Пользовательский поиск

Книга Китайская петля. Содержание - Глава тридцать седьмая

Кол-во голосов: 0

— Угадайте, кто здесь? — поддержав веселый тон, спросил Андрей.

— Ну?

— Кистим. Коней продает.

— Ты с ним говорил? — Мастер быстро обернулся, глаза его вдруг стали серьезными и жесткими.

— Конечно, говорил. Вот только что.

— О чем? — веселье исчезло и в голосе.

— Он собирается к воеводе, говорить о переходе своего рода под Красный Яр.

— Вот как…

Они снова вошли на торг, проталкиваясь сквозь толпу.

— Как ты думаешь, — выйдя на свободный пятачок, снова спросил Мастер, — правду он говорит или просто отвлекает внимание красноярцев, выигрывая время для перехода в Хоорай?

— Он говорил, что его род боится уходить в степь из-за джунгар. Но когда Кистим увидел вас выходящим из ворот, он вдруг отказался идти к воеводе. А вы были у воеводы?

— Был. Так, ничего интересного, — в голосе китайца снова появилось веселое, ничем не омраченное спокойствие. — О, да тут цирк! Давай-ка глянем.

В окружении плотного кольца зевак, сквозь которых они с трудом протолкались в первый ряд, широкими крадущимися шагами прохаживался Чен. Его гладкий смуглый торс, мощный, но почти лишенный мускульного рельефа, двигался волнообразно, словно пропуская через себя невидимые импульсы. Отставив какую-то чашечку, он закинул голову, поднеся ко рту тлеющий фитиль, и изо рта его вырвалась длинная струя пламени. Зеваки ахнули и тут же, протягивая старую войлочную шляпу, по кругу побежала шустрая целовальникова Малашка.

— Кидай денежку-то, сюды кидай, што гляделки выпучил! — строго внушала она зрителям, дергая их за полы. Позвякивая тяжело и солидно, шляпа уже оттягивала тонкие девчоночьи руки.

— А сейчас — «железная рубаха»! — объявил Чен следующий номер.

В кольцо зрителей вошел здоровенный мужик, волоча за собой длинную, груботесаную оглоблю.

— Зашибу-кось… — с сомнением протянул он, оглядывая Чена.

— Давай, давай!

Чен слегка наклонил голову, мужик размахнулся и, крякнув, что есть силы опустил лесину на бритый китайский лоб. Хрясь! — толстая оглобля переломилась, отлетевшей половиной чуть не пришибив какую-то бабу, а Чен, присев в коленях и приставив кулаки к бокам, взревел, как дикий зверь, и тут же снова отправил девчонку по кругу.

— Мне Крыса говорила… — попытался вспомнить Андрей, коснувшись пальцами виска, — «Миру нужны люди с чугунными лбами». По ее словам, так сказал Альберт Швейцер.

— По-моему, он имел в виду нечто иное, — ответил господин Ли Ван Вэй, глядя на лоб Чена, на котором оглобля не оставила никаких следов.

— Эй, Чен! — Мастер коротко и резко щелкнул пальцами. — Концерт окончен!

Поклонившись зрителям, Чен вышел из круга, при этом легким, почти неуловимым движением смахнул с пояса чей-то кожаный полукруглый кошелек, украшенный выдавленными полосками.

Выйдя с торжища, все четверо (девчонка уцепилась за руку Мастера, к которому она еще вчера почувствовала расположение) направились уже проторенной дорогой — в кабак.

Глава тридцать седьмая

Русские денежки семнадцатого века — легкие и тонкие, как овальные лепесточки, — были высыпаны на стойку и справедливо поделены между целовальником и компанией.

— Это называется: «Из ничего сотворить нечто», — с довольным видом произнес господин Ли Ван Вэй, ссыпая деньги в изящный кошелек арабской работы.

На стол выставили бутыль и сибирскую снедь — пельмени, мясо жареное, рыбу соленую, пироги, шаньги. Все выпивали — вслух за общее и молча — каждый за свое; после трудного дня ели много и с аппетитом.

Целовальник ушел на стройку своего «анбара». За стойку встала целовальникова жена — в ярмарочный день в кружале полно народу, торговля шла бойко. Убрав со стола и получив от хозяйки по кружке чаю, Мастер с Ченом перешли на китайский.

— Ну, что у тебя? — спросил Мастер.

— Этот раненый русский вор может продать двадцать ружей. Зачем они нам?

— Для кыргызов. Хан просил достать.

— Понятно. Но за ружья им нужно отдать Андрея. Я согласился, не знаю, правильно, нет?

— А без этого нельзя?

— Нет.

Мастер замолчал, глядя в мутное оконце.

— Так что? — переспросил Чен.

— Отдадим.

— Он что, нам больше не нужен?

— Нужен. Ничего, что-нибудь придумаем. Да пищали тут не главное — это вообще неизвестно, получат ли их кыргызы.

Чен налил себе еще чаю.

— Извините, Ши-фу, а мы вообще-то за кого? Кому мы помогаем — русским, кыргызам, джунгарам?

— Ни тем, ни другим, ни третьим.

Прищурившись, Мастер посмотрел на пыльное окно, сквозь которое пробивается красноватый закатный свет, теряясь в пыльном стекле бутылок, расставленных за стойкой.

— Кистима помнишь?

— Конечно, — ответил Чен.

— Так вот — я обещал хану вывести казаков под кыргызские сабли.

— Зачем? Чтобы кыргызы взяли город?

— Ни в коем случае! Нужно, чтобы победа не досталась ни той, ни другой стороне. Но свести все к ничейной перестрелке не годится — если кыргызы просто поскачут вокруг острога, а казаки просто постреляют в них со стен, это ничего не даст. Задача в том, чтобы обе стороны значительно ослабили друг друга. Значительно! А для этого нужно вывести казаков за стены. А вывести можно, только если напустить их на Кистимовых родичей, уходящих или якобы уходящих в степь.

— Так в чем проблема?

— Кистим здесь. Хочет говорить с воеводой. С помощью нашего Андрея.

— О чем они собираются говорить?

— Кистим будет просить разрешения своему роду перейти на Красный Яр, под защиту русских. То ли правда уходить не хотят, то ли воеводу отвлекают, чтобы уйти без шума. Но и то и другое нам не подходит. Найди Кистима, говори ему, что хочешь, но он должен уйти из города! А если и род его двинется, совсем хорошо будет. Ты понял?

— Да, Ши-фу. А если его… — Чен провел рукой по горлу.

— Не показывай на себе.

— А все-таки?

— Не сейчас. И не ты.

— Ладно, — вздохнул Чен, — подумаем.

Заскрипела входная дверь, и в кружало сунулся Гришкин дружок, недавно побывавший в Кистимовом аркане. Оглядев заполненный кабак, он подошел к их столу и что-то прошептал Чену на ухо.

— Договорились. — Чен отсыпал ему горсть серебряных монет. — Задаток. Остальное против товара.

— А курвенка тово?

— Его мы с собой приведем.

Получив монеты, Гришкин кореш сразу ушел.

— Договорились? — спросил Мастер.

— Да, Ши-фу.

— Тогда идем.

Они поднялись, вышли из кабака и разошлись в разные стороны. Чен направился на рынок, в конский ряд.

Солнце уже склонилось к закату. Узкая долбленка, которой правил чернявый парень с перевязанной головой, скользила по играющей бликами воде. Долбленка ткнулась в берег рядом с покосившейся баней, парень свистнул. Из бани показался мужик постарше. Вдвоем они выгрузили из лодки длинные тяжелые свертки и занесли их внутрь. Когда закончили, чернявый прыгнул в лодку и двинул вниз по течению, а дружок его снова скрылся в бане.

Торг кончился, рынок опустел. Кистим уж собрался уводить непроданных лошадок, когда путь ему неожиданно преградил Чен.

— Помнишь меня? — спросил китаец.

— Помню, — бесстрастно ответил Кистим, — много говоришь.

— Сейчас мало скажу. Мало и быстро.

— Говори.

Кистим взял своего коня за повод, кивнул напарнику, чтоб тот забирал коней, а сам неторопливо двинулся к выходу из города. Чен — за ним.

— Я только приехал, — начал Чен, — на лодке плыл, заезжал на Бирюсу, к русским, которые по-старому молятся.

— Знаю таких.

— А Дмитрия знаешь?

— Лодки делает? Белый волосом. Знаю.

— Вот он меня и привез.

— Зачем Дмитрий на Красный Яр приехал? — без всякого интереса спросил Кистим.

— Рыжую девку знаешь, Старостину дочку? С моими до Красного Яра в лодке ехала, хотела на ярмарке погулять. Одно место, видать, у нее чешется. А Дмитрий со мной приехал, попозже. Староста его послал, девку забрать.

— Зачем дочку увозить? — Кистим слегка насторожился.

62
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru