Пользовательский поиск

Книга Затерянный поезд. Содержание - Глава 25 С ГЛАЗУ НА ГЛАЗ

Кол-во голосов: 0

Лейтенант повернулся к своим людям и крикнул:

– Именем его императорского величества! Арестуйте этого человека.

И указал не на Жюва, а на Леопольда!

Через несколько минут еще не оправившийся от потрясения лжеконюх был посажен в карцер жандармского участка. Проходя мимо, Жюв холодно сказал ему:

– Барон, никогда не говорите, что Фантомас сильнее Жюва. И главное – так сказать, не будущее! – слушайтесь советов Жюва. Я же вам сказал, чтобы вы скрылись. А вы вернулись. Теперь пеняйте на себя… Человеческое терпение имеет пределы, и я больше не позволю убийце уйти от правосудия.

Вне себя от отчаяния, арестованный молчал.

Глава 25

С ГЛАЗУ НА ГЛАЗ

В то время как Жюв вел борьбу сначала внутреннюю, решая свои этические проблемы, а затем выполнял долг полицейского, арестовывая убийцу сэра Гаррисона, в это же самое время во мраке ночи, потрясенный признаниями своего бывшего подручного Жерара, Фантомас на бешеной скорости мчался по шоссе, казалось, думая только о дороге…

Жерар умер в три часа ночи.

И лишь когда над дальними холмами забрезжил мутный рассвет, к бандиту стало возвращаться обычное хладнокровие. Инстинктивно сбросив газ, он перестал давить на акселератор и повел машину осторожно. Вскоре он остановился.

Незаурядная натура того, кого весь мир именовал Гением зла, была устроена так, что он мог резко переходить из состояния крайнего возбуждения к полному владению своими нервами и чувствами.

Едва машина остановилась, Фантомас вылез и принялся ходить взад-вперед, низко наклонив голову, пытаясь выработать порядок дальнейших действий.

Прошли четверть часа, полчаса, час.

Фантомас все размышлял. Время от времени он доставал из кармана лист бумаги, на котором умиравший Жерар написал несколько слов. Бандит бледнел, стискивал зубы, кусал губы; бешенство поднималось в нем опять.

– Неужели это правда? – шептал он. – Неужели Жерар не соврал? Неужели мои самые заветные мечты…

Он снова и снова пытался успокоиться, прятал листок в бумажник и принимался быстро ходить, обуреваемый горестными мыслями.

Внезапно Фантомас заорал как, одержимый!

– Клянусь всеми богами! – кричал он, трагическим жестом указывая на красневший над горизонтом шар. – Клянусь! Еще не все потеряно! Боец не может себе позволить поражения! Если надо бороться, я буду бороться! Если нужно убивать, я стану убивать! Но эта тайна погибнет вместе со мной! Только я буду ее знать, потому что другой, знавший ее, замолчал навсегда!

В тот момент, когда он кричал небесам, брови его грозно сдвинулись на переносице.

И опять на его ресницах заблестели слезы.

– А Элен? – прошептал он. – Элен знает то, что теперь известно мне? Жерар ей рассказал?

Преследуемый сомнениями, бандит вдруг остановился возле машины и провел ладонью по потному лбу.

– Увы! – рассуждал он. – Жерар и Элен познакомились еще в Натале, и они узнали друг друга в этом проклятом цирке! Да, да! Вполне возможно, что укротитель ей все рассказал!

С губ бандита слетело ужасное проклятие.

– О, мерзавец! – проговорил он. – Как я его ненавижу! Как мне хочется снова терзать его! Чтобы отомстить за причиненную боль!

Дьявольская ярость, казалось, снова овладела Фантомасом. Перед его взором опять возник образ несчастного Жерара, уснувшего вечным сном посреди пустынного поля.

Но мысль о содеянном не тревожила Фантомаса. Он не испытывал ни малейшего угрызения совести за только что совершенное преступление. Он даже не сознавал всей гнусности своей жестокости. Напротив, он был в отчаянии от того, что ненавистный дрессировщик больше ему не доступен, находясь под вечной защитой смерти.

Фантомас понимал, что надо действовать. Действие было необходимо этому существу, привыкшему все и вся подчинять своей воле. Бандит не мог не бороться, не вступать в битву, когда на его пути возникало препятствие.

– Сначала, – сказал он себе, стараясь освободиться от тягостных размышлений, – сначала надо разведать, что знает Элен…

И устало, и одновременно вызывающе он погрозил кулаком небесному своду.

Видевший в этот момент Фантомаса мог подумать, что он бросает вызов самим богам! Тот, кто видел, как он холодным и циничным взором обводит безлюдные поля, угадал бы, что Гений зла бросает вызов природе, людям, всему свету!

– Нет! – прохрипел Фантомас. – Не все мои карты биты! Рискнем! Доиграем игру до конца!

Лихорадочное возбуждение снова овладело им. Он бросился в машину, схватился за руль и запустил мотор. Хотя Фантомас и был прекрасным водителем, но в коробке скоростей раздался скрежет, не прекращавшийся в течение всего времени, пока он разворачивался.

Еще через десять минут, перелетая с горы на гору, автомобиль мчался по шоссе навстречу неизвестности.

Фантомас спешил в цирк Барзюма. Путь его проходил по той же дороге, по которой он ехал ночью, во время страшного приступа отчаяния. Он должен был проехать и мимо того места, где недавно убил Жерара. Другой вздрогнул бы при виде столь зловещего места, похолодел бы от ужаса при мысли о том, что приходится ехать так близко от трупа несчастного укротителя, брошенного всего в двадцати метрах от дороги!

Но Фантомас даже не повернул головы. Он был, как всегда, бесстрастен, хотя и озабочен. Впрочем, его волновала только одна мысль: ехать быстрее, как можно быстрее!

Ночное путешествие Фантомаса было долгим. К тому же, ему пришлось сделать несколько остановок для заправки. Но как быстро ни мчался бандит, у товарного вокзала, где стоял поезд Барзюма, он оказался лишь в четыре часа дня.

С какой целью возвратился он к поезду? Зачем, убив Жерара, осмелился появиться в окрестностях цирка, где, по всей вероятности, уже заметили исчезновение укротителя?

Осуществляя свой план, Фантомас пошел на поразительную хитрость. О, нет! Он никогда не действовал наобум! И если оказался здесь, то это ему было нужно!

Гений зла остановил машину вблизи товарного вокзала. Он надел длинное пальто, которое достал из багажника и которое скрыло его покрытый пылью вечерний фрак, а также мягкую фетровую шляпу – опущенные поля несколько скрыли лицо. И в таком виде, почти замаскированный, не спеша направился в сторону поезда, стоявшего на запасном пути.

Подойдя довольно близко, страшный бандит спрятался за кустами и принялся изучать ситуацию.

– Так-так, – проговорил он.

То, что он увидел, не могло не удивить его. Вокруг поезда суетилась уйма всякого народа. Взад и вперед сновали чернорабочие, таскавшие какие-то тяжелые тюки.

Фантомас не ошибся в значении наблюдаемой картины.

– Я приехал вовремя, – решил он. – Шапито наверняка уже разобрано, и сейчас идет погрузка оставшегося. Барзюм перевозит свое хозяйство в другое место… Вечером поезд уйдет.

Еще несколько минут Фантомас любовался красочным беспорядком, наблюдал за членами труппы, занятыми последними приготовлениями. Холодная саркастичная усмешка тронула его губы.

«Все к лучшему, – думал он. – В этой толчее мне легко будет оставаться незаметным».

Фантомас вышел из укрытия и по тропинке, шедшей вдоль насыпи, приблизился к поезду. Держа в руке какие-то бумаги и расталкивая встречных рабочих, выдавая себя за служащего, спешившего с поручением, он стремительно передвигался в разных направлениях, смешиваясь с толпой. Наконец он вспрыгнул на подножку последнего вагона специального поезда.

Куда шел Фантомас?

Попав в вагон, отведенный для артистов, он направился прямо в купе Жерара…

Найдя его закрытым и зашторенным, он облегченно вздохнул. Никого рядом не было, никто за ним не следил.

– Все идет как нельзя лучше! – констатировал бандит. – Должно быть, думают, что Жерар вышел или спит. Во всяком случае, не похоже, что его отсутствие обнаружено.

Бандит еще раз посмотрел, не следят ли за ним, и смело взялся за ручку. Открыв купе, вошел внутрь.

Едва Фантомас очутился в комнате укротителя, как нервное возбуждение снова охватило его.

58
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru