Пользовательский поиск

Книга Затерянный поезд. Содержание - Глава 21 КРОВАВЫЕ БАНКНОТЫ

Кол-во голосов: 0

Разглядывая свой последний рисунок, до красных кругов в глазах всматриваясь в грубое изображение кинжала, висевшего как бы на невидимой нити над лежащим на земле мужчиной, Жюв говорил себе:

«Совершенно необходимо разговорить Жерара. Но как войти к нему в доверие? А пока что следует держаться поближе к этому поезду и срочно установить за ним наблюдение…»

Итак, двое суток назад Жюв определил основные направления своих действий.

Уже сорок восемь часов Жюв жил мыслью, что совершит нечто замечательное, что-то такое, что может и должно получиться и, в таком случае, даст ему ключ ко всем загадкам!

Приказав Жану привезти шесть чемоданов, полицейский действительно собирался ими воспользоваться.

В них находился полный комплект вещей, необходимых для всевозможных переодеваний. Здесь были мужские и женские одежды, а также прочие штуки, позволявшие по желанию превратиться в элегантного клубмена, или в ветхого старца, или в изящную даму… Так что Жюв имел в своем арсенале все, о чем можно было мечтать.

Но в одном из чемоданов хранилось нечто совершенно фантастическое, а именно – одеяние из черного драпа с огромными и на вид бесформенными складками.

Это облачение находилось в шестом чемодане. И старый Жан, знавший все аксессуары хозяина и ничему не удивлявшийся, к черному плащу относился с известным уважением и даже трепетом.

Плащ сей был заказан Жювом уже давно, но еще ни разу не использовался, и поэтому старый Жан был чрезвычайно удивлен, когда в телеграмме, посланной полицейским, было указано взять с собой шестой чемодан тоже.

Когда Жюв прервал свои размышления и, поднявшись со скамеечки, сказал: «А теперь, старина Жан, подготовь-ка мне содержимое шестого чемодана», – слуга, как зачарованный смотревший на стенную роспись, выполненную хозяином, нервно заморгал.

Глава 21

КРОВАВЫЕ БАНКНОТЫ

Было восемь часов вечера. Труппа Барзюма уже поужинала. Большинство артистов, в частности, те, кто выступал в начале программы, покинули товарный вокзал и, погрузившись в фургоны, уехали в цирк, установленный на широкой эспланаде на достаточном расстоянии отсюда.

У кое-кого еще было время. Этим «кое-кем» был Жерар!

Его номер с хищниками начинался в одиннадцать, и дрессировщик не испытывал никакого желания приезжать раньше срока.

В тот вечер Жерар казался необычайно озабоченным. Он открыл запиравшийся на ключ небольшой шкафчик, в котором хранились его личные вещи и бумаги.

Этот шкафчик стоял в его купе напротив кровати. Жерар достал пачку писем, лежавших у задней стенки. Но когда укротитель стал их развязывать, то вдруг в ужасе вскрикнул и, смертельно побледнев, упал на стоявший рядом стул.

Из шкафчика, который в последний раз он открывал неделю назад, неожиданно выпало что-то совершенно ужасное, кошмарное!

Это была связка банкнот, залитых кровью!

Поначалу Жерар не понял, что бы это могло быть, и машинально наклонился, чтобы подобрать вывалившиеся разноцветные бумажки, но потом увидел, что это деньги и они – в пятнах крови!

Добрых четверть часа изумленный Жерар сидел, как пригвожденный, тупо смотря на необычную находку.

Откуда взялись эти банкноты? Как оказались в шкафчике, ключ от которого всегда был при нем? Сколько времени они уже находились там?

Жерар продолжал задавать себе вопросы, ни на один из которых он не был в состоянии ответить. Понемногу, когда первое потрясение прошло, укротитель овладел собой и, стараясь собраться с мыслями, понять, что происходит, приступил к внимательному изучению своей непростой находки.

Итак, перед ним лежали банковские билеты, выпускаемые правительством Гессе-Веймара. Их было пятнадцать, каждая – достоинством в тысячу франков. Вдруг дрессировщик вскрикнул:

– Господи! А что, если они связаны с антверпенским делом?

Жерар бросился к валявшимся в глубине купе старым газетам. Порывшись, он нашел номер, в котором сообщались подробности знаменитого преступления, а также перечислялись банкноты, украденные у сэра Гаррисона и, как уверял редактор газеты, у князя Владимира.

Прежде чем приступить к сличению перечисленных банкнот с теми, которые он обнаружил у себя, Жерар настежь открыл окно купе и с удовольствием подставил грудь ворвавшемуся ночному холоду.

Дрессировщик дышал тяжело. Крупные капли пота блестели на его лбу. Жерар стер их тыльной стороной слегка дрожавшей ладони и проговорил вполголоса:

– Господи! Неужели? Невероятно! И все же…

Произнося эти загадочные слова, укротитель стиснул голову руками и задумался.

О чем думал он?

Жюв оказался прав. Он не ошибся относительно личности дрессировщика.

Вот уже несколько дней Жерар испытывал в высшей степени возбужденное и странное состояние! Случай, столкнувший его с Элен, которую он знал как дочь Фантомаса, разбудил в нем целый рой воспоминаний.

Они, действительно, уже встречались десять лет назад, когда Жерар влачил жалкое и почти преступное существование в весьма сомнительных местах под Кейптауном!

Его прошлое вовсе не было безоблачным. К тому же он знал кое-какие важные секреты, доказательством чего было то, что когда дочь Фантомаса спасла его от вырвавшейся из клетки пантеры, он назвал ее Тедди, то есть по имени, которое она носила еще в Трансваале!

И всем, кто окружал Жерара, было видно, что он проявлял к наезднице Могадор знаки неподдельного уважения и почти любви.

Не раз дрессировщик и наездница вели продолжительные и загадочные беседы, которые, судя по их серьезным и возбужденным лицам, обоих весьма волновали.

Около получаса Жерар просидел глубоко задумавшись, в полном отрешении. Наконец встряхнувшись, он произнес, глядя на кровавые деньги:

– Возможно ли? Неужели Элен, несчастная Элен, общаясь с Фантомасом, приобрела этот страшный атавизм?

Жерару захотелось что-то предпринять, как-то действовать, чтобы избавиться от ужасной мысли.

Он взял газету с номерами украденных банкнот и, разложив на столике окровавленные ассигнации, только что обнаруженные в шкафчике, начал их проверять одну за другой.

Внезапно Жерар почувствовал, что теряет сознание, и крик ужаса застыл у него в горле!

То, что происходило у него перед глазами, было совершенно невероятным, невообразимым! Он не верил своим глазам! Но все же это было так…

Не прошло и минуты, как он пересчитал деньги. И когда он проверял пятнадцатый банкнот и повернулся, чтобы положить его к остальным, как раз остальных-то и не оказалось!

Укротитель положил банкнот и быстро огляделся. Когда же снова взглянул на столик, то его, как и предыдущих, уже не было. Но на этот раз дрессировщик заметил, в каком направлении этот банковский билет улетал, как по волшебству.

Банкнот медленно поднялся к потолку и, проскользнув в щель в перекрытии вагона, исчез. Ошеломленный Жерар смотрел ему вслед.

Укротителю не потребовалось много времени, чтобы сообразить, что кто-то с помощью невидимой нитки или иглы воровал его деньги… Но кто это был и зачем он это делал? На эти вопросы надо было срочно найти ответ.

Не теряя ни секунды, Жерар выскочил в окно. Физически натренированный, он крепко ухватился за край крыши и, резко подтянувшись, оказался на вагоне. И кровь в его жилах застыла от страха.

Напротив, на соседнем вагоне, лежал на животе какой-то человек. Жерар почувствовал недоброе.

На человеке был черный плащ с капюшоном, скрывавшим лицо, а его рука в черной перчатке сжимала огромный пистолет, нацеленный в лоб укротителя.

Уже давно, наверное лет десять, Жерар не встречал ничего похожего. Но воспоминание о плаще и капюшоне не стерлось в его памяти, и пораженный Жерар проговорил, весь дрожа:

– Фантомас! Это Фантомас!

Но введенный в заблуждение очертанием силуэта укротитель ошибался!

48
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru