Пользовательский поиск

Книга Затерянный поезд. Страница 34

Кол-во голосов: 0

В то время, как Чарли и Барзюм обсуждали дела труппы, в том числе участь конюха Леопольда, последний шел по длинному коридору поезда, стремясь найти двадцать седьмое купе, где жила молодая хорошенькая наездница, в которую он был влюблен.

Конюх Леопольд или, точнее, барон Леопольд, перевоплотившийся в новую роль, остановился в нерешительности перед дверью гримерной дочери Фантомаса. Он колебался: входить или нет. Наконец, собравшись с духом, тихонько и деликатно постучал. И тут же услышал молодой женский голос:

– Войдите.

Он смело шагнул в узкую кабину, служившую гримерной для наездницы. Но едва барон переступил порог купе, как тотчас всю его уверенность как рукой сняло.

В самом деле, Элен презрительно взглянула на него, и в ее высокомерном виде не было ничего ободряющего.

– Мадемуазель… мадам… – начал барон Леопольд, – простите меня за то, что имею наглость вас побеспокоить, но видите ли…

– Что вам от меня нужно? – резко оборвала Элен.

Ее маленькая гримерная выглядела так же, как и все остальные в этом поезде. Оборудованная наскоро, но в то же время довольно удобно, обстановка состояла из кресла-кровати, узкого туалетного столика и шкафчика с ящиками для одежды.

В момент, когда Леопольд постучал, Элен читала, однако, заметив вошедшего, резко вскочила и нахмурила брови. Недовольная гримаса сделала лицо суровым и злым, а правая рука машинально схватила хлыст, висевший на стене.

Несмотря на такой, мягко говоря, нелюбезный прием, лжеконюх все же, преодолев смущение, продолжал:

– Мадам, я не хотел бы сразу сообщать причину моего появления, но осмелюсь сказать, что никогда вы не были так прекрасны, как этим утром…

Леопольд продекламировал свою тираду с неподражаемой самоуверенностью. Однако, выслушав холодный ответ Элен, он на мгновение сник.

– Мсье, если вы явились, чтобы выдавать мне пошлые комплименты, знайте – это абсолютно бесполезно. Ваше присутствие здесь неуместно. И я прошу вас удалиться.

– Мадам, – сказал он, – я знаю по опыту, что весьма трудно нравиться тем, кто, как и вы, красив и благороден. Я усвоил еще с детства: не бывает легких побед. Не прогоняйте же меня. Прошу вас, потерпите, тем более, что мне нужно сделать одно важное признание.

Элен прервала барона резким жестом.

– Вам нечего мне сообщить. Не зная вас как следует, я прекрасно понимаю, кто вы такой. И не желаю выслушивать…

– Вы просто восхитительны! – с пафосом произнес барон Леопольд. – Однако ваша дерзость меня несколько угнетает, мадемуазель… мадам…

– Можете говорить «мадемуазель».

– Вы не знаете, кто я такой…

– Отчего же, мсье, вы – самый обыкновенный хлыщ.

– Вы, очевидно, имеете в виду, что я – прежде всего, ваш поклонник. Но дело не только в этом. Позвольте наконец представиться. Известно ли вам, мадемуазель, что я проник в этот поезд под видом конюха исключительно для того, чтобы иметь счастье побеседовать с вами? На самом же деле, я вовсе не работник конюшни. Я – барон.

На последнюю реплику дочь Фантомаса прыснула от смеха.

– Вы – барон Леопольд. Мне это известно. Вы, верно, забыли, что два дня назад я уже имела удовольствие на ваши оскорбительные ухаживания ответить ударом плетки. Так что мне знакомы ваши самоуверенность и заносчивость. К тому же, сегодня утром я заметила вас среди циркового персонала.

– Я влюблен, мадемуазель.

Между тем, барон приблизился на шаг, желая поцеловать руку девушки. Но едва он тронулся с места, как Элен занесла руку с хлыстом, готовая для удара.

– Выйдите, мсье! – приказала она. – Я никому не позволяю говорить подобные вещи. Ваша настойчивость неуместна. И мне искренне жаль, что вы никак не хотите этого понять. Но, повторяю, я готова на все, лишь бы вы наконец услышали. Короче, вот выход, мсье.

Барон Леопольд, безусловно, не привыкший к тому, чтобы его ухаживания отвергались столь решительно, предпринял последнюю попытку.

– Мадемуазель, – сказал он, отступая на шаг, смерив, в свою очередь, взглядом дочь Фантомаса, – вы глубоко заблуждаетесь, если думаете, что напугали меня своей плеткой. Я не из тех, кто отступает перед ударами. Но лучше все-таки потерпите еще минутку. Слушайте, я чертовски богат. Позвольте мне разорвать ваш контракт с администрацией цирка! Я могу предоставить вам несметные богатства. Одно ваше слово, и…

– Мсье, – прервала Элен, – да поймите же, в конце концов! Или вы немедленно покинете гримерную, или – видите этот револьвер? Я стреляю в воздух, чтобы позвать на помощь. Полагаю, администрации цирка доставит далее некоторое удовольствие освободить меня от вашего присутствия.

Элен выглядела настолько грозной, что барон Леопольд и в самом деле начал немного побаиваться.

– Карамба! – бросил раздраженно фальшивый конюх. – Как вы упрямы! Какой вы умеете принимать властный вид. Ладно, будь по-вашему. Сегодня не смею больше настаивать, вы слишком болезненно реагируете. Но вообще, очень даже советую хорошенько подумать и не отметать с ходу мои предложения. Впрочем, сегодня же вы сами убедитесь в моем могуществе. А заодно – и ваш любовник.

Барон Леопольд отступил к двери гримерной. Услышав последнюю фразу, Элен прыгнула к нему.

– Что вы этим хотите сказать? – возмутилась девушка. – Как вы смеете утверждать, будто у меня есть любовник?!

Барон Леопольд, пожав плечами, открыл дверь.

– Ваш любовник, – проговорил он зловеще, – получит вечером приятный сюрпризик.

И, усмехнувшись, он вышел и исчез в коридоре, оставив Элен в ужасе и полном недоумении. Однако этот пронырливый тип не успел уйти слишком далеко, так как возле вагонов, служивших конюшнями, встретил секретаря Барзюма – мсье Чарли в компании старшего конюха.

– Леопольд, оп-ля! Ну-ка, иди сюда.

Барон подбежал к подозвавшему его шефу.

– Вы меня ищите?

Чарли ответил ему:

– Друг мой, вы немедленно соберете пожитки, затем пройдете в кассу и получите расчет. Отныне мсье Барзюм больше не нуждается в ваших услугах.

Выслушав эту сентенцию, лжеконюх побагровел от гнева.

– Ах вот оно что?! Меня прогоняют? От меня хотят избавиться?!

– Да, – холодно ответил Чарли.

– Что же я сделал?

Секретарь заколебался:

– Не считаю нужным вам это сообщать.

– Вот как?! А я, представьте, считаю нужным знать…

Помощник Барзюма наклонился к нему.

– Вы оказались ворюгой! Так-то.

И не желая выслушивать протесты Леопольда, он резко повернулся на каблуках и направился к рабочему кабинету, где его поджидала обширная корреспонденция.

В тот же вечер, примерно в восемь часов, когда обслуживающий персонал поезда последовал за артистами в вагон-ресторан на ужин, со стороны вагонов, где располагались хищники Жерара, раздался душераздирающий крик.

Он был настолько ужасный и нечеловеческий, что трудно было даже определить, какому существу он мог принадлежать.

Элен, дремавшая в своем купе после репетиции, где она выполняла чрезвычайно сложные упражнения на манеже цирка, услышав крик, вздрогнула от ужаса. Однако она имела силы лишь на то, чтобы подняться и подойти к двери комнаты.

– Что случилось? Кто там вопит?

В такой час поезд обычно пустовал. Актеры, закончив еду, как правило, предпочитали покинуть перегретые вагоны и прошвырнуться где-нибудь в окрестностях, подышать свежим воздухом. Так что никто не ответил Элен. Ее голос эхом отозвался в пустом коридоре поезда. Кроме того, свет был погашен, и поначалу она ничего не могла разглядеть. Девушка подумала уже, что ей, очевидно, померещилось.

– Может, никакого крика и не было? Может, это у меня уже крыша поехала, – спросила себя Элен, никогда не терявшая чувства юмора.

Она не успела закончить мысль. Вновь раздался страшный вопль, совсем, вроде бы, по соседству.

Что это был за крик? Что он означал?

Даже если б и захотела, Элен не смогла бы сейчас ответить на все эти вопросы, родившиеся у нее в голове.

34

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru