Пользовательский поиск

Книга Убийства – помеха любви. Страница 42

Кол-во голосов: 0

Эллен становилась все оживленнее и оживленнее. Никогда не подозревала, что человек из крови и плоти способен излучать небесное сияние. Так вот поверьте, моя племянница именно сияла.

Расправившись с супом и закусками (я подумывала, не облизать ли тарелку, но воздержалась, дабы не подавать дурной пример молодому поколению), мы перешли к главному блюду трапезы – запеченным свиным ребрышкам.

– Ты вчера ничего не сказала о своих кошмарных племянниках, – заметила я, запихивая в рот лепешку. – Неужели кто-то оказал этому миру услугу и маленькие монстры исчезли неведомо куда?

– Если бы! Куда ж эти исчадия ада денутся… Знаешь, Стив отличный парень, и я говорю так вовсе не потому, что он мой брат, а Джоан – ужасно милая, просто душка. В голове не укладывается, как они породили таких отвратительных чудовищ, да еще в количестве трех штук. – Эллен содрогнулась.

– Поосторожнее на поворотах, – предупредила я. – Если будешь так о них отзываться, тебе никогда не стать «тетушкой года».

Эллен рассмеялась и поведала о том, что вытворяли юные монстры. Это было что-то, скажу я вам! Поверьте, к ее рассказу я не прибавила ни словечка, а Эллен не умеет врать.

– Маленькая Кимми надумала разрушить новый комод и целыми днями таранила мебель своим трехколесным велосипедом. Однажды, когда Стив и Джоан вышли из комнаты, я очень вежливо сказала, что гостиная – это не велосипедный трек, но если она все-таки хочет покататься, то надо побережнее обращаться с новой мебелью. Так что думаешь, это сопливое отродье издало такой пронзительный вопль, что у меня заложило уши! А потом маленькая дрянь с размаху ударила меня своим велосипедом в живот! Представляешь! А Джастин!… У меня такое подозрение, что он даже невыносимее своего кошмарного братца. Ни с того ни с сего укусил Фифи, это безобидная малюсенькая собачонка тетушки Минны…

Я хохотала как сумасшедшая. Может, эти детишки и не отличаются примерным поведением и добрым нравом, зато они дьявольски забавны. По крайней мере на расстоянии.

– Ты еще не слышала, какой номер выкинул Джош!

Мне так и не довелось узнать, какой Джош выкинул номер. Потому что, слушая Эллен, помирая со смеху и одновременно расправляясь со свининкой, я все-таки забронировала часть своего мозга для иных мыслей. И тут меня осенило.

– Я знаю, кто это сделал!…

Глава тридцать третья

Поскольку жевать, говорить и смеяться одновременно – это чересчур даже для такой талантливой особы, как ваша покорная слуга, я подавилась. И слова мои сопровождались предсмертным хрипом, безмерно усилив драматический эффект этого исторического заявления.

Эллен на мгновение застыла с открытым ртом и воздетой к потолку вилкой, а потом взвизгнула:

– Боже мой! – И секундой позже: – Кто? Говори! – И, не дожидаясь ответа: – Видишь? Видишь! Я же тебе говорила! Говорила!!!

Сердце мое билось так сильно, что готово было выпихнуть наружу с трудом проглоченный кусок свинины. Я откашлялась и на удивление ровным голосом сказала:

– Больше некому.

– Ну? – Эллен разве что не подпрыгивала от нетерпения. – Ну?!

– Давай доедим, и я все-все объясню. – Я внезапно вспомнила, что в одной руке держу вилку, а в другой – лепешку с овощной начинкой.

– Ну, тетя Дез… Нельзя же так. Прошу тебя…

– Мне нужно несколько минут, чтобы успокоиться.

Я не добавила, что после стольких сомнений в собственных силах и ложных выводов мне отчаянно хотелось насладиться успехом. Хотя бы несколько минуток.

Мы молча съели канноли и ром-бабы, запивая их китайским чаем. (За что надо отдать должное долготерпению Эллен, поскольку молчание для нее – и вообще-то мука смертная, а в тот момент напряжение, наверное, было почти невыно­симым.) Когда через десять минут я отодвинула пустую чашку, Эллен сердито посмотрела на меня.

– Хватит! – твердо сказала она. – Говори. Немедленно!

Я подчинилась и выложила ход своих мыслей, который привел меня к разгадке.

– Похоже, все сходится, – восторженно согласилась Эллен.

– Разве ты не видишь, что иначе и быть не может? – спросила я, вожделея оглушительных оваций.

– Вижу, конечно.

– Все настолько очевидно, что я в толк не возьму, почему сразу этого не поняла.

– Только потому, что это настолько очевид но, вот и все. Ты, как и полиция, искала сложное объяснение. Оттого и пропустила самое простое. – Но я знала, что именно ты в конце концов поймаешь убийцу.

– Наверное, ты права… наверное, я и впрямь пошла кружным путем, бессознательно отвергнув все, что лежало на поверхности. Видимо, это тот случай, когда за деревьями не видишь леса. Знаешь, Эллен, никогда еще я не была так уверена в своей правоте. Но вот проблема… я не знаю, как доказать эту самую правоту…

Домой я вернулась в растрепанных чувствах. Настроение мое скакало как взбесившееся кенгуру: от черного отчаяния до неземного восторга. Несколько часов я просидела за кухонным столом, пялясь в пустоту и пытаясь найти способ убедить полицию в верности моей гипотезы. И труды не пропали втуне.

Озарение было внезапным и оттого еще более восхитительным. Я нашла совершенно беспроигрышный способ уличить убийцу!

Прежде всего надо продумать план до мелочей, не хватало только сесть в лужу из-за какой-нибудь ерунды. К тому времени, когда я просчитала все детали, было уже далеко за полночь.

Отрепетировав речь, я набрала номер полицейского участка – на всякий случай, вдруг Тим застрял там. Разумеется, мне сказали, что он ушел в шесть часов. Я была слишком взвинчена, чтобы ждать до утра. А вдруг завтра у Тима выходной? Вдруг он уедет в отпуск? Вдруг…

Я набрала его домашний номер, молясь, чтобы трубку снял Тим, а не его долготерпица жена.

– Да? – отозвался хриплый и сонный мужской голос.

– Тим? Это Дезире!

– Что случилось? – отрывисто спросил он, вдруг полностью проснувшись.

– Ничего, ровным счетом ничего. Наоборот, все просто чудесно. Замечательно! Я знаю, кто совершил убийства.

– Ну конечно, знаешь. Слушай, а который час, ты знаешь? Это что, горит?

– Извини, испугалась, что не застану тебя завтра на работе.

– Я буду в восемь. Но мне надо с утра кое-куда съездить. Приходи часикам к трем, и тогда все расскажешь. А сейчас я вешаю трубку, так как на дворе ночь, а все нормальные люди по ночам спят.

Я злобно посмотрела на телефонную трубку. Ну и черт с тобой!

К Эллен я отнеслась более участливо. Дотерпела до половины седьмого и только тогда позвонила. Я наверняка вытащила ее из постели, но племянница принялась жарко отнекиваться.

– Мы можем вместе перекусить днем? – без предисловий спросила я. – У меня есть одна гениальная мысль, но понадобится твоя помощь. А еще мне нужен ключ от подъезда твоего дома.

– Сейчас же сделаю дубликат! – Голос Эллен прерывался от волнения. – Когда ты хочешь встретиться и где?

В час пятнадцать мы встретились в ресторанчике неподалеку от универмага «Мейси». Пришлось потратить несколько минут, чтобы отыскать свободную кабинку – ресторан был забит обедающими клерками. Как только мы сели, Эллен выложила на стол ключи. Глаза ее сверкали, щеки пылали. Она явно предвкушала грядущую авантюру.

– Так зачем я тебе понадобилась?

Я изложила свой план, настойчиво подчеркнув, как важна для меня ее помощь.

– Эллен, ты уверена, что хочешь участвовать в этой операции? На мой взгляд, никакого риска нет, но ведь всегда остается шанс, что все пойдет вкривь и вкось.

– Обо мне не беспокойся, тетя Дез, я все сделаю по-тихому. А вот ты действительно рискуешь.

– Со мной все будет в порядке, дорогая. Я же тебе сказала, что припасла резервный вариант.

– Сказала, – без особого воодушевления подтвердила Эллен. – Но все же ты подставляешь себя под удар. И, как сама выразилась, все может пойти вкривь и вкось.

– Ну я профессионал как-никак, – с улыбкой возразила я.

Эллен не улыбнулась в ответ.

42
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru