Пользовательский поиск

Книга Убийства – помеха любви. Страница 33

Кол-во голосов: 0

Глава двадцать пятая

Похоже, я выжала из истории со швейцаром все, что могла. По крайней мере на данный мо­мент. Возможно, Тиму Филдингу больше повезет с этими упертыми дамочками, но сильно сомневаюсь. В любом случае наступил мой черед поделиться сведениями. Вряд ли он обрадуется, если узнает о ложном алиби от кого-нибудь другого.

Вернувшись домой, я сразу же позвонила Тиму. Впрочем, от моей новости он не пришел, что называется, в бешеный восторг.

– Из твоих слов следует, Дез, что теперь у меня на двух подозреваемых больше, чем было вчера. Отлично!

– Я думала, ты скажешь спасибо за эти сведения, – обиженно буркнула я.

– Ты права. Извини. Просто мне больше по душе, когда круг подозреваемых сужается. Но все равно спасибо. Без всяких шуток. – Последовала пауза. – Ну надо же! – добавил Тим со смешком и повесил трубку.

После всех событий этого суматошного дня я была слишком взвинчена, чтобы думать об ужине. Но аскетический образ жизни не для меня – все обычно заканчивается адской мигренью. Так зачем напрашиваться на неприятности?

Словом, я приготовила себе омлет, предварительно покидав в сковородку то, что нашла в холодильнике: болгарский перец, помидоры, зеленый лук, швейцарский сыр, генуэзскую салями и остатки пармезана. Знаете, получилось совсем неплохо! А может, это мне с голодухи так показалось…

Доев омлет и выпив вторую чашку кофе, я задалась вопросом: что делать с объяснениями Билла Мерфи? Верю я им или нет?

Не вызывал сомнений тот факт, что его часы и в самом деле были в починке. Но потерять целых два часа и даже не заметить этого? А вернувшись домой, не обратить внимания на время? Ну извините!

С другой стороны, я за вкусной едой тоже обо всем на свете забываю. Так что вполне возможно, что Билл мирно сидел в пивнушке, потягивал один стаканчик за другим, решал с приятелями мировые проблемы и даже не думал о времени… Кроме того, если у меня на кухне висят часы, это вовсе не означает, что все нью-йоркские кухни оснащены настенными часами. Во всяком случае, это легко проверить…

Нет! О чем я только думаю?! Больше и близко не подойду к квартире Билла Мерфи! Да и кто сказал, что, если в помещении есть часы, на них надо обязательно смотреть? Хотя, вообще-то, это естественно…

Все ясно. Этот несносный человек определенно мне лгал. А может, и нет… Что, если я пытаюсь убедить себя в его лживости только потому, что мне очень хочется ему верить? Господи, просто замкнутый круг какой-то!

Я почувствовала, что подлая мигрень все-таки подбирается ко мне, и, дабы отвлечься, включила телевизор. Попрыгала по каналам, но выбор был никудышным, и я остановилась на «Золотых девушках». Похотливые дамочки, как обычно, рассуждали о сексе. Бриджит разглагольствовала о чем-то совершенно непристойном, а Софи вставляла остроты, которые, на мой взгляд, даже в наши дни поголовной распущенности нельзя безнаказанно произносить в эфире…

Очнулась я в восемь утра. На телевизионном экране вовсю разворачивалось утреннее шоу. Половина моего бедного тела угрожающе свисала с дивана, шея вывернулась под немыслимым углом… Неужели в таком положении я провела всю ночь?! Странно, но уставшей я себя совсем не чувствовала. Наверное, мне просто очень хотелось забыться, чтобы окончательно не спятить на почве расследования. Да и скабрезные шуточки похотливиц из «Золотых девушек» наверняка способствовали здоровому сну.

После теплого душа и аскетичного завтрака я набрала номер Эллен. Будем надеяться, что она уже встала. В любом случае, ждать я не собираюсь.

– Ну? – спросила я, как только Эллен сняла трубку.

– Тетя Дез?

– Угу.

– А я как раз собиралась тебе звонить, но боялась, что слишком рано.

– А я думала, что ты еще спишь.

– Ох, я почти не спала. Вскочила ни свет ни заря…

– Ну, рассказывай!

– Все чудесно! Он такой замечательный…

– Куда вы ходили?

– Сначала пообедали в Гринвич-Виллидж, в потрясающем итальянском ресторанчике, называется «Эннио и Майкл». Там подают самую лучшую телятину по-соррентски. Это, знаешь, мясо с…

– Про меню расскажешь потом! Переходи к главному блюду.

– Тетя Дез! – взмолилась Эллен.

– Шучу-шучу. Что вы делали после обеда?

– Пошли смотреть «Красотку». Восхитительный фильм!

– А потом?

– А потом ненадолго заглянули к Гербу домой. У него потрясающая квартира с двумя спальнями!

– Понятно.

– Нет-нет, ничем таким мы не занимались.

– А я разве что говорю?

– Но подразумеваешь…

– Когда у вас очередное свидание?

– В среду вечером. Мы идем в «Каролину». Знаешь, это комедийный клуб на Бродвее. А как продвигается расследование?

– Насчет швейцара ты была совершенно права! – И я ввела Эллен в курс дела. – Но, увы, это мне ничего не дало, – закончила я, поймав себя на хнычущих интонациях.

– Не беспокойся, тетя Дез, ты раскроешь эти убийства. Обязательно раскроешь!

Самое интересное, что Эллен всегда верит в то, что говорит.

Остаток утра я провела, колошматя по клавиатуре старенькой пишущей машинки, – излагала свои достижения за последние два дня. После чего затеяла генеральную уборку, поскольку моя домоправительница Чармен опять шлялась неведомо где. Вечером мы мирно поужинали со Стюартом, после чего отправились на спектакль одного независимого театрика. Большей мерзости мне видеть не доводилось. Что это полная катастрофа, мы со Стюартом смекнули в первые же десять минут, но из уважения к актерам дотянули до антракта.

Рядом с театром, сразу за утлом, обнаружилась уютная кофейня, и поскольку, торопясь на театральное пиршество, мы пропустили десерт, то заскочили туда угоститься пирожными с кофе. Целый час мы взахлеб обсуждали умственные отклонения драматурга, бездарность режиссера и тупость продюсера. Затем Стюарт спросил, как идет расследование.

– Никак не идет! – И с какой стати мне напоминают о моих неприятностях именно тогда, когда удалось на пару часов о них забыть?

– Знаешь что, Дез… Иногда бывает полезно уехать куда-нибудь на несколько дней. Проветрить мозги и взглянуть на вещи под другим углом. А то так у тебя скоро нервный срыв будет.

– Возможно, ты и прав. Но у меня нет времени. К тому же я не знаю, куда ехать. А даже если б и знала, все мои проблемы все равно ведь останутся со мной.

– Ты неисправима! – досадливо воскликнул Стюарт. – Послушай, у моего брата есть небольшой домик на севере штата. Если передумаешь и все-таки решишь развеяться, то они с женой с радостью согласятся, чтобы ты там пожила. Сами они бывают там крайне редко. Да и я бы с удовольствием составил тебе компанию, но, увы, сначала надо уладить одно запутанное дело.

– Спасибо за предложение, поверь, я очень ценю твою заботу. Однако единственный способ отстраниться от этого расследования – с головой погрузиться в городскую суету.

– Знаешь, там такая тишина, ты не поверишь… Просто невозможно не расслабиться. Ты можешь взять с собой книги…

– У меня на них не хватит терпения.

– Или заняться рыбалкой.

– Еще чего!

– Тогда греблей.

– Я плавать не умею!

– А пешие прогулки?.. – сдался Стюарт. – Ладно, твоя взяла, Дез. Но хотя бы подумай о моем предложении.

– Обещаю.

В тот вечер к нему домой я не поехала. Не смогла почему-то. Сказала, что слишком опустошена и измучена неудачами. Стюарт выказал полное понимание и сочувствие, но я-то видела, что не очень-то он поверил. И ко всем прочим моим невзгодам добавилось чувство вины перед Стюартом.

Глава двадцать шестая

Спала я просто отвратительно. Вертелась с боку на бок аж до половины пятого, отключилась лишь под утро.

И наверное, забыла с вечера завести будиль­ник. А может, просто не услышала его трезвон. Без четверти десять меня разбудил телефонный звонок: ошиблись номером. Я буквально заставила себя дотащиться до офиса, хотя не знаю, зачем так старалась. В тот момент моя способность сосредоточиться была не лучше, чем у недоразвитого пекинеса соседки Харриет. К полудню я оставила даже видимость попыток изобразить трудовую деятельность.

33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru