Пользовательский поиск

Книга Убийства – помеха любви. Страница 39

Кол-во голосов: 0

Разумеется, после такого сновидения я не смогла сомкнуть глаз, сколько ни вертелась с боку на бок. До судорог боялась, что снова увижу тот же кошмар, а мне меньше всего хотелось присутствовать на похоронах Джерри.

Около восьми, разбитая и несчастная, я выползла из постели и утешения ради приготовила плотный и вкусный завтрак: апельсиновый сок, яблочные оладьи, бекон и идеально сваренный кофе (последнее мне удается крайне редко). Съела я все это и погрузилась в хандру.

Чем дольше я занималась расследованием, тем дальше, как мне казалось, находилась от его завершения. Исключив одного подозреваемого, вернула в список двух других. А с убийством Агнес Гаррити у меня и вовсе были жалкие достижения. Помнится, из кожи вон лезла, чтобы доказать вину человека, который был виновен лишь в том, что обладал мерзким характером!

Джерри гораздо больше пользы принесет другой сыщик – из тех суровых и крепких ребят, что знают, как добиваться результатов. Да мне вообще не следовало браться за это дело! Что я, в конце концов, знаю об убийствах? Тоже мне нашлась мисс Марпл!…

Пребывая в последней стадии уныния, я решила, что завтра же поутру отправлюсь к Сэлу Мартинесу и объявлю, что отказываюсь от дела. И на этот раз ему меня не уговорить!

Постойте-ка…

А ведь у доблестной полиции не больше успехов, чем у вашей покорной слуги. Вообще-то именно я сообщила властям, что алиби Луизы и Альмы никуда не годятся. И полиция ни сном ни духом не ведает, что Селена Уоррен вернулась в Нью-Йорк аккурат за день до убийства Гаррити… Кстати, сообщать им эту информацию я не собираюсь – не вижу для того никаких причин. Если смотреть на все под таким углом, то, может, положение выглядит не так ужасно, а?..

Тем не менее надо решить, что же делать дальше.

К сожалению, я уже воспользовалась советом Эркюля Пуаро, и из этого не вышло ничего путного. Жаль, что знаменитый бельгиец не дал точных указаний, как поступать, если главные подозреваемые отказываются говорить с тобой. Но нельзя же опускать руки! Попробуем снова последовать совету несравненного Эркюля. Есть в запасе еще один способ…

Надо поговорить со всеми, кто живет в доме убитых. Возможно, кто-нибудь сообщит мне нечто такое, что скрыл от полиции. Люди, как известно, не доверяют представителям закона. В голове всплыл образ дотошного Пуаро с его великолепными усами, элегантным костюмом и чопорной манерностью, ведущего дружескую беседу с выдающимся образцом изящества и вежливости, очаровательным Шоном Клори.

И впервые за несколько дней я рассмеялась.

Решено, сначала раздобуду фотографии подозреваемых! Я позвонила Селене Уоррен. Не было ли у Нила недавних снимков Луизы и Альмы? Ах, вроде есть?.. А Билла Мерфи? Селена была уверена, что где-то видела фотографии Мерфи. А Джека? У нее есть? Только пара снимков из семейного альбома?.. Ничего, меня это вполне устроит.

– Могу заехать за ними прямо сегодня.

– Зачем вам тратить время? Давайте я завезу фотографии вам в офис завтра утром по дороге на работу.

Ближе к вечеру позвонил Стюарт:

– Знаю, что уже поздно, но я весь день работал дома над тем делом, о котором тебе говорил, и только сейчас освободился. Если ты еще не ужинала и особых планов у тебя нет, давай вместе перекусим.

– Хорошо, только не в «Бангладеш»

– Я вообще-то имел в виду скромную закусочную, если ты не против.

– Не против!

И мы отправились в деликатесную закусочную «Карнеги», где заказали копченые колбаски, и сандвичи с лососем, и жаркое, и салат из капусты, и картофельный салат, и целую гору маринованных огурчиков…

После ужина Стюарт спросил, не приглашу ли я его к себе выпить по стаканчику. В итоге мы провели вместе ночь.

Хотя я чувствовала себя несколько неловко, памятуя о своих романтических чувствах к Биллу Мерфи, мне совсем не хотелось снова обижать своего друга. Кроме того, я решила, что занятия любовью благотворно скажутся на моем здоровье. Поскольку иных физических упражнений у меня не было.

Глава тридцатая

В понедельник утром фотографии уже ждали меня на столе. Селена привезла три довольно приличных снимка Луизы и Альмы Константин, четыре фотографии Уоррена и две – Билла Мерфи. Я отобрала по одному фото и позвонила Тиму Филдингу.

– И чем теперь я тебе могу помочь? – с шутливым ужасом вопросил он.

– Например, можешь поведать, что у вас там новенького.

– Ох, было бы это самое новенькое. А как у тебя дела?

– Аналогично.

– Постой-ка… Пожалуй, у меня все-таки есть новость, которая тебя заинтересует. Окружной прокурор отказывается выносить дело твоего клиента на суд присяжных.

– Только не говори мне, что до сих пор подозреваешь Джерри.

– Ты меня изумляешь, дорогая моя Дез. Я же в прошлый раз внятно сказал: твой юный Джерри по-прежнему остается главным подозреваемым в деле Агнес Гаррити. Но у тебя, видимо, какие-то проблемы со слухом.

– Господи, да это такая глупость несусветная, что я попросту не поверила, что ты говоришь серьезно. И уж точно не думала, что вы подадите запрос о передаче дела в суд. Хорошо, что у окружного прокурора больше здравого смысла, чем у нашей доблестной полиции.

– Ха! С чего ты взяла, будто прокурор считает парнишку невиновным? Ему просто кажется, что смерть Константина осложняет дело. Роузен, человек из ведомства окружного прокурора, уверен, что присяжные как пить дать станут искать связь между двумя убийствами. А поскольку они ее не найдут, нам придется предъявить очень веские доказательства вины мальчишки в убийстве Агнес Гаррити. Так что, сама понимаешь, твоему клиенту ничего не грозит.

Прежде чем я успела ответить, Тим зловеще добавил:

– Пока не грозит! Слушание дела просто откладывается, не более того.

– Тим, ты действительно не видишь связи между этими убийствами?

– Я ведь родом с берегов Миссури, дорогая, а в тех краях народ недоверчивый. Меня носом надо ткнуть, только тогда поверю. Не забывай, что стреляли из разных пистолетов.

– И что это доказывает?

– А ничего не доказывает. Но позволяет предположить, что преступников было два – в каждом случае свой.

– С таким же успехом можно предположить, что убийца испугался, как бы у него не нашли оружие после убийства Агнес Гаррити, и потому поспешил избавиться от пистолета. Вполне возможно даже, что он или она… словом, убийца тогда еще не собирался убивать Нила Константина.

– Столь же вероятно, и даже более вероятно, что мы имеем дело с двумя разными убийцами. И на сегодняшний день Джерри Костелло – наш главный подозреваемый по делу Гаррити. Но я не отвергаю возможность, что он также прикончил и Константина.

– Да ладно тебе, Тим! Какой у Джерри мог быть мотив для убийства Нила Константина?

– Позволь теперь мне задать вопрос. Ты уверена, что существует связь?

– Абсолютно!

– И какой мотив мог быть у подозреваемых в убийстве Константина для расправы над старой женщиной?

– Именно это полиция и должна стремиться выяснить, – пробормотала я.

– Ну уж нет! Раз ты уверена в существовании связи, тебе и карты в руки. Тем более что ты у нас дока по части расследования убийств.

– Эй, парень! – напомнила я. – Ты ведь тоже не родился детективом. Я еще не забыла то время, когда ты разрешал семейные ссоры и хватал за шиворот бедняг, что перепрыгивают через тур­никет.

Филдинг добродушно рассмеялся:

– Сдаюсь. Послушай, Дез, поболтать с тобой всегда приятно, но пора работать. Будь другом, сделай мне одно одолжение.

– Какое?

– Позвони, как только раскроешь это дело.

И этот мерзавец повесил трубку прежде, чем я успела ответить ему тем же.

Я попыталась сосредоточиться на положительных сторонах нашего разговора. Во всяком случае, в ближайшее время обвинение Джерри не грозит. И то хлеб. Но поскольку я всерьез и не предполагала, что Джерри снова засадят за решетку, то и особого облегчения не испытала. С другой стороны, создавалось впечатление, что Филдинг собирается землю носом рыть, только бы раздобыть свидетельства против Джерри. И это вместо того, чтобы искать настоящего убийцу!

39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru