Пользовательский поиск

Книга Затерянный поезд. Содержание - Глава 5 АРЕСТ ЭЛЕН

Кол-во голосов: 0

Глава 5

АРЕСТ ЭЛЕН

В то время, как в Англии протекали события, описанные в предыдущей главе, и сведения о забастовке моряков становились все менее утешительными, в то время, как Фантомас пребывал вместе со своими неудачливыми соучастниками в Лондоне после провала великолепно задуманного и тщательно подготовленного нападения на посланников двух стран, на другом берегу Северного моря, в Антверпене, разворачивались не менее странные события.

Корабль, которого ждал Красавчик в Дувре, вышел из Антверпенского порта только в три часа после обеда и приплыл в Дувр лишь в девять часов вечера.

Увы, этот корабль оказался последним, так как сразу после его отплытия из Антверпена забастовка стала всеобщей, охватив экипажи не только маленьких судов, но и крупных океанских лайнеров, курсирующих между Южной Америкой и Африкой.

Внешний вид причалов Антверпена стал непривычным и странным, хотя и весьма живописным.

Все причалы и набережная Шельды были завалены кипами и тюками всевозможных товаров, которые уже не вмещали складские помещения. Кипы эти готовы были занять чуть ли не проезжую часть.

Сама река Шельда была заполнена таким количеством судов самых различных видов, что до самого горизонта виднелись одни мачты и трубы пароходов.

На причалах собирались в загадочные сплоченные группы матросы, механики, машинисты. Кабаки были переполнены ими и на первом, и на втором этаже, они толпились на тротуаре, вино и водка всех марок лились рекой, развязывая языки и горяча кровь.

Время от времени по набережной проходил вооруженный военный патруль из сержантов и солдат, они шли медленно, предлагая добродушным жестом руки отойти тем, кто вставал на их пути.

Они не были настроены преследовать в общем-то спокойных забастовщиков, которые, хотя и не работали, но оставались совершенно мирными и спокойными.

Суматоха царила зато в конторах крупных морских компаний, где раздавались стенания и крики, разыгрывались сцены гнева, возмущения и отчаяния. Каждый раз, когда поезда привозили из внутренних регионов Европы на антверпенский вокзал новые толпы пассажиров, жаждущих отчалить в Англию и узнающих о невозможности отплыть, начинался один и тот же концерт из проклятий и воплей.

Контора корабельной компании, которая осуществляла сообщение между Остенде и Дувром и была перенесена накануне вечером в Антверпен, была взята в настоящую осаду.

– Как это возможно, – возмущался очень громко молодой человек, обращаясь к старику-служащему, который сидел за окошком, – что один корабль ушел в Англию час назад, а следующий вообще не выйдет?

Старик за окошком, который не был обязан вдаваться в тонкости сложившегося положения и в смысл действий своих хозяев, равнодушно сказал:

– Знаешь, сударь, когда случаются такие вещи, что один корабль отправляется, а следующий – нет, то спрашивать надо у забастовщиков, вот у кого.

Молодой человек пожал плечами – не везет, так не везет. Он прибыл в Бельгию из Центральной Европы. Сперва его поезд держал курс на Остенде, потом изменил направление и поехал в Брюссель, прибыв в конце концов в Антверпен.

Пока он ехал на поезде, его успокаивали уверениями, что он, мол, обязательно сядет на плывущий в Англию корабль. Увы, корабль этот отчалил час назад. Пассажир к своему огорчению узнал, что забастовка переросла во всеобщую, и надо подождать. Но сколько времени?

Несмотря на безучастность старика-служащего, к которому он обратился, молодой человек настаивал:

– Я князь Владимир, личный посланник его величества короля Гессе-Веймарского. Мне поручено исполнить официальную миссию, поэтому необходимо приложить все усилия, чтобы я смог достичь Англии. Со мной высокопоставленный спутник, сэр Джеймс Гаррисон, доверенное лицо британского правительства.

Князь Владимир, а это был он собственной персоной, сделал это заявление тоном весьма повышенным. Толпа, которая запрудила служебное помещение, почтительно отступила от двух важных персон и уважительно рассматривала их. Те продолжали энергично настаивать на своих требованиях отправить их немедля в Англию. Только старый служащий за своим окошком сохранял полную невозмутимость. Что ему до их титулов!

– На все воля Божья, – сказал он. – Ваше высочество не сможет хоть раз сделать того, чего оно желает…

– Знаешь, – продолжил он, попыхивая огромной трубкой, если будете кого-то искать и уговаривать рабочих в порту, то ничего не получится. Они знать ничего не хотят…

Князь Владимир в ярости пожал плечами:

– Что с них возьмешь, это же животные.

Тут он повернулся и вышел из конторы морской компании, а вместе с ним и его флегматичный спутник Гаррисон, не проронивший за это время ни слова. Молодые люди смешались с толпой зевак и бастующих, переполнивших улицы Антверпена.

Они блуждали так некоторое время, то и дело их толкали или наступали им на ноги. Часто встречались женщины, которые громко стонали и причитали из-за горя, которое на них обрушилось. Обычно столь скупой на слова Гаррисон прошептал своему спутнику на ухо:

– Я полагаю, что забастовка наиболее выгодна карманным ворам. Мы находимся не более часа в этом городе, где царят величайший беспорядок и суматоха, но, увы, со всех сторон мы только и слышим жалобы людей, что у них украдены кошельки с деньгами или другие вещи.

Гаррисон осекся, заметив, что его спутник более не слушает его.

Владимир внезапно подался вправо, сделав англичанину знак следовать за ним. Он решительно направился по стопам молодой дамы, чей изысканный наряд и миловидная внешность составляли разительный контраст с простецким видом и пошлыми платьями женщин, которые толкались на бесконечных причалах Антверпена.

– За мной! – крикнул Владимир Гаррисону. Молодая особа, за которой они увязались, скорее всего этого не заметила. Она очень торопилась и шла настолько быстро, насколько позволяло сшитое по последней моде платье. Собравшись немного с духом, она вошла в контору одной из корабельных компаний, где народу было поменьше.

Эта компания отвечала за плавания в Южную Африку. Дама подошла к роскошному письменному столу и обратилась к чиновнику. Голос ее дрожал от волнения, хотя она старалась изо всех сил казаться спокойной.

– Верно ли, сударь, что пароход «Президент Крюгер» не отправляется сегодня?

Чиновник улыбнулся ей и с легким немецким акцентом произнес не без иронии:

– Ни сегодня, ни завтра… Он должен был выйти в море позавчера, но машинисты оставили работу, котлы были потушены. Теперь требуются, по крайней мере, сутки, чтобы после окончания забастовки привести корабль в рабочее состояние.

Пассажирка вся задрожала.

– Боже мой! – пробормотала она. – Какое невезение!

Глубоко вздохнув, она спросила:

– Я вас прошу, сударь, я вас умоляю, подскажите мне, как же все-таки поехать в Натал? Я должна непременно попасть туда!

Но насмешливый чиновник сказал:

– Железная дорога через Африку еще не построена, барышня. Остается разве аэроплан, я не вижу иного средства, чтобы доставить вас в пункт назначения.

– Ну что же делать? Что делать? – продолжала сокрушенно повторять дама.

– Ждать! – ответил ехидный чиновник, пожав плечами.

В это время мимо конторы прошла шумная ватага людей. Было где-то около шести часов вечера, послеобеденная относительная тишина сменилась шумом и гамом забастовщиков, которые изрядно выпили в многочисленных заведениях города.

Чиновник сказал:

– Как видите, барышня, по ним вовсе не заметно, что они горят желанием приступить к работе. Даже совсем наоборот, люди эти собираются, похоже, фестивалить всю ночь.

– Боже мой, сударь, – говорила пассажирка, чуть ли не плача, – посоветуйте хоть что-нибудь!

Девушка положила, тем временем, на небольшой столик, который стоял между нею и чиновником, свою сумочку и открыла ее, чтобы достать билет, от которого теперь не было никакого толку.

Чиновник бросил нескромный взгляд в содержимое сумочки и, понизив голос, с улыбкой сказал:

11
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru