Пользовательский поиск

Книга Затерянный поезд. Содержание - Глава 20 ШЕСТЬ ЧЕМОДАНОВ

Кол-во голосов: 0

Понемногу придя в себя, княгиня собралась с силами и произнесла:

– Что все это значит, Фантомас? Зачем вы меня сюда завлекли? Что с Барзюмом?

Бандит ответил:

– Да! Я – Фантомас!

И, обволакивая княгиню своим обольстительным взглядом, он подсел к ней поближе и сказал:

– Я благословляю небеса за то, Соня, что они поставили меня на вашем пути, за то, что позволили встретить ту, о которой я сохранил самое нежное и живое воспоминание…

– Ради Бога! – пролепетала княгиня. – Объяснитесь…

– Все очень просто, – сказал Фантомас. – Когда я снова вас увидал, в моей памяти всплыли воспоминания о тех чудесных и слишком редких часах, что мы провели вместе, и мне захотелось их воскресить, продлить… Вы были восхитительны со мной в тот день, когда я вас вез из Спа…

Княгиня Соня в ужасе поднялась.

– Из Спа? – воскликнула она. – Так это вы были тогда в автомобиле, а не Барзюм?

– Я! – ответил Фантомас. – И мы провели бы отведенный нам час самым лучшим образом, если бы какому-то балбесу не взбрело в голову нас обокрасть… Согласитесь, он сделал не самый лучший выбор, – продолжал Фантомас, с удовольствием засмеявшись при мысли, что какой-то мелкий жулик напал на него, самого Гения зла!

Сжав лоб руками, как безумная, Соня Данидофф металась по крошечному кабинету своего любовника, стук ее каблуков тонул в плотной ткани гардин и занавесей.

– Теперь, – произнесла она вполголоса, как бы рассуждая сама с собой, – мне все понятно… Вот почему удивился Барзюм, когда я пришла сюда продолжить разговор, начатый с вами…

Через некоторое время молодая женщина вспомнила о своем антрепренере.

– Так что же все-таки с Барзюмом? – спросила она, со страхом взглянув на Фантомаса, боясь услышать рассказ об очередном злодействе.

Княгиня с облегчением вздохнула, когда Фантомас заявил:

– Не беспокойтесь, Соня. Как и положено, он уехал в Гамбург. И сейчас спит сном праведника в экспрессе, увозящем…

Княгиня перебила его:

– Зачем вы появились? Для чего весь этот маскарад?

Фантомас нахмурился:

– Соня, я не люблю давать объяснений и не терплю допросов… Вам же могу сказать только, что если после долгого изучения, – согласитесь, Барзюм человек непростой, – мне удалось стать его двойником, то для этого у меня были свои особые причины, в частности, нужда в деньгах, которые я и добыл, благодаря переодеванию и вашей любезности.

Взглянув на развороченный и опустошенный ящик, Соня Данидофф воскликнула сдавленным голосом:

– Боже мой! Вы действительно обокрали Барзюма!

Фантомас улыбнулся:

– Самого себя не обворовывают… Разве я только что не был Барзюмом?

Княгиня посмотрела на него. Хотя она уже давно знала Фантомаса, но все еще не привыкла к его не поддающимся логике выходкам. Для нее оставалось тайной, как этот жуткий бандит мог от страшной ярости тут же переходить к тонкой иронии. Кровь застыла в ее жилах, когда она услыхала голос приближавшегося к ней и гипнотизировавшего ее пронзительным взглядом Фантомаса.

– К тому же я хотел бы знать, Соня, действительно ли вы так влюблены в этого держателя цирка, которому отдались?

– Какое ваше дело?

– Дело в том, – заявил бандит, – что мне совершенно ясно, что вы поддались минутному настроению и взяли этого человека себе в любовники не из-за любви, а из-за простой усталости, если хотите – тоски…

Фантомас все ближе подходил к княгине.

– Вы знаете, какие чувства я испытываю к вам, Соня, – говорил он страстным шепотом. – Вы знаете, что очарование, источаемое вашим сладостно волнующим телом, оставило в моем сердце незаживающую рану… Да, вы знаете, что я вас люблю, люблю…

Блестяще владевший искусством обольщения, Фантомас обнял молодую женщину, прижал к груди и медленно, с великолепной непринужденностью и смелостью увлек в соседнюю комнату, в интимную, кокетливую комнату, приют любви директора цирка.

Не будучи в силах сопротивляться, Соня Данидофф только лепетала слабеющим голосом:

– Фантомас! Ах, Фантомас!..

* * *

Гул машин артистов, возвращавшихся из цирка, неожиданно прервал любовную беседу Фантомаса и Сони Данидофф.

Опьяненные друг другом, княгиня и злодей обменялись последними ласками, и прекрасно владевший собой Фантомас бросился в кабинет Барзюма, где с лихорадочной поспешностью надел парик и фальшивую бороду, и прислушался.

«Лишь бы меня не увидели, – подумал он. – Нельзя, чтобы люди решили, будто Барзюм возвратился, – завтра они точно будут знать, что он на самом деле в Гамбурге».

Фантомас никак не хотел, чтобы его великолепный трюк был раскрыт.

Не ожидая княгини, – похоже, бандит ее любил менее пылко, чем уверял, – погасив свет, он разбил окно со стороны, противоположной той, к которой подъезжали артисты, не жившие в городе.

Спрыгнув на насыпь, Фантомас побежал, заботливо прижимая к груди пачки ассигнаций, взятых у богатого импресарио вместе с его любовницей!

И все же Фантомас был озабочен, обеспокоен. Что значил вызов, посланный Жюву директором цирка по инициативе Сони Данидофф?

Впрочем, княгиня ему наивно объяснила, что Барзюм был сильно встревожен, подозревая себя в лунатизме, в раздвоении личности. Поэтому, чтобы прояснить загадку, она и посоветовала ему обратиться к Жюву и пригласить знаменитого полицейского к себе.

Что же – это можно было понять. И после того, как первое волнение улеглось, Фантомас с некоторым удовлетворением подумал, что судьба снова сводит его с непримиримым старым противником.

Но любивший прятаться в тени, чтобы вернее наносить свои страшные удары, Фантомас вовсе не хотел чувствовать себя под чьим-либо наблюдением, особенно такого человека, как Жюв, тем более, что невозможно было угадать, где Жюв находится именно в этот момент… Видел ли он уже Барзюма? Не спрятался ли где-нибудь в поезде?

На этот счет импресарио ничего не говорил своей любовнице. И она не знала, ответил ли Жюв Барзюму. Так что Фантомасу не было известно, приехал ли Жюв в Кельн.

Оказавшись далеко от директорского вагона, бандит снова сорвал с себя бороду и парик и, пряча лицо под широкими полями фетровой шляпы, приблизился к большим вагонам, служившим для циркачей жилищем.

– Нет ли среди этого народа какого-нибудь подозрительного типа, кого-нибудь, кто вывел бы меня на след моего противника? А может, увижу самого Жюва? – не смея даже надеяться на такое везение, спросил себя Фантомас.

Но вдруг, проходя около одного освещенного вагона, обычно флегматичный и уверенный в себе злодей непроизвольно вскрикнул, увидев то, точнее – ту, которую никак не ожидал встретить здесь. Он заметил одетую в просторное черное платье амазонки свою дочь, свою Элен! Элен, уехавшую, как он думал, две недели назад в Южную Африку!

Теперь настала очередь Фантомаса растерянно и тревожно гадать:

– Что это значит?

Глава 20

ШЕСТЬ ЧЕМОДАНОВ

– Разрешите войти, хозяин?

Уже третий раз стучали в номер, занимаемый Жювом в «Дойчланд-отеле», где он остановился, приехав в Кельн.

Эта гостиница не была шикарным дворцом, в котором жила княгиня Данидофф. Здесь все было попроще, поспокойнее. И главное, – что отвечало осторожной скромности полицейского, – здесь можно было жить незаметно.

Номер, в котором жил Жюв, был так называемым «Туринг-клубом», и потому его стены были абсолютно белыми, совершенно голыми и покрытыми эмалевой краской.

В тот вечер, a было около семи, Жюв не спешил отвечать на стук в дверь. Когда же постучали в третий раз и особенно настойчиво, он проворчал:

– Ну, входи же, входи! Боже ты мой!

И на пороге появился старый слуга.

Накануне Жюв телеграфировал этому служаке:

«Приезжай с шестью чемоданами».

Старый Жан, срочно покинув улицу Тардье, вскочил на поезд, шедший в Кельн, где на следующее же утро вышел с багажом хозяина.

На таможне, где Жана заставили открыть все чемоданы, он произвел впечатление артиста варьете, иллюзиониста-трансформатора.

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru