Пользовательский поиск

Книга Трагический исход. Содержание - Глава 10 ЧЕЛОВЕК ПО ПРОЗВИЩУ «ЖАП»

Кол-во голосов: 0

Спустя час Жюв покидал больницу, попрощавшись с доктором Юбером.

– Итак, – сказал полицейский, обращаясь к заведующему клиникой. – Какой же вывод вы сделали из этого случая?

– Никакой, – быстро ответил практикующий врач. – И могу повторить трижды: я не пришел ни к какому выводу… Обморок был недолгим, и это меня не беспокоит. Но у меня возникли подозрения, не является ли этот несчастный слепой сверх того еще и сумасшедшим? От него ничего не добьешься, кроме необычного призыва: «Жап», и я не могу понять, что это означает. «Жап» – не имя ли это? Или прозвище? И затем…

– А вы не видели черные розы? – спросил вдруг Жюв.

– Черные розы? – переспросил доктор, вздрогнув. – Нет! Что вы имеете в виду?

– Странный цветок в петлице этого незнакомца…

Жюв сообщил об этом вполне естественным тоном, но он не мог не заметить внезапную бледность доктора Юбера.

– Что с вами? – участливо спросил Жюв.

Морис Юбер ответил дрожащим голосом:

– Вы сказали, что у этого малого была черная роза в петлице? Вы в этом уверены, мсье?

– Абсолютно уверен. Этот цветок меня поразил и вас тоже…

– Мсье Жюв, – произнес Морис Юбер, – это потрясающая новость! Представьте себе, что вчера при необычных обстоятельствах одна из моих знакомых получила букет, состоящий полностью из черных роз. Кто-то строил ей козни!

– Как зовут эту даму? – спросил нервно Жюв.

– Баронесса Валентина де Леско.

Ничто более не смогло бы так удивить инспектора, как это известие!

– Весьма странно, – произнес он.

И не объясняя Юберу, что же странного он обнаружил в совпадении, Жюв снова спросил:

– А эта дама не заметила, кто послал ей цветы?

– К сожалению, нет, что ее и беспокоит.

Жюв замолчал, сосредоточившись на одну минуту, затем он предложил:

– Интересно, если мы вернемся в приемный покой, где вы осматривали раненого, то найдем ли там черные розы?

Увы! Поиски оказались безрезультатными. Цветы, несомненно, выпали в фиакре при переезде в больницу. Жюв так и не смог обнаружить ни малейшего следа.

Но зато он воспользовался внезапным испугом Юбера, чтобы заставить его говорить о баронессе де Леско.

Он задавал вопросы так искусно, что, уезжая окончательно из больницы, Жюв все более и более удивлялся, боялся даже себе представить, как он сам не стал жертвой этого необычного кошмара!

– Эта мадам де Леско! – ворчал он. – Если послушать, что о ней говорят, то она вне всяких подозрений… И однако, черт возьми, какие странные приключения связаны с ее именем! У нее похищают драгоценности, которые потом и возвращают!.. Она посещает вполне жилой особняк, который оказывается давным-давно покинутым всеми и заброшенным! И, наконец, эти черные розы, которые ей присылают странным образом, и точно такие же, обнаруженные в петлице незнакомца, очевидно, сумасшедшего! Бог мой, что бы все это могло значить?

Пройдя еще несколько шагов, Жюв остановился и сказал:

– Однако же, все совершенно реально! Я как бы пробудился от сна. Кого именно этот раненый только что звал Жапом? Жап? Что это такое? Да, нужно все это вывести на чистую воду.

Глава 10

ЧЕЛОВЕК ПО ПРОЗВИЩУ «ЖАП»

Валентина де Леско в изысканном английском костюме, который ей удивительно к лицу, свежая настолько, что ей можно было бы дать восемнадцать лет, спустилась в 11 часов утра по ступенькам своего особняка и вышла к подъезду. Она тщательно застегнула плотно натянутые кожаные перчатки, которые несколько увеличивали в объеме ее тонкую руку, но зато служили надежной защитой.

Валентина обожала править лошадьми. Она была отличной амазонкой, скакала элегантно и уверенно верхом на лошадях, слывших трудными, но предпочитала увлекательные поездки в карете несколько грубому конному спорту. Особое расположение Валентина питала к маленькой двухколесной коляске, приобретенной согласно ее желанию, в которую запрягали довольно ретивого, но послушного пони. Пони выглядел разгоряченным, всегда рвущимся вперед и пытался часто отъехать в сторону, чем и создавал массу неприятностей.

Стояла чудесная погода. Весеннее солнце освещало заревом сад. Валентина с наслаждением вдыхала чистый утренний воздух.

– Карета готова? – спросила она.

Зизи, стоявший около подъезда с важным видом в своей новой ливрее, которой он очень гордился, ответил положительным кивком головы:

– Да, мадам. Нужно ли ее подать?

– Разумеется! – ответила Валентина резким голосом. – Надеюсь, карета будет стоять у подъезда…

Зизи хорошо знал, что хозяйка шутить не любит, и он также знал, что кучер не успеет запрячь лошадей и подготовить карету, поскольку Зизи развлекал его примерно четверть часа, отвлекая от работы.

Зизи скрылся, помчался бегом на конюшню.

– Ну, что же ты? – закричал он кучеру. – Значит, твоя карета будет готова только после обеда? Хозяйка задаст тебе, дурень. Она не будет с тобой цацкаться…

Маленький же двухколесный экипаж был запряжен. Тогда Зизи прыгнул в коляску, хлопнул кнутом и поехал. Затем он поставил коляску перед подъездом дома. Он придержал лошадей, пока молодая женщина устраивалась в повозке.

После этого Зизи снова прыгнул в коляску, проехавшую через открытые садовником ворота; Валентина же слегка прикоснулась концом своего кнута к дрожащему крупу пони, и маленькая упряжка стала удаляться от особняка.

– Вот те на! – прошептал Зизи. – Я сижу в одной повозке с красивой женщиной. Совсем неплохо! Почти то, о чем я мечтал… И я чувствую себя вполне свободно! Жаль только, что эта женщина моя хозяйка, а экипаж не мне принадлежит…

Зизи спрашивал себя, куда же они едут. Он слышал, как утром Валентина приказала своей горничной проследить за тем, чтобы завтрак был готов обязательно к часу дня, так как она вернется к этому времени в обществе барона де Леско, но Зизи не поверил этому.

Что касается барона де Леско, то он уехал в то же утро на прогулку в лес. Зизи и не мог знать об этом. Если даже Валентина и утверждала, что собирается ехать навстречу мужу, то Зизи остерегался допустить подобную гипотезу, которая с его точки зрения была не так проста.

– Как же! – рассуждал Зизи. – Она собирается встретиться со своим старым мужем. А, эти страсти! Если бы я был женщиной, то обязательно оставил бы какого-нибудь мужчину в дураках…

Тем временем экипаж направился к лесу. Искусно управляемый, он въехал в порт Дофин, незаметно протискиваясь среди автомобилей.

«Какая сногсшибательная, шикарная женщина моя хозяйка, – думал Зизи. – Она управляет лошадью, как возница фиакром!»

Удостоившись столь почетного места и не зная, чем заняться, Зизи развлекался тем, что показывал язык проезжавшим мимо кучерам, когда Валентина отворачивала голову. Последние держали себя достойно и невозмутимо, не смея даже обратить на это внимание, ответить тем же юному груму.

Перед въездом в лес толпились люди, и Валентина была вынуждена замедлить ход своей лошади.

Непрерывным потоком экипажи следовали друг за другом, между тем как по тротуарам прогуливались не спеша элегантно одетые мужчины и женщины, занятые тем, что рассматривали друг друга.

«Ах! – думал Зизи, опять возвращаясь к той же мысли, когда экипаж проезжал вдоль аллеи, по которой ехали галопом офицеры, стараясь приложить все усилия, чтобы их заметили. – Ах, да! Неужели Валентина поехала, чтобы увидеться со своим старым мужем? Я предпочел бы подать в отставку! Она слишком обывательница, моя хозяйка!»

По истечении нескольких минут езды медленным ходом Валентина стала нахлестывать свою лошадь, и они снова поехали рысью.

«Надо быть настороже, – подумал Зизи. – Несомненно, в воздухе запахло жареным!»

Он увидел, как она нахмурила тонкие брови, и угадал, что она ищет кого-то: пешего или конного, промелькнувшего среди сутолоки.

Зизи не ошибся. И действительно, через несколько секунд улыбка осветила ее лицо.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru