Пользовательский поиск

Книга Китайская петля. Содержание - Глава четвертая

Кол-во голосов: 0

— На Лиговке, значит… — протянул Андрей, — может, в гости пригласишь?

— Пошли, — сразу согласилась девушка, — кофе попьем. А то холодно.

Дома у Светланы — так звали блондинку — они действительно пили кофе, разговаривали на маленькой кухне.

— У тебя холодные глаза, Андрей, — сказала Света, — ты холодный человек?

— Не теплый. Помнишь такое: «Был бы ты холоден или горяч! Но как ты тепл, а не горяч и не холоден, то изблюю тебя из уст Моих!» Откровение, три-шестнадцать.

Это Мастер приучил Андрея точно цитировать священные книги. А что он холодный, это правда. Или близко к правде. «Порченый»?

— Как странно, — Светлана зябко передернула плечами. — Так чего ты хочешь? По жизни?

Это она спросила уже во второй раз.

— Не знаю, — ответил Андрей, — наверное, ничего.

Это был удобный ответ, хотя и не вполне достойный — форма мужского кокетства. Поскольку продолжения знакомства с этой девушкой он уж точно не хотел. Похоже, она все-таки покуривала, хотя профессионалкой точно не была.

— Нет, ты чего-то хочешь… — возразила девушка, — только я не пойму, чего.

— Может, и так.

Легко хотеть «ничего»— или ничего не хотеть? — будучи в состоянии мужского посторгазмического холода. А до того Света вскинула руки, подняв легкий шерстяной свитер, и начала снимать его через голову. Ее нос уперся изнутри в мягкую ткань, глубоко втянулся бледный живот, груди в низком кружевном бюстгальтере напряглись, подавшись вперед. Груди у нее были слабые, уже отвисающие, но кожа удивительно нежная, шелковистая.

— Что ты хочешь? — спросила Светлана, сняв свитер.

Это был первый раз, когда она задала этот вопрос.

— В данный момент? — уточнил Андрей.

— Допустим.

— Трахнуть тебя, — ответил он, активно участвуя в процессе раздевания. Этого он действительно хотел. В данный момент.

— А почему? — спросила девушка, расстегивая узкую юбку.

— Что «почему»? — Андрей отвлекся, поглощенный ощущением постепенно открывающегося женского тела.

— Почему ты этого хочешь?

— Потому, что ты красивая.

— Не правда, я некрасивая, — убежденно возразила Светлана.

— Значит, я хочу трахнуть тебя, потому что ты некрасивая.

Что он мог еще сказать?

— А зачем трахают некрасивых? — спросила она, стянув последнюю кружевную тряпочку и со скептическим видом разглядывая себя в широкое трехстворчатое зеркало.

— Чтобы они стали красивыми, — ответил Андрей, положив ладони на худенькие плечи.

Поставив Свету лицом к зеркалу, он мягко нажал на тонкие плечи, заставив выгнуть узкую спину с торчащими косточками и широко расставить ноги. В зеркале она видела бородатое лицо Андрея, с сосредоточенным, почти научным выражением; и свое лицо — раскрасневшееся, с широко распахнутыми, блестящими, ПРЕКРАСНЫМИ глазами. Одна рука Андрея легла на плечо, другая легонько сжимала грудь. Другая грудь, отвисшая, как груша, качалась туда-сюда соответственно ритму, с которым дубинка Андрея, — конечно, не милицейская РД — 70, но тоже ничего, — возвратно-поступательно двигалась в темной влажной глубине.

Глава четвертая

С утра в Москве было холодно и сухо, зимнее солнце тускло блестело в стеклянной башне «Макдональдса», что на углу Тверской и Газетного переулка. Взяв стандартный завтрак — кофе с оладьями, политыми канадским кленовым сиропом, — Андрей устроился за колонной, у стены, облицованной тяжелыми, грязновато-желтыми изразцами. На другой стороне зала, не обращая внимания на Андрея, сидел кудрявый широкоплечий парень с квадратным подбородком — Юрий, он же Есаул. За прошедшие двое суток Андрей отработал план операции с двумя командами — нанятой китайцами, с которой он поедет брать депутата, и другой, которая будет страховать лично его. Все действия были просчитаны и на плане города, и на крупных фоторазвертках участка улицы, на котором было намечено проведение захвата. Оба варианта, «китайский»и страховочный, Шинкарев помнил досконально.

В зале появился худощавый, коротко стриженый парень в кожаной куртке — Олег, старший основной, «китайской», команды. Не обратив внимания на Есаула, он подошел к Андрею.

— Приятного аппетита, Андрей Николасвич. Все готово.

Андрей глянул на часы — дорогие японские «Сейко».

— Хорошо. Ждите в машине.

Машина, темно-синяя «девятка»— стояла напротив «Макдональдса», у входа в Центральный телеграф. Андрей взял рацию:

— Проверка связи. Первый, как слышите, прием!

— Первый нормально, прием! — откликнулась еще одна «девятка», находившаяся на углу Волхонки и Садового кольца.

— Второй, как слышите, прием!

— Второй нормально, прием! — откликнулся экипаж замызганного «зилка»— хлебовозки, час назад уведенной от булочной в Мытищах.

Помимо этих двух, переговоры слышали экипажи двух машин команды Андрея, чьи рации были настроены на прием, а также пара крепких, неброско одетых мужчин, прогуливавшихся в районе проведения операции. Основная команда имела два плана действий — основной («Вариант один») и запасной («Вариант два»). На самом деле (чего не знала основная группа) при команде Андрея «Вариант два!»в дело должна была вступить его группа.

Андрей снова глянул на часы — блеснул серый титан массивного рубчатого корпуса.

— Вперед!

Машина двинулась вниз по Газетному переулку, проехала Большую Никитскую, повернув налево, прошла Никитским бульваром, затем Гоголевским, выехала на Волхонскую площадь, готовясь свернуть направо — на Остоженку. Вслед за ней пошел темно-красный «фольксваген-поло», за рулем которого сидел Юрий и еще один бывший-будущий «дикий гусь».

— Первый, где находитесь, прием?

— Прошли участок «два». Машина шла по Волхонке.

— Второй, где находитесь?

— Прошли участок «четыре», выходим на участок «один».

Хлебовозка прошла Волхонскую площадь, заворачивая в район переулков между Остоженкой и набережной Москва-реки. В это же время на подъезде к Гоголевскому бульвару остановился темно-зеленый «форд-транзит» без окон — из команды Андрея.

Темно-синяя «девятка», остановившись на Волхонке, высадила Андрея, он перешел улицу и свернул в Пожарский переулок. Впереди, за желто-белыми стенами тяжелым золотом отливали купола Христа-Спасителя.

Дубовая дверь с телекамерой. Перед тротуаром — массивная черная «ауди»с крупным триколором на номерных знаках.

Все шло, как и рассчитывали: один охранник вышел из машины, чтобы открыть дверцу, второй остался внутри, третий сидел за рулем. Особой бдительности они не проявляли: нет смысла. Серьезные нападения на клиента должна предотвращать служба безопасности, а если она этого не сделала (другой вопрос, не смогла или не захотела), личная охрана уже не поможет.

— «Вариант один!»— отдал Андрей команду на начало операции, потом сунул включенную рацию в нагрудный карман, взамен ее взяв электрошокер, сделанный в виде пачки сигарет.

Дубовая дверь медленно открылась, из нее вышел худой лысоватый человек лет пятидесяти, без пальто, в больших очках и сером костюме, за ним девушка.

Мужчина поцеловал ее, они разошлись: девушка двинулась по Зачатьевскому, в сторону Бульварного кольца, а мужчина, кивнув охраннику, направился к машине.

В этот момент из-за угла показалась синяя «девятка», а с противоположной стороны — еще одна, такая же. Из нее выскочили двое парней, они схватили девушку за плечи, зажали рот и дернули к своей машине. Действовали они демонстративно грубо, явно причиняя боль своей жертве. Сейчас Андрей увидел лицо девушки — правильный узкий овал, короткие русые волосы, темные глаза, расширенные от ужаса.

Охранник, держащий дверцу, бросился к ней, но Андрей ткнул его шокером, затем подскочил к мужчине, двумя пальцами левой руки взял его за шею, а двумя пальцами правой — чуть выше локтя. Мужчина застыл на месте, все видя, но не в силах ни говорить, ни двигаться.

— Ка…кха… к-а-атя-а… — еле слышно просипел он. Андрей знал, каково сейчас ему — он не раз испытывал на себе это сочетание мягкости направляющего усилия и электрической, парализующей боли. Охранники в «ауди» рванулись было наружу, но сзади уже подлетела хлебовозка. Согласно плану «зилок» должен был протаранить «ауди», а экипаж, высадившись, помочь Андрею и похитителям девушки, уходя в их машинах. Но хлебовозка почему-то пошла мимо, а в открытое окно высунулся автоматный ствол с глушителем. Очередь с жестяным лязгом ударила по корпусу «ауди», посыпались стекла, охранники завалились внутри. Сбив мужчину на асфальт, Андрей бросился сверху, прикрывая его и успев крикнуть в рацию «Вариант два!».

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru