Пользовательский поиск

Книга Китайская петля. Страница 10

Кол-во голосов: 0

— Что? — спросил Андрей.

— Ничего, это я себе… Знаешь, что? Давай завтра утром прогуляемся туда, — предложил китаец.

— Почему нет? А зачем это вам? Мастер посмотрел на часы. Было похоже, что он хотел быстрее закончить разговор.

— Я ищу ворота. Место твоего перехода. Возможно, это то, что нам нужно.

— Вы тоже пойдете в эти ворота?

— Только ты. Почему так, нет времени объяснять. А сейчас уходи. Возьми чай, пей его дома.

Договорившись о времени и месте завтрашней встречи, Андрей вышел на мороз.

Высадив Андрея с Мастером, Миша поехал на станцию Бугач, в «цыгано-китайский микрорайон»— известное всему городу скопление деревянных халуп и новых кирпичных особняков, расположенное между Транссибирской железнодорожной магистралью и голыми склонами степной гряды, возвышающейся над городом. Чуть позже по темным улицам проехало несколько машин, которые на выезде из поселка двинулись по разным направлениям.

Тем временем Чен приехал на последнюю встречу, посвященную разногласиям по городскому рынку. Встреча состоялась в респектабельном ресторане, который красноярцы называют «Еб», что значит «Енисей-батюшка». Поскольку к соглашению прийти не удалось, Чен выдвинул своим собеседникам последний срок на раздумье — полгода. Выйдя из ресторана, он сел в «БМВ»и направился в сторону международного аэропорта «Емельянове», но, немного не доехав до него, свернул направо, в сторону аэропорта местных линий «Черемшанка». На подъезде к аэропорту Чен связался с господином Ли Ван Вэем и согласовал с ним конкретное время и место. Место было то самое, которое Андрей указал на карте. Проведя короткий разговор в коммерческом отделе «Черемшанки», Чен снова сел в машину и направился в «Емельянове», где приобрел три билета на завтрашний рейс авиакомпании «Эйр Чайна» по маршруту «Красноярск — Иркутск — Пекин». Проверив расписание, Чен только головой покачал — завтра запаса времени не будет совсем.

Солидные люди, контролирующие красноярский городской рынок, после ухода Чена задержались в ресторане. Полугодовой срок ультиматума их очень развеселил. Гляди-ка, «последнее двадцать восьмое китайское предупреждение»! Но тут их сотовые запели хором, и собравшимся стало не до веселья.

На первый телефон сообщили, что коммерческий директор сети ночных клубов, двигаясь по ночному шоссе, получил удар из гранатомета в борт своего «джипа». После этого он стал одним целым с грудой искореженного металла, улетевшей в глубокий овраг. Поскольку телефон принадлежал владельцу этой сети, у того появился серьезный повод для раздумья.

Не менее серьезный повод появился у владельца другого телефона. Его лучший «друган», проживающий в элитном доме на берегу Енисея, вылетел из окна, грохнулся о крышу собственной «хонды»и скатился на утоптанный снег в виде безжизненного тела.

И уж в совсем глубокие раздумья погрузился хозяин третьего аппарата, чья супруга, вышедшая из самолета в аэропорту города Шанхая, была задержана таможенными служащими. Причиной задержания стал десятиграммовый пакетик с героином, обнаруженный в ее сумочке, что не предвещало ничего хорошего.

Одним словом, прощальный привет вышел на славу. Теперь стоило ждать ответных действий на почве российско-китайской дружбы, именно в предвидении таковых Чен и посетил оба красноярских аэропорта.

Китайский чай помог — на всем пути до дома Андрей ни разу не кашлянул. Раздеваясь в прихожей, он услышал Танин голос, доносившийся с кухни. За три месяца, что они не виделись, голос изменился — начали исчезать высокие детские тона, проступила женская грудная глубина. Второй голос принадлежал отцу Андрея.

— Всем привет! — Андрей показался в дверях кухни, привалившись плечом к косяку.

— Здрасьте, Андрей Николасвич. — Блестящие ореховые глаза внимательно оглядели мощный торс Андрея, обтянутый толстым черным свитером. Полные красные губы сложились во взрослую усмешку. — А ваша бородка скоро начнет седеть. Я вижу.

— Здравствуйте, Татьяна Викторовна, — слегка поклонился Андрей. — Что ж делать: седина в бороду, бес в ребро.

«На кой черт тебе Крыса, когда рядом такая?»— уже несколько лет, глядя на взрослеющую Татьяну, он задавал себе этот вопрос. И ответ всегда был одним и тем же — «Нет». Возможно, подходит время ответить по-другому. Пока не опоздал.

— Скажете тоже, бес! Какой еще бес? — Девушка повернулась в профиль, чуть вскинула подбородок, показывая новую прическу. — Нравится?

Отец поднялся с места:

— Сидите, ребята, а я к матери подойду. Прилегла мать, устала сегодня. Скоро хоккей — будешь смотреть?

— Нет, наверное.

Отец болел за московское «Динамо», хотя к органам никакого отношения не имел. Андрей же равнодушно относился к тем видам спорта, которыми не занимался сам.

— Ну как, нравится? — переспросила Таня. — Вчера подстриглась. Денег отдала — ужас.

— Красиво.

— А волосы у меня хорошие? Смотрите, какие густые! Без всяких «херэншордес». — Название этого брэнда в Красноярске обыгрывалось с не меньшим удовольствием, чем во всей остальной России. — Сами пощупайте.

Она придвинулась в Андрею, приблизив голову. Волосы на ощупь действительно были густые, жестковатые от лака, а кожа мягкая, покрытая легкими волосками. Немного растрепав волосы, Андрей погладил девушку по шее, проведя мизинцем за ушной раковиной. Шея слегка дернулась от волнения, на щеках выступил румянец. Какой-то странный румянец: сначала проступили мелкие красные точки, которые слились в неровные пятна. Пятна внезапно исчезли, сменившись резкой бледностью. Татьяна закрыла глаза, тело ее повело — она бы, наверное, упала, не поддержи ее Андрей.

— Сейчас пройдет, — глухо сказала она.

«Правда, что-то с кровью», — подумал Андрей, в то время как рука ощутила крепкое плечо, круглую грудь, туго выгнувшую пушистый бело-розовый свитер. «Совсем девка созрела. Прямо на выданье. Если бы не это…» Болезнь девушки могла быть решающим аргументом в пользу сугубой осторожности в отношениях — только такого хомута ему не хватало для полного счастья. Для начала можно закрепить взаимное «вы», вполне кстати возникшее в сегодняшнем разговоре.

Татьяна постепенно пришла в себя, тряхнула головой, отгоняя головокружение, смущенно улыбнулась, одернула свитер и снова села напротив Андрея.

— Слушай, Таня… — Он все-таки назвал ее на «ты». Плевал он на все аргументы.

«Доплюешься, губы заболят»— вспомнилось предостережение Мастера. О Мастере Андрей и собирался поговорить.

— …из Китая приехал мой знакомый, хороший врач. Ты не против, если он осмотрит тебя?

— Маменька про анализы наговорила? — криво усмехнулась девушка.

— Так ты согласна?

— Да ладно, мне-то что… А я вам браслетик привезла, — сообщила она нормальным голосом, почти полностью избавившимся от недавней мертвенной глухоты.

— Какой браслетик?

— Забыли уже, Андрей Николасвич? В Париж, между прочим, обещали. Что, мужчины все такие?

— Какие «такие»?

Таня хотела что-то ответить, но вдруг покраснела, склонила голову над сумочкой и молча протянула на ладони темную чешуйчатую змейку.

— Ручку дайте, пожалуйста. Примерка.

Девичьи пальцы, как три месяца назад, легли на запястье Андрея, надевая браслет. Он лег легко, но плотно, словно сам нашел свое место.

— Сколько с меня?

— Нисколько.

— Брось! Человек работал.

— Подумаешь, работал! Невелика работа. Между прочим, он с меня натурой взять хотел. Как вы думаете, отдать? — Таня глянула на Андрея чуть искоса, немного отвернувшись и склонив голову к сумочке. Во взгляде был явный вызов, как и в том, что она не побоялась грубого мужского выражения «отдать натурой».

— Лучше деньгами, — сказал Андрей. — Хотя смотри сама, большая уже.

— Отдам, если вы разрешите.

Разговор вплотную приблизился к опасной черте, и Таня первой сделала шаг назад.

— Ладно, пойду я. — Она защелкнула сумочку и поднялась.

— Может, тебе такси вызвать?

— Что? — Таня взглянула на Андрея с искренним изумлением. Похоже, ей такое и в голову не приходило — Да бросьте вы, доеду. Только до остановки проводите, ладно? — Она помолчала немного. — Скажите, Андрей Николасвич, мы еще встретимся?

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru