Пользовательский поиск

Книга Загадка замка Карентин. Содержание - ГЛАВА ШЕСТАЯ, в которой ситуация становится все более запутанной. В нее вмешивае..

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА ШЕСТАЯ, в которой ситуация становится все более запутанной. В нее вмешивается инспектор Бейли, который в равной степени безжалостно уничтожал преступников и крепкий портер, но умел ловко скрывать свои способности за упрощенной манерой поведения.

Инспектор Бейли был уже многие годы предрасположен к апоплексии. Он был низкого роста, но весил больше центнера, потому что имел обыкновение ежедневно вливать в себя свыше четырех литров портера. Его лицо приобрело сизый цвет. Ровно дышать он мог лишь сидя. Ожидавшийся на протяжении десятилетий апоплексический удар не наступал, и потому среди врачей он слыл медицинским феноменом. «Строго говоря, ваше место уже давно на том свете, а ваша плоть должна бы превратиться в другие формы жизни», – философствовал его домашний врач доктор медицины Гудор. Но инспектор мало заботился о состоянии своего здоровья, хотя ему угрожала апоплексия. Он очень любил жизнь, обладал веселым характером, и все шипы, встречавшиеся на его жизненном пути, не очень мешали ему. В полицейпрезидиуме Ливерпуля Бейли был известен как «улыбающаяся пивная бочка», и он больше других смеялся над своим прозвищем.

При всем этом он был умным, опытным криминалистом, которого нелегко было провести. Когда Бейли в сопровождении сержанта Вильямса прибыл в Карентин, то сразу же понял, что взрыв в подвале не был случайностью. И вся история, как он выразился, попахивала преступлением. Однако это не нарушало его хорошего настроения, тем более что Дороти дала знак принести пива и Патриция извлекла из подвала корзину с бутылками.

В других случаях Патриция не столь щедро угощала. На это у нее были свои личные мотивы. Ее давно скончавшийся муж, почтовый работник в Ливерпуле, однажды упал в гавани в воду, но отделался лишь насморком. Однако, чтобы вылечиться, он опорожнил дома бутылку виски, принял горячую ванну, в которой и утонул, заснув в пьяном состоянии.

– Сегодня жарко, и вас, наверное, мучает жажда, сэр, – сказала Патриция лицемерно, бросив тайком взгляд на сизый нос инспектора.

Бейли действительно томился жаждой. Он благодарно улыбнулся Патриции и высоко оценил ее поступок. Затем он перешел к завещанию Роберта Торпа.

– Человек, который несет такую чушь, не мог быть нормальным.

– Ненормальным он не был. Он был алкоголиком, – вырвалось у Патриции.

– Да, пьянство – это плохая черта, очень плохая. – Бейли понимающе кивнул и сделал глоток, влив в себя полстакана портера, затем сказал Дороти: – Я хорошо, даже очень хорошо могу вас понять, насколько нежелателен вам визит полковника и этой мисс Грэди.

– Я не выношу этих типов, – призналась Дороти искренне. – Если бы не последняя воля моего покойного мужа, я сейчас же сунула бы им в руки по двадцать тысяч фунтов, чтобы скорее освободиться от них.

Бейли одобрительно кивнул.

– Я вас очень хорошо понимаю. Очень хорошо. И все же я вынужден задать вам ряд вопросов. К сожалению, уже так сложилось, что полиция оплачивается за счет грошей налогоплательщиков, и поэтому часто даже против собственной воли она должна изучать причины всех дел, где речь идет о возможном преступлении.

– Вы полагаете, что здесь было состряпано дельце? – Дороти позаимствовала это выражение из детективного романа, который она недавно прочла перед сном.

Буль-буль-буль – инспектор влил в себя еще одну порцию портера, зажмурился от наслаждения и, казалось, полностью отключился от преступного мира. Но внешность его была обманчива.

– Да, к сожалению, мы вынуждены принимать в расчет и возможные покушения, – вздохнул он и поставил стакан на стол.

– Ну, а меня вы, конечно, считаете главным подозреваемым лицом? – спросила Дороти.

Бейли замахал руками, как будто он хотел отогнать слепня. Добрая улыбка собрала вокруг его носа сеть морщин.

– С чего вы взяли, что именно вас я считаю виновной?

– Ну, причина совершенно ясна. Вы долго допрашивали всех и прочитали завещание.

– Идею создать детский интернат и бассейн я нахожу великолепной, – похвалил инспектор. – Я могу себе представить, какие мины сделали непрошеные гости, когда увидели в дверях Фишера с резиновым крокодилом, а вы в это время рассказывали о своих планах.

Сделав паузу, Бейли продолжал:

– Доктор Эванс – единственный приятный человек, даже очень приятный. Мне кажется, что вы с ним подружились?

– Да, он мне нравится, хотя его дьявольская бомба чуть не стоила мне жизни.

– Было бы весьма жалко, если бы с вами что-нибудь случилось, – сказал Бейли сочувственно. – В этом случае пришлось бы навсегда расстаться с вашим проектом детского интерната, а когда речь идет о детях, я не могу оставаться равнодушным. Кстати, не поймите меня превратно, я позвонил в ведомство детских домов, но там никто не знает о вашем визите. Жаль, жаль.

– Они и не могли знать. Я там еще не была, – призналась Дороти. – И все же я серьезно намеревалась создать детский интернат. Ну, а теперь послушайте меня внимательно, инспектор. Я рада, что имею возможность так мило беседовать с вами за кружкой портера. Но я за ясность. А вы, мой друг, вот уже больше часа ходите вокруг да около, вместо того чтобы спросить меня напрямик.

– Это так, – подтвердил инспектор. – Но моей натуре претит пугать людей вопросами. Я за приятные беседы.

– А я за то, чтобы вы наконец сказали, что вы замышляете. Ведь меня вы считаете главным подозреваемым лицом, не так ли?

– Конечно, – утвердительно сказал Бейли. – У кого еще могут быть причины освободиться от этих неприятных людей?

– Получается так, – согласилась Дороти и неожиданно добавила: – То, что кажется правильным на первый взгляд, не всегда подтверждается.

– И такое случается.

– Что же вы собираетесь предпринять? Арестовать меня?

– Для этого не хватает показаний и материалов.

Бейли, не стесняясь, налил себе пива, с наслаждением сделал глоток и опять закрыл глаза.

Дороти показалось, что инспектор Бейли опаснее, чем мешок гремучих змей, причем именно потому, что он добродушен и гуманен. Он с большим интересом слушал, сколько труда ей стоило разбить около дома клумбы для дикой гвоздики, затем неожиданно начал разговор о пожаре, жертвой которого она чуть было не стала, а также о бороне под окном, неожиданно оказавшейся посреди вновь разбитой клумбы.

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru