.

— Скажите, был ли кто-нибудь из гостей, которых вы принимали сегодня вечером, в плаще?

— В плаще? — Джессуп удивленно поднял брови.

— Да, не пришел ли кто-нибудь в плаще, накинутом поверх фрака?

— Нет, сэр, ничего подобного не было.

— Я попрошу вас напрячь свою память. Не было ли здесь сегодня вечером кого-нибудь, кроме тех, кто сейчас находится в гостиной?

— Нет, сэр, — ответил Джессуп, внимательно оглядев присутствующих.

— Благодарю вас. Когда вы видели в последний раз мисс Фен?

— Примерно в пятнадцать минут восьмого я принес сюда цветы. После этого я еще несколько раз слышал ее голос.

— Расскажите, пожалуйста, что вы делали в это время?

— Следуя возложенным на меня обязанностям, я находился в кухне и столовой. Я позволю себе довести до вашего сведения, сэр, что вечер оказался для меня очень утомительным. Наш китаец-повар выявил ряд скверных качеств, свойственных, да простите мне это упоминание, этому языческому народу.

— Этот языческий народ, — серьезно возразил Чан, — изобрел книгопечатание в ту пору, когда господа в Англии были заняты тем, что срубали друг другу мечами головы. Простите мне это маленькое отступление в область истории. Значит, ваш повар оказался очень нетерпеливым?

— Да, сэр. К тому же наш поставщик спиртного или, как здесь его называют, бутлегер, явился непростительно поздно.

— Значит, у вас имеется свой бутлегер?

— Да… Мисс Фен никогда не пила, но она знала, к чему ее обязывает положение хозяйки. Наш повар Ву-Кио-Чинг договорился с одним из своих приятелей относительно поставки напитков.

— И приятель Ву позволил себе опоздать?

— Совершенно верно, сэр. Я уже сказал вам, что был занят с той минуты, как вручил мисс Фен цветы. Было две минуты девятого, когда…

— Почему вам запомнилось именно это время?

— Я слышал о чем вы беседовали с гостями. В это время я находился в кухне.

— Один?

— Нет, сэр. Ву-Кио-Чинг, разумеется, тоже был там. Там же была и Анна, горничная. Она пила чай. Я обратил внимание повара на то, что уже восемь часов. Втроем мы пробыли на кухне приблизительно до десяти минут девятого. К этому времени явился бутлегер, и я направился в столовую делать коктейли. В четверть девятого я впустил в дом мистера ван Горна и вскоре отправился звать гостей.

— Я вам очень благодарен за ваше обстоятельное повествование. Вы свободны, Джессуп.

Слуга колебался.

— Мне хотелось бы сказать вам еще кое-что.

— Слушаю вас.

— Не знаю, будет ли иметь для вас значение мое сообщение, но я вспомнил об этом после того как узнал, что произошло. Наверху есть небольшая библиотека, вскоре после обеда я направился туда, чтобы выбрать себе книгу, и застал в библиотеке мисс Фен. Она разглядывала какую-то фотографию и горько плакала.

— Чья это была фотография?

— Не знаю. Она держала ее так, что я не мог разглядеть. Могу лишь сообщить вам, что фотография довольно большого формата, наклеенная на зеленый картон.

Чан кивнул.

— Благодарю вас. А теперь я попрошу позвать сюда повара.

— Слушаюсь, сэр, — и Джессуп с достоинством удалился.

Инспектор оглядел присутствующих и заметил:

— К сожалению, дело затягивается. Я вижу на террасе уютные шезлонги. Рекомендую вам, господа, разместиться поудобнее, но напоминаю — покидать дом запрещено.

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru