Пользовательский поиск

Книга Трагический исход. Содержание - Глава 9 ЖАП… ЖАП…

Кол-во голосов: 0

Оставался еще один простой способ распутать клубок.

Напротив особняка находился маленький домишко, где какая-то женщина вытряхивала одежду.

Фандор подошел к ней и спросил:

– Мадам, вы не могли бы мне сказать, вчера во второй половине дня отсюда никто не выезжал?

Оторвавшись от своих дел, женщина в свою очередь задала вопрос:

– Отсюда, мсье? Нет, никто не выезжал.

– Но, мадам, – настаивал Фандор, – в этом доме жили, не правда ли?

И он указал на загадочный особняк. Его собеседница отрицательно покачала головой.

– Жил ли кто-нибудь в этом особняке, мсье? Нет, мсье! Вот уже более десяти лет я проживаю на этой улице и всегда знала, что в этом доме никто не жил. Неизвестно даже, кому он принадлежит.

– Вы уверены в этом, мадам?

– Совершенно уверена.

Не было смысла больше настаивать. Фандор это понял.

Затем, чтобы убедить добрую женщину, почему этот дом привлек их внимание, он добавил:

– Мы архитекторы и считаем… Кот бурмасек!.. Кот бурмасек…

Фандор закончил фразу, пробормотав нечто совершенно непонятное, сопровождая при этом свою речь самой обаятельной улыбкой и любезным поклоном. Это ничего не означало, но оставляло о нем хорошее впечатление! Это была еще одна из его добрых шуток.

Затем Фандор подошел к Жюву и спросил его:

– Вы все слышали?

– Да… Баронесса обманула тебя!

– Нет! – возразил Фандор. – Это невозможно.

– Тогда как же ты объяснишь все случившееся?

Жюв бросил взгляд на Фандора. Он видел, как тот пожал плечами, скривил губы, сделал недовольную гримасу.

– По правде сказать, – сознался Фандор, – какое же объяснение мог бы я дать? Никакого. Это загадка.

И помрачнев, став еще более озабоченным, Фандор продолжал:

– Скажите мне, Жюв, вот что… Представьте себе, что это дело еще далеко не закончено. Я мог бы рассчитывать на вас?

– Разумеется!

– А вы обязаны официально заявить о нем в Службу безопасности?

– Когда ты этого захочешь…

– Тогда завтра!

– Решено!

Друзья покинули Монмартр.

Глава 9

ЖАП… ЖАП…

– О чем он вас спрашивал сейчас, мсье Жюль, этот слабоумный?

– По правде сказать, ни о чем особенном, мсье Жозеф. Это кретин, который через каждые десять минут приходит справиться о письмах «до востребования».

– Так в чем же дело?

– Дело в том, что не было корреспонденции с самого последнего его визита. И я, естественно, не проверил груду писем… Вот об этом он и пошел жаловаться приемщику.

– А что он сказал приемщику?

– Ничего. Он спровадил этого добродушного малого. Подумать только! Он изучал его приходный журнал!

Подтрунивая над публикой, повесив на проволочную сетку своего окошка дощечку с ироничной надписью: «Закрыто», двое служащих почты приготовились к уходу домой, а на их место должна была прийти вторая послеполуденная смена.

Начиная с самого утра, у них не было ни минуты отдыха, ни минуты покоя. Почтовое отделение, к которому они принадлежали, относилось к торговой палате и было действительно всегда перегружено, всегда заполнено публикой. Но именно в это утро ситуация сложилась еще хуже, чем обычно.

Отдел «до востребования», как всегда по субботам, посещало несметное количество молодых дам, приходивших получить послания от своих возлюбленных, назначавших свидания на воскресенье… Телеграф тоже работал безостановочно в результате громкого судебного процесса, требующего наиболее сложного телеграфного обмена между прокуратурой Парижа и прокуратурой провинции. Обстановка накалилась, и нервы служащих были напряжены до предела. Поэтому в утренний прием приемщику приходилось успокаивать приходивших к нему недовольных клиентов, выдвигавших самые несуразные требования.

Теперь эта тяжелая работа заканчивалась. Происходила пересменка служащих, и, как отметил с пафосом господин Жозеф: «Нельзя сказать, что этой смене так уж досталось!»

Но как раз в тот момент, когда электрические часы пробили полдень, а приемщик выходил из своего почтового отделения, случилось непредвиденное: служащий, занятый приемом пневматической почты, воскликнул:

– Но они все посходили с ума, черт подери, там, на Центральном! Они морочат нам голову!

Остальные даже притихли, а приемщик бросился вперед:

– Что еще там произошло? Вы не могли бы выбирать более вежливые выражения?

Недовольный служащий подошел к нему.

– Посмотрите, господин приемщик, – объявил он, – вот что Центральное почтовое отделение послало нам в последней партии.

Служащий протянул приемщику узкий маленький пакетик из кожи, один из тех, которые, сгруппированные вместе, образуют пневматические партии. Их посылают во все почтовые отделения и перевозят транзитом в течение нескольких минут. Письма, посланные по пневматичке, – так обычно называют их в народе.

Но служащий был разгневан и возмущен тем, что внутри одного из этих пакетиков он обнаружил маленькую хрупкую коробочку.

– Черт подери! – преувеличивая свое возмущение, воскликнул служащий, свирепо смотревший на приемщика. – Существует немудреное распоряжение по этому вопросу: в пневматических партиях не должно быть твердых тел. И если Центральное отделение посылает коробочки, то от него можно всего ожидать. Да они совсем там стыд потеряли! Шеф, если произойдет закупорка труб, то у нас будут неприятности!

– Замолчите же! – грубо прервал его приемщик. Он взял из рук рабочего коробочку, полученную по пневматической почте, и стал с любопытством рассматривать.

– Вы правы. Я никак не могу понять, каким образом по Центральному им позволили передавать такой предмет. Какому отделению эта коробочка должна быть передана?

– На ней отсутствует штемпель, шеф.

– Еще лучше! Но если есть рекламация…

– Может быть, нужно сообщить куда-нибудь?

– Естественно, я позвоню.

Сделав знак служащему следовать за ним, приемщик вошел в свое отдельное помещение. Обладая привилегией, он добился быстрого соединения с Центральным отделением, через которое проходит вся пневматическая почта. Он резко обратился с жалобой:

– Алло! Вы меня слышите?.. С вами говорит приемщик торговой палаты. Алло!.. С последней пневматической партией вы отправили коробочку, но без штемпеля. Почему вы изволите так шутить?

Разумеется, приемщик Центрального отделения, к которому обращался приемщик торговой палаты, был не в курсе дела. Ему потребовалось несколько минут, чтобы проверить, уточнить данные, а затем вновь вернуться к разговору:

– Алло! Вы сказали, что мы вам отослали по пневматической почте коробочку?

– Да!

– Какой партией?

– Партия даже номера не имеет! Но она последняя.

Прошло еще несколько секунд, затем служащий Центрального отделения снова подошел к телефону.

– Господин приемщик, – заявил он. – Мы ничего не поняли из вашего объяснения. Мы не посылали в ваше отделение почту с 11 часов…

– Я говорю вам о партии, прибывшей только что, – прокричал приемщик.

– Но мы вам не посылали никакой партии.

Утверждение было настолько необычным, что приемщик возмутился.

– Можно подумать, что я сошел с ума, – прорычал он в трубку. Проклятие! Представьте себе, что если у меня в руках пневматическая партия, то кто же мне ее послал, как не вы? Она же не могла сама по себе попасть в трубы, не правда ли?

Какой же ответ можно дать на подобный вопрос? Приемщик Центрального отделения только и мог сказать:

– Мы постараемся провести расследование, мсье.

Затем он бросил телефонную трубку.

– Вот так история! – прокричал приемщик торговой палаты. – Скажите, пожалуйста, «они проведут расследование»! Это единственное, что они могут сказать там на Центральном! Какое прекрасное обслуживание! Как оно отлично гарантируется! Но чем они там занимаются, эти слабоумные, заместители начальников?

Он вспылил и никак не мог прийти в себя. Служащий, у которого на уме было только одно – как бы поскорее уйти, поскольку время его работы уже истекло, остерегался гнева своего шефа.

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru