Пользовательский поиск

Книга Чарли Чан идет по следу. Содержание - Глава 19 ПЛОДОВОЕ ДЕРЕВО

Кол-во голосов: 0

– Спасибо, – поблагодарил Чарли. – А вы не обидитесь, если я заведу разговор об убийстве?

Макс нахмурился.

– Ну, не знаю… Мне не хотелось бы портить всем настроение. К тому же если убийца поймет, что прижат к стене…

– Я буду очень осторожен, обещаю вам.

Макс махнул рукой.

– Ладно, это ваше дело. Делайте, как хотите.

Вечером четырнадцать человек расположились за щедро уставленным столом. Выполняя долг гостеприимного хозяина, Макс нацепил наполеоновскую треуголку, чтобы потешить своих гостей.

– Ешьте и пейте, – сказал он. – Я приказал принести лучшее, что у них есть.

После кофе Минчин поднялся.

– Ну вот и заканчивается наше путешествие, друзья. Мы видели много хорошего и плохого. И всем, что видели, мы обязаны одному человеку. Давайте поднимем бокалы за доктора Лофтона.

Раздались приветственные крики. Лофтон поднялся и смущенно заговорил:

– Благодарю вас, дорогие мои! Ваша группа – одна из самых лучших, которые были у меня, несмотря на то, что вы доставили мне много беспокойства. Надеюсь, мисс Памела не обидится на меня за эти слова. Все наши несчастья начались со смерти ее деда. Но теперь все это в прошлом. И если тайна осталась неразгаданной, то мы должны согласиться, что такова судьба. Очень скоро мы высадимся в Сан-Франциско и расстанемся. Однако уверяю вас, что всегда буду с удовольствием вспоминать о нашей поездке.

– Ура! – закричал Макс Минчин. – А сейчас настало время вспомнить нашего гостя, инспектора Чарли Чана. Мистер Чан, скажите несколько слов.

Чарли встал.

– Барабан, который производит большой шум, – начал он, – наполнен воздухом – гласит китайская пословица. Я благодарен мистеру Минчину, предоставившему мне возможность присутствовать здесь, и его жене. Судьба – дама непостоянная, и вы все были этому свидетелями. Я имею в виду те трагические события, разыгравшиеся во время вашего путешествия. По воле судьбы вам пришлось познакомиться с моим другом инспектором Даффом из Скотланд-Ярда. Теперь вы видите перед собой представителя гавайской полиции, смиренного китайца. Мудрец сказал, что не надо следовать за горем, иначе оно вернется. Его слова могут быть советом мисс Поттер. Как вы все знаете, меня не было в Лондоне, когда убили мистера Дрейка, ее деда. Но поскольку я продолжаю расследование, начатое инспектором Даффом, мне хотелось бы услышать от вас, что произошло в отеле «Брум». Возможно, какая-нибудь упущенная вами подробность поможет мне распутать этот клубок. Мистер Лофтон только что сказал, что если тайна не будет раскрыта, то такова судьба. Я китаец и верю в судьбу. Но я так долго живу среди американцев, что чувствую склонность бросить судьбе вызов. Простите, если мое маленькое выступление омрачило ваше веселье.

Он сел.

Минчин посмотрел на Тайта. Тот поднялся с видом заправского оратора.

– Возможно, я счастливее, чем любой из вас. Казалось, уже не раз я должен был покинуть эту землю, но желание жить одерживало верх. Да, много раз мне везло. Любой из нас мог оказаться на месте несчастного Мориса Дрейка в отеле «Брум» и стать жертвой убийцы…

Тайт замолчал и беспомощно оглядел собравшихся за столом.

– Простите меня. Я часто бываю бестактным. Боюсь, что для очаровательной мисс Памелы мы превращаем вечер в пытку. Я хочу только сказать, что счастлив, уцелев за время нашего путешествия, и рад, что познакомился с вами. Благодарю всех.

Он сел под громкие аплодисменты. Миссис Льюс и мисс Поттер сказали несколько теплых слов. Потом встал капитан Кин.

– Мы совершили отличное путешествие, – начал он. – Однако я считаю, что те из нас, у кого есть работа, должны продолжать ее. Я уже почти забыл об инциденте в отеле «Брум», хотя и мне пришлось пережить немало неприятных минут. Инспектор Дафф действовал умело. Его вопросы били прямо в цель. Я не убивал мистера Дрейка, но, как вы помните, ночью меня видели на его этаже. Я ужасно нервничал. Полагаю, что у остальных было подобное состояние. Кстати, все, наверное, заметили беспокойство мистера Бенбоу. И миссис Бенбоу тоже. Я не собираюсь подозревать кого бы то ни было. Однако в ночь убийства я видел мистера Бенбоу. Он возвращался в свою комнату из холла. Я думаю, вы сможете объяснить это инспектору Чану, мистер Бенбоу?

Кин опустился на стул с самым добродушным видом. Но это никого не обмануло. Все чувствовали, что за этим добродушием скрывается злоба.

– Мистер Бенбоу, теперь ваше слово, – обратился к нему Минчин.

– Не знаю, что я должен говорить. Да, я выходил из своего номера ночью. После того, как мы легли спать, я вспомнил, что не послал дочери телеграмму. Шестого февраля у нее день рождения. Но жена сказала, что если отправить телеграмму сейчас, то с учетом шестичасовой разницы во времени она успеет попасть в Акрон вовремя. Я встал, оделся и вышел. В холле, кроме уборщицы, никого не было. Конечно, я мог бы сказать об этом полиции, но мне казалось, что это не так важно и не имеет отношения к делу. И потом, я не хотел быть впутанным в это дело. Хорошо, что мистер Кин начал сегодня этот разговор. Я рад был вам все объяснить и надеюсь, что вы мне верите. – Он немного помолчал. – Я купил в Гонолулу проектор, ну и мы с женой посоветовались… Одним словом, я приглашаю вас в последний вечер пребывания на корабле посмотреть фильм о нашем путешествии.

Снова поднялся Макс Минчин.

– Я полагаю, что надо выслушать следующего оратора. Мистер Росс, пожалуйста.

Росс встал, тяжело опираясь на трость.

– Да, наше путешествие было интересным. Я рад, что попал в группу мистера Лофтона и познакомился с вами. Мне тоже есть, что рассказать вам, и я сделаю это, чтобы потом, в Такоме, не пришлось сожалеть. В ту ужасную ночь в Лондоне, когда мистер Дрейк лежал в душном номере отеля «Брум» с ремнем на шее, принадлежащим доктору Лофтону…

– Но кто вам сказал, что это был ремень доктора Лофтона? – быстро спросил Вивьен.

Росс заколебался.

– Ну… ну… насколько я понял, ремень украден у доктора Лофтона…

– Сегодня мы называем вещи своими именами, – холодным голосом произнес Вивьен. – Это не был ремень Лофтона. Это вообще был ремень не от багажа. Это ремень от кинокамеры. Я случайно узнал, что этот ремень принадлежал мистеру Бенбоу.

Все повернулись к Бенбоу.

Глава 19

ПЛОДОВОЕ ДЕРЕВО

При полном молчании Минчин снял свою треуголку и отшвырнул в сторону.

– Наша вечеринка превращается в судебное разбирательство, – пробурчал он. – Санда, кажется, у нас никогда не было ничего подобного раньше? Поскольку дело повернулось в другую сторону, мне думается, надо предоставить слово мистеру Бенбоу. Мистер Бенбоу, мы вас слушаем.

Бенбоу вскочил.

– Полагаю, что совершил ошибку, не рассказав вам о ремне…

– Вы послали его в подарок дочери? – усмехнулся Кин.

Бенбоу повернулся к нему.

– Мистер Кин, я не знаю, почему вы так враждебно относитесь ко мне. Я не посылал своей дочери ремень в качестве подарка.

Бенбоу налил себе воды и залпом выпил.

– Я услышал об убийстве мистера Дрейка рано утром и пошел посмотреть, как это случилось. Так я поступил бы и в Акроне. Кроме слуги, в номере никого не было. Полиция еще не приехала. Я нагнулся над Дрейком и увидел у него на шее ремень, очень похожий на ремень от моей камеры. Это потрясло меня. Я вернулся к себе и достал камеру. Ремень от нее исчез. Жена настояла, чтобы я сказал об этом доктору Лофтону. – Он посмотрел на Лофтона. – Я так и сделал.

– Да, – кивнул тот.

– Ну, Лофтон высмеял мои страхи, но когда узнал, что я ночью вставал, чтобы послать телеграмму, помрачнел. Я подумал, что, может быть, лучше все рассказать полиции. Я сказал доктору Лофтону, что боюсь полиции. Лофтон обнял меня за плечи. «Не говорите ничего, – посоветовал он. – Предоставьте все мне. Я уверен, что это не вы убили мистера Дрейка, и сделаю все, что смогу, чтобы не впутывать вас в расследование». И я согласился с этим. Потом я слышал, что доктор Лофтон назвал ремень своим. Вот и все… Ах да, Вивьен спросил меня о ремне, когда мы ехали во Францию. Когда я купил другой ремень в Париже, он снова пристал ко мне.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru