Пользовательский поиск

Книга Трагический исход. Содержание - Глава 15 ГНЕВ ФАНТОМАСА

Кол-во голосов: 0

– Может быть, отослать ее на юг? – спросил барон де Леско.

– Нет, – возразил Юбер, – сезон там в полном разгаре, а кроме того светская жизнь Лазурного берега противопоказана чисто «растительному» существованию, которое я рекомендую больной…

– Куда же она могла бы поехать? – задал самому себе вопрос муж Валентины, охваченный внезапным вдохновением. – Дело в том, что мы знаем хороших людей, бывших егерей, которые в настоящее время имеют ферму где-то в Нормандии, около Гавра…

Валентина, услышав эти слова, высказала немедленное одобрение:

– Вы говорите, мой друг, об этих славных Дюкло, которые живут в Гран-Терре?

– Вот именно! – сказал барон де Леско.

Ясная улыбка озарила лицо Валентины.

– По правде сказать, – произнесла молодая женщина, – я не желала бы ничего лучшего, как провести неделю у них. Я очень люблю этих добрых людей и с большим удовольствием повидаюсь с ними.

– Все это очень понятно, – объяснил барон де Леско доктору. – Жена Дюкло была бывшей служанкой семьи…

Дядя Фавье подытожил беседу:

– Итак, поскольку все устроилось, идемте завтракать!

– Конечно! – добавил барон де Леско, обращаясь к Юберу. – Позавтракаете с нами, доктор?

Спустя час трое мужчин весело доканчивали еду, не проявляя никакого беспокойства о состоянии здоровья баронессы.

Чрезмерно возбужденный поглощением доброго старого шампанского дядя Фавье, хлопая своего племянника по плечу, заявил с громким смехом:

– Стало быть, вы становитесь холостяком, дорогой Леско. Надеюсь, что вы воспользуетесь этим, чтобы помочь мне разгуляться. Прошло два года, как я не был в Париже и, черт возьми… я уже не знаю хорошеньких местечек!

Спустя несколько часов совсем в другом квартале на ратодроме на проспекте Сен-Уэн Зизи, бывший грум барона де Леско, без удовольствия слушал инструкции, которые ему давала его необычная знакомая, Гаду.

– Прежде всего, – говорила старуха в ответ на какое-то возражение, только что высказанное сорванцом, – прежде всего, я не спрашиваю твоего мнения… И затем, обещаю, что если ты согласишься, я тебе дам 25 франков…

При этом сногсшибательном обещании глаза Зизи заблестели.

– Вот это аргумент! – согласился грум. – Это заставит и слепого быть зрячим! Ну так что же, Гаду, представляет на самом деле та работа, которую ты захочешь мне всучить?

Гаду понизила голос.

Она с давних пор сбивала Зизи с пути, однако, старалась усилить меры предосторожности!

– Стало быть вот, – начала мегера, – с неба звезд хватать не надо. Просто я хочу, чтобы ты пошел навестить твоего товарища, Малыша… Того, о котором ты мне уже говорил, и чтобы ты потихоньку, не показывая вида, посмотрел и удостоверился, находится ли все еще молодая девушка в ангаре, поставлены ли на место деревянные кони, туда, где ты их видел.

В этот момент Зизи начал сильно колебаться.

– Как же… – начал он.

Но в тот же момент Зизи замолчал!

Гаду решительно вытащила из своего кармана монету в 100 су и сунула ее в руку груму!

Глава 15

ГНЕВ ФАНТОМАСА

Спустя три дня темной ночью, когда густые тучи танцевали низко над землей ужасающую сарабанду под порывами ураганного ветра в тени пустынной одинокой улочки, где слышалось лишь журчание ручья, сбегавшего с высот Монмартра по мостовым, украдкой собиралась группа людей, таинственно одетых в черное.

Их было не более четырех или пяти… Они прислонялись к стенам, как бы желая еще лучше спрятаться. Они говорили тихо и не жестикулировали. Даже приглушенное восклицание едва ли раздавалось время от времени…

Кто были эти люди?

Какой темный замысел собрал их здесь в подобный час, около полуночи, в подобном месте, на спуске горы, где находились лачуги тряпичников, крытые фуры бродячих акробатов, где суетится народ сомнительных нравов и пугающего вида!

Тут были Гаду, укутанная в просторное пальто, поднятый воротник которого почти скрывал ее лицо, Горелка, одетый в короткую куртку водопроводчика. Он дрожал всем телом, наполовину замерзший. Наконец, Иллюминатор иногда бормотал какие-то непонятные слова. Здесь присутствовал еще один персонаж, рука которого сжимала, казалось, некий тяжелый объемистый длинный предмет прямоугольной формы…

Эти люди несколько мгновений продвигались вперед, спустились вниз по улочке, предпринимая самые большие меры предосторожности, и, ничего не говоря друг другу, резко остановились, сгруппировавшись вокруг Гаду.

Отвратительная женщина украдкой кашлянула.

– Спешите увидеть друзей-приятелей, – начала она. – Теперь как раз все в точности, едва будет сто метров от тюрьмы, куда идем обделывать делишки… Поэтому все внимание на работу! А!.. Еще что?.. Твой нож у тебя, Горелка?

Горелка, услышав вопрос, довольствовался пожатием плеч в весьма ироничной манере.

– Возможно! – ответил он. – Я не выхожу, не защитив самого себя!

– Ну ладно, ты можешь раскрыть его в своем кармане на тот случай, если появится мерзавец, как иногда бывает…

– Хватит! – сказал Горелка, очевидно менее уверенный, чем можно было судить по виду…

Однако Гаду тревожно оглядывалась по сторонам.

– Время пришло, – прошептала она, – но, Боже милостивый, я не слышу шума телеги.

Все оставались в молчании, прислушиваясь к ночной тишине…

Ничего не было слышно, лишь свист ветра, шум дождя, который начал идти крупными каплями, стуча по фасадам домов, хлестая в лицо ночных бродяг…

Гаду продолжала:

– Я обещала быть здесь точно в двенадцать часов, как раз сейчас пробьет… Он, должно быть, поблизости… если только его кобыла не окочурилась по дороге!

Они снова прислушались. Совсем близко раздался гул, как удар грома.

– Это автобус на улице Ордене, – объяснила Гаду. – Последний… Теперь будет тихо.

Затем мегера внезапно потерла руки:

– Все в порядке! Я слышу конягу!..

После того как автобус ушел, можно было отчетливо различить медленное и усталое цоканье приближающейся лошади. Также раздавался резкий лязг железа, который свидетельствовал о том, что подъезжала не господская коляска, а просто фиакр, невероятная колымага.

– А вот и он! – произнесла Гаду. – Иллюминатор, ты там поближе, пойди на угол, посмотри, действительно ли это он… И пусть он держится наготове… ладно?

Иллюминатор исчез в темноте; через несколько минут он вернулся.

– Там мужчина? – спросила Гаду.

– Да! – подтвердил Иллюминатор. – Развозящий товар!

– Ну вот… Все идет как надо…

Однако Гаду, хотя и сказала, что все идет хорошо, по-видимому, была в нерешительности!

– Теперь, – продолжала она, – надо смотреть и смотреть, чтобы не сделать промаха… Паренек, о котором я вам говорила, должен меня ждать на другом углу улицы. Он не знает, в чем тут дело, однако, нам он нужен. Итак, осторожно!.. Пусть остальные идут на двадцать шагов позади меня…

С этими словами Гаду пустилась в путь. Она шла быстро, большими шагами, и время от времени проверяла, идут ли ее приспешники, согласно приказу, который она только что им отдала.

Гаду продвигалась в ночи таким образом около десяти минут.

Улочка, на которой развертывалась эта сцена, была отвратительная, с одной стороны окаймленная неясными пустырями, с другой – высокими строениями, казалось, какими-то огромными ангарами, где не виднелся даже слабый свет, где никто не бодрствовал.

Эта улочка внезапно упиралась в улицу Шампьонне. В закоулок этой улицы и направлялась Гаду.

Как только мегера приблизилась к проезжей дороге, она начала тихонько свистеть…

Она свистела так несколько секунд, после чего из темноты рядом возник новый персонаж, который шел, засунув руки в карманы, вихляя бедрами и не предпринимая решительно никаких мер предосторожности, чтобы не наделать шума.

– А! Вот и вы, матушка Гаду! – начал он громким голосом, подходя к мегере. – Ну! Знаете ли, не слишком-то вы рано! Можно состариться, ожидая вас! А также, черт побери, здесь не время и не место, чтобы устраивать свидания! Что вам еще от меня надо?

42
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru