Пользовательский поиск

Книга Закат на Босфоре. Содержание - Глава пятнадцатая

Кол-во голосов: 0

Мистер Ньюкомб сделал возмущенный жест, намереваясь что-то сказать, но Горецкий сделал вид, что не заметил этого жеста.

– Может, вы сумеете объяснить – здесь, в неофициальной обстановке, – как случилось, что мистер Солсбери не имел ни малейшего представления о вашей миссии в Константинополе?

Мистер Ньюкомб опустил глаза, потом сел за стол и закурил папиросу.

– Вообще-то я выполняю приказ. А как они там наверху решили, мне ведь не докладывали, – вздохнул он. – Знаю только, что «К.» был очень обеспокоен в последнее время утечкой важной информации. Один наш дипломат был завербован, а когда его разоблачили, то он застрелился. «К.» захотел узнать, откуда, так сказать, ветер дует. И послал меня. Я познакомился с Гюзелью, дал себя завербовать…

– Понятно, – протянул полковник Горецкий. – Правая рука не знает, что делает левая. У нас в России тоже так было…

На улице послышалось фырканье автомобильного мотора.

– Это за доктором.

Вошли двое в английской военной форме, неприязненно покосились на мистера Ньюкомба, но ничего не сказали. Один из них отвел Горецкого в сторону и произнес несколько фраз. В полном ошеломлении Аркадий Петрович подхватил сползающее пенсне.

– Вот это да! – по-русски воскликнул он.

Англичане подхватили связанного доктора, как куль с мукой, и без долгих церемоний поволокли его в автомобиль. Мистер Ньюкомб встрепенулся и бросился следом. После нудных разбирательств те согласились взять его с собой.

– Наконец-то они все убрались! – потянулся Борис. – Саенко, ужинать мы будем сегодня? Уж очень беспокойная работа – шпионов ловить. Аркадий Петрович, выпьем за успешное окончание дела?

– Какое там, – рассеянно отмахнулся Горецкий. – Тут такие дела творятся! Сегодня турки ввели войска в Батумскую область.

– Откуда такие сведения? – поразился Борис.

– Части кемалистов [5] оккупировали Батумскую область, – терпеливо повторил Горецкий. – Армией командует генерал Кераглы. Турки заняли Батум, Батумскую область, арестовали в порту все военные и торговые корабли. Чудом вырвался один английский миноносец. Он и сообщил по радио. Думаю, в газетах это появится только завтра.

– И как же реагирует на это правительство?

– Какое здесь, в Константинополе, правительство! – махнул рукой Горецкий. – Османская империя доживает последние дни, султан не имеет больше никакой власти. Но что интересно – так это то, что правительство Кемаля в Анкаре тоже молчит. Буквально никаких комментариев! Тут явно кроется какая-то интрига…

За ужином Горецкий посмотрел на Бориса поверх пенсне и вкрадчиво спросил:

– А скажите-ка мне, голубчик, зачем вы отпустили прекрасную турчанку?

– Я? – очень натурально удивился Борис. – Я тут ни при чем. Она сама сбежала.

– Ну-ну, – усмехнулся Аркадий Петрович, – не притворяйтесь, я-то вашу слабость к красивым женщинам хорошо знаю. И хочу вам сказать, что здесь вы допустили большую ошибку. Гюзель очень опасна, вы имели случай в этом убедиться. Ведь это она не колеблясь приговорила вас к смерти, когда по ее приказу вас схватили.

– Знаю, – криво улыбнулся Борис, – но никак не научусь воевать с женщинами. Да и англичанин этот, мистер Ньюкомб, уж очень надутый был.

– Эта женщина стоит сотни мужчин! – высказался полковник, и непонятно было, осуждает он Гюзель или восхищается ею. – Чувствую я, что в нынешней интриге с оккупацией Батума не обошлось без герра доктора и его очаровательной помощницы.

– Теперь нас это не должно волновать, – осторожно напомнил Борис.

– Да, я занят расследованием шести убийств, а вас завтра вызовут англичане на очную ставку с доктором и мистером Ньюкомбом. Так что сидите на месте, ждите, когда за вами авто пришлют.

Борис недовольно поморщился, но ничего не ответил.

Глава пятнадцатая

Наутро в приемную генерала Врангеля вошел немолодой, но крепкий с виду мужчина в хорошо сшитом английском френче без погон и других знаков различия. День был неприемный, и в помещении находился только дежурный офицер.

– Добрый день! – представился вошедший. – Полковник Горецкий.

Офицер вскинул брови и насмешливо скривил губы, уставившись на то место, где должны были быть погоны у этого типа, назвавшегося полковником, – знаем, мол, мы этих полковников – ишь френчик-то как хорошо сидит, небось интендант! Нажился на поставках, пока мы, простые офицеры, на фронте кровь проливали…

– Что вам угодно? – сухо спросил он.

Взгляд офицера не остался не замеченным полковником. Он снял пенсне и посмотрел на сидящего сверху.

– Мне угодно, чтобы вы вызвали сюда начальника канцелярии, и срочно, – ровным голосом произнес он.

Все слова о том, что день неприемный, что начальника канцелярии сейчас нет и что по установленному порядку следует сначала зарегистрироваться у него, дежурного, – показать документы и так далее, – застряли у дежурного офицера в горле, он вскочил с места, но тут открылась дверь и в приемную вошел начальник конвоя Главнокомандующего – генерал-майор Семен Николаевич Краснов.

– Кого я вижу! – приветствовал он полковника не по уставу, но дежурный офицер почувствовал, что в голосе генерал-майора нет теплоты.

Генерал и полковник пожали друг другу руки и отошли в дальний угол комнаты. Разговор они вели вполголоса, так что дежурному офицеру не было слышно, но он заметил, что Краснов рассматривает какие-то бумаги. Затем Краснов подошел к столику дежурного и достал книгу записи посетителей. Горецкий склонился над книгой и принялся внимательно ее изучать.

Вот записано: ротмистр Хренов. И в этот же день на прием записалось еще восемь офицеров. То есть записалось бы гораздо больше, просто Главнокомандующий не любил принимать много народу. Так дело не пойдет. В приемную мог просто кто-то зайти случайно или по другому делу, не проверять же всех! Горецкий внимательно вгляделся в ровные строчки.

– Простите, вот тут, я так понимаю, отметка о том, был ли записанный ранее посетитель на приеме у господина Главнокомандующего?

– Совершенно верно, – ответил генерал Краснов, – но… возле фамилии Хренов такой отметки нет.

– Значит ли это, что ротмистр Хренов не попал на прием? Или… – Горецкий оглянулся на дежурного офицера, – могли не отметить…

– Исключено, – улыбаясь, но твердо ответил генерал Краснов, – начальник канцелярии у нас такой буквоед.

– Стало быть, на приеме Хренова не было? – настаивал Горецкий.

– Стало быть, – развел руками Краснов.

Ему уже порядком начал надоедать этот разговор, но Горецкий показал ему такие бумаги, что приходилось всячески идти ему навстречу, – не стоило ссориться с человеком, который в хороших отношениях с англичанами и турецкой полицией.

«Ага, – думал Горецкий, – на прием Хренов не попал, стало быть, денег никаких ему не выписали, и получить ему было их неоткуда, если только… если только… ему не дал денег тот человек, которого он, по его же собственному утверждению, встретил в приемной. И с какой стати этот кто-то мог дать Хренову денег? Этому пьянице и дебоширу? К тому же тот, кто толчется в приемной Врангеля, сам обычно нуждается в деньгах – мало-мальски устроившие свои дела офицеры сюда не ходят…»

Горецкий выписал адрес последней квартиры ротмистра Хренова из книги регистрации посетителей и ушел. Генерал Краснов с облегчением посмотрел ему вслед.

* * *

После визита в приемную Главнокомандующего Аркадий Петрович решил наведаться на бывшую квартиру полковника Шмидта. Но посещение его оказалось неудачным, потому что полковник жил в гостинице. Номер нужно было срочно освобождать, так что все бумаги опечатал и забрал представитель англичан, а личные вещи запаковали в большой сундук и отослали родной сестре полковника, которая жила в Париже с мужем и двумя детьми. Горецкий, узнав про это, горестно вздохнул и подивился той быстроте, с которой служащие гостиницы распорядились вещами. Потом он пригляделся внимательнее к прислуге, среди которой совершенно отсутствовали восточные лица, и все понял: отель был роскошным, старался соблюдать европейские обычаи, там не было места восточной лени и безалаберности. Горецкий пообедал в ресторане отеля, посчитав, что раз англичане подставили ему ножку, забрав все бумаги полковника Шмидта, то пускай тогда оплатят огромный счет за обед в дорогущем отеле.

вернуться

5

Кемалисты – сторонники партии младотурок, возглавляемой Кемалем Ататюрком.

48
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru