Пользовательский поиск

Книга Убийства – помеха любви. Страница 31

Кол-во голосов: 0

Из квартиры я катапультировалась без десяти двенадцать, а значит, у меня оставалось ровно десять минут, чтобы добраться от Восточной 82-й улицы до Западной 51-й, на что обычно требуется полчаса. К счастью, мне с первой попытки удалось поймать такси. Удача сопутствовала и дальше – по случаю субботы движение было вялым, у светофоров мы не стояли, так что в ресторан я ворвалась всего лишь с десятиминутным опозданием.

Мерфи уже сидел за столиком и потягивал пиво. Увидев меня, он встал, сделал несколько шагов навстречу, и на мгновение у меня перехватило дыхание: сейчас поцелует! Но то ли он передумал, то ли я выдавала желаемое за действительное, потому что мы всего-навсего пожали друг другу руки. (Боюсь, моя была влажной от пота и липкой от лака)

Билл Мерфи выглядел, как сказали бы нынешние детки, круто. Одет он был просто, но элегантно: спортивная куртка из верблюжьей шерсти, темно-коричневые брюки и светлая рубашка с расстегнутым воротом. Хороша бы я была в своих жемчугах или золотом собачьем ошейнике.

– Спасибо, что пришли, – сказал Мерфи, когда мы сели друг напротив друга в уютной кабинке, снизу доверху обтянутой кожей.

– Вы давно меня ждете?

– Несколько минут. Я постарался прийти заранее. Не хотел заставлять вас ждать.

Я почувствовала, что краснею. Если я и питала какую-то надежду, что эта встреча позволит мне разобраться в себе, то теперь могла об этом забыть.

Билл заказал для меня бокал шабли, и на этом романтика закончилась. Как только официант отошел, Мерфи обратился к скучной прозе:

– Вы хотели поговорить со мной о том, когда именно я ушел из «Шанахана»?

– Совершенно верно.

– Я так и думал. Полиция уже нанесла мне повторный визит.

– И что вы им сказали?

– Правду. Я добросовестно заблуждался. В тот день я отдал свои часы в починку, поэтому понятия не имел, который час. А когда Корал сказала, что заведение скоро закрывается, и спросила, не хочу ли я еще выпить… она так делает каждый вечер… Мне и в голову не пришло, что на этот раз они закрылись гораздо раньше.

– Выйдя из «Шанахана», вы не встретили кого-нибудь из знакомых? Припомните. Вы могли с кем-нибудь столкнуться в подъезде вашего дома.

– Боюсь, что нет. Там не было ни души.

– А швейцар?

– Он у нас работает неполный день. Но поверьте мне на слово, я сразу же отправился домой, где и провел всю ночь. И честное слово, Дез, пока полиция любезно не поставила меня в известность о моей ошибке, я пребывал в уверенности, что ушел из «Шанахана» в два часа ночи. Как вам и сказал. – Серые глаза пристально смотрели на меня. – Похоже, вы мне не верите.

Ответа, как сами понимаете, у меня не было. Как и времени, чтобы пораскинуть мозгами.

– А полиция вам поверила? – как ни в чем не бывало спросила я.

– Сомневаюсь. У тех двух копов, что пришли ко мне, было такое же выражение лиц, как и у вас. Но мне наплевать, что думает полиция, меня волнует, что думаете вы.

Я почувствовала, как кровь снова прилила к лицу. Хорошо еще, что Билл не мог заметить, что и коленки ослабели. Свое замешательство я попыталась замаскировать профессиональными нотками:

– Вернувшись в тот вечер домой, вы не посмотрели на часы?

– Нет. Я прошел на кухню, приготовил себе кофе и сел полистать газеты, на которые днем у меня не хватает времени. Трудно сказать, как долго я так просидел. Если честно, я выпил в «Шанахане» слишком много пива, поэтому заснул прямо за кухонным столом.

Застенчивая улыбка преобразила лицо Билла, он вдруг показался мне до безобразия молодым. Молодым и чертовски милым.

– Точно знаю лишь то, – добавил он, – что проснулся около четырех ночи и перебрался в кровать. Послушайте, Дез, я могу доказать, что мои часы в тот день находились в ремонте. Я не стал показывать квитанцию полиции, но при следующем свидании с властями непременно захвачу эту дурацкую бумажку. – Он поставил стакан на стол и подался вперед, не сводя с меня пристального взгляда. – Скажите мне что-нибудь, Дез. Какой мотив, по-вашему, мог у меня быть? Каким образом после смерти Нила я мог рассчитывать получить обратно десять тысяч долларов?

– Ну, предположим, решили, что сможете вернуть деньги за счет продажи имущества покойного.

– Каким образом? Я ведь давал деньги под честное слово – никаких бумаг, никаких распи­сок. Вспомните, мы были с Нилом лучшими друзьями. А лучшему другу следует доверять. – Лицо Мерфи омрачилось.

– И все же такая возможность существовала. Селена знала о деньгах. Не исключено, что она сочла бы себя обязанной вернуть вам долг Нила. А даже если нет, то вы могли бы подать в суд, заручившись поддержкой какого-нибудь свидетеля.

– Мысль, конечно, любопытная. Но мой адвокат, человек очень опытный, сказал, что шансы вернуть деньги ничтожны. К счастью, теперь это не имеет большого значения. Не то чтобы я рад жить в стесненных обстоятельствах, но острая нужда в деньгах исчезла.

– У вас имелся еще один мотив, – напомнила я. – Вы ненавидели Нила Константина.

– Вот тут вы попали в точку. Но не настолько, чтобы убивать. Кроме того, я не из тех, кто способен на убийство. Прошу вас принять это на веру. – По лицу Билла снова пробежала тень.

Помолчав, он предложил сделать заказ, и наша беседа плавно перетекла в другое русло. Билл заговорил о своем агентстве и припомнил смешную историю про одного из своих самых чудаковатых клиентов. А я позабавила его рассказом о памятном деле, когда одна дама наняла меня отыскать сиамского кота, а в результате выяснилось, что ее муж-инвалид, прикованный к коляске, изменял ей с особой, похитившей кота. Умопомрачительная история! Но вам я расскажу об этом как-нибудь в другой раз…

Обед, как и было обещано, оказался отменным, но я слишком нервничала, чтобы оценить еду по достоинству. Уже за чашкой кофе я узнала, что Мерфи когда-то был женат. Билл не уточнил, овдовел он или брак завершился разводом, а я каким-то чудом удержалась от вопроса. Более того, я даже прикусила собственный язык, когда он (язык) уже намеревался приплести к разговору белобрысую подружку Мерфи. Уж поверьте, мне это далось нелегко.

Когда мы расстались, я испытывала еще большее влечение к этому человеку. А заодно меня грызла проклятая совесть: угораздило же влюбиться в подозреваемого!

Угрызения совести – неприятная штука, и, чтобы как-то с этим справиться, прямиком из ресторана я поехала в магазин Мартинеса – повидать Джерри.

Мучительно было видеть, какой надеждой лучилось лицо Сэла Мартинеса, когда он смотрел, как я вхожу.

– Есть новости? – нетерпеливо спросил он.

– Ничего определенного, но я хотела рассказать вам, как идут дела. Джерри здесь?

– Вы с ним разминулись. Отправился развозить заказы.

– Тогда вы сами введите его в курс дела, хорошо?

– Да-да, конечно.

Я постаралась представить положение вещей в куда более розовом свете, чем оно было на самом деле.

– Мне удалось поставить под сомнение алиби трех человек, заинтересованных в смерти Нила Константина. Это означает, что по меньшей мере четверо имели мотив и возможность его убить. С моей точки зрения, совершенно очевидно, что миссис Гаррити убил тот же тип, что и мистера Константина.

Я не упомянула о том (поскольку надеялась, что Мартинес и сам догадается), что увеличение числа подозреваемых значительно усложняет мою работу.

– Копы тоже так думают?

– Что они думают, я не знаю. Уперлись как бараны – пока, видите ли, не будет установлена связь между этими двумя убийствами, Джерри остается главным подозреваемым в убийстве Гаррити. Но как-то не верится, что они это всерьез.

– Все равно, Дезире, вам придется найти эту связь, так?

– Так. Но послушайте, Сэл, в настоящий момент я понятия не имею, кто совершил эти убийства. Абсолютно никакого понятия. Не знаю, как долго, по вашему мнению, должно длиться расследование, но такие вещи требуют времени… Я вот что хочу сказать. Если вы недовольны тем, как идут дела, и предпочли бы, чтобы этим занялся кто-нибудь другой, то я на вас не обижусь.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru