Пользовательский поиск

Книга Трагический исход. Содержание - Глава 3 ОДНОРУКИЙ

Кол-во голосов: 0

– Вот что! – решил Жан Дерваль. – Им нужна ванна, только ванна поможет им выпутаться из беды.

Мужественный офицер, честный и смелый, радовался тому, что нужно возвращаться в Булонь, чтобы привезти туда так удивительно спасенных двух людей.

– Жан Дерваль! – раздался вдруг голос, идущий с фланга корабля.

Офицер повернул голову; в одном из открытых люков появился доктор Юбер.

– Жан Дерваль, – спросил он несколько нерешительным голосом, – какие обычаи существуют на флоте, когда, например, корабль имеет на своем борту гроб?

– Я не понимаю… – сказал Жан Дерваль удивленно.

– Я хочу сказать, – уточнил доктор, – существует ли внешний символ, который водружают на корабль, если на борту его имеется труп, мертвец?

На этот раз лейтенант понял. Он почувствовал, как забилось его сердце. Большое разочарование отразилось на его лице.

Однако он не выразил излишнего и бесполезного удивления. Он довольствовался тем, что произнес:

– В таком случае вывешивают приспущенный флаг.

Юбер внимательно посмотрел на своего друга, а тот отвечал загадочным тоном, немного насмешливым, который совершенно не соответствовал трагической ситуации.

– Тогда, мой дорогой, сделайте все необходимое.

С наступлением ночи на набережной в Булони толпа людей все прибывала и прибывала. Казалось, весь город собрался в порту. Все ждали возвращения миноносца.

Эмоции достигли накала, так как два или три раза на корабле просигналили о приближении. Благодаря прожектору, пронизывающему море потоком световых лучей, удалось рассмотреть возвращавшийся миноносец 27; оставалось пройти только расстояние в несколько миль.

Шепот удовлетворения прошел по толпе, раздались аплодисменты, и тревожное состояние толпы уменьшалось по мере приближения миноносца.

Но новая тревога закралась в души добрых людей: удалось ли миноносцу спасти воздухоплавателей.

Внезапно в толпе стали распространяться и передаваться из уст в уста новости, отвлекая таким образом внимание от корабля, прибытие которого ожидали.

Настолько необычными, ошеломляющими и ужасными они были, что никто сначала и не хотел в них поверить, и только впоследствии очевидность их была установлена.

Толпа, вначале радостная и веселая, впала в панику.

О чем же говорили?

Что обнаружили?

Это было невероятно, неслыханно!

Люди, возвратившиеся с аэродрома, куда они побежали, чтобы узнать, что же произошло, в парке среди канатов и мешков с балластом натолкнулись на тело убитой женщины. Одни утверждали, что речь шла о виконтессе де Плерматэн, другие, что это была некая княгиня.

Официальные власти установили, что загадочно убитая женщина была одной и той же личностью; при ней нашли бумаги, удостоверяющие, что она княгиня и что по неизвестным причинам она носила еще имя виконтессы де Плерматэн.

Другие люди, которые только что вернулись с аэродрома, сообщали еще более тревожные известия; они слышали выстрелы, взрывы, шум от неистовых пререканий, затем голоса, произносящие трагическое, страшное, волновавшее всех имя: Фантомас.

Было известно, что Жюв и Фандор находились в парке, и предполагали, что именно они и были унесены воздушным шаром.

Что же произошло?

Теперь все собравшиеся дрожали от ужаса, как будто дуновение смерти задело их.

Страшное имя Фантомаса было у всех на устах; они отдавали себе отчет, что случилось нечто ужасное, пока еще непонятное, и что именно этот зловещий преступник, Гений зла и был организатором всех нахлынувших событий!

Повсюду с тревогой обсуждали последние новости.

Вдруг наступила тишина.

Раздался хриплый свисток, затем прожекторы порта осветили длинное и черное судно, входящее в гавань.

– Миноносец, миноносец вернулся! – закричала толпа.

Действительно, миноносец 27 возвратился в порт.

Толпа стихийно, чистосердечно выражала свое отношение к вернувшимся криками восхищения «браво».

Но вскоре на смену радости пришло разочарование.

И инстинктивно, словно они сговорились, мужчины при входе судна в гавань обнажили головы, а женщины перекрестились: флаг был приспущен.

Миноносец 27 привез домой мертвецов.

Глава 3

ОДНОРУКИЙ

– Да, конечно, господин комиссар, все это ужасно, но горе, которому мы сочувствуем, ничто по сравнению со скорбью, выпавшей на долю несчастных домочадцев жертв Фантомаса…

Вне всякого сомнения, господин комиссар, в авантюре можно проследить неоспоримое участие зловещего преступника. Несчастная княгиня, на которую он был зол, как нам казалось, и которая, несомненно, чтобы бежать от него, вынуждена была скрываться под именем виконтессы де Плерматэн, лучшая улика, которой мы располагаем. С другой стороны, ужасное происшествие, связанное с исчезновением двух славных людей, Жюва и Фандора, которому разбойник, несомненно, способствовал, только подтверждает наши версии. Признаюсь вам, господин комиссар, что это для меня малоуспокоительные новости, и я очень обеспокоен, узнав, что в нашей округе появился такой преступник.

Человек, объяснявший сложившуюся ситуацию, говорил абсолютную правду.

Несмотря на напускное спокойствие, он был очень расстроен.

Это был мсье Виале, мэр города Булонь.

Было десять часов вечера, и судья города находился в своем кабинете на совещании с комиссаром полиции, которое он срочно созвал. Комиссар полиции был переутомлен, уже несколько часов его буквально разрывали на части. Едва вернувшись с аэродрома, где он обнаружил труп жертвы Фантомаса и опознал его, он возвратился в порт именно в тот момент, когда миноносец 27 с приспущенным флагом входил туда. Корабль шел навстречу опасностям, стремясь обнаружить в море потрепанный бурей затерявшийся шар и его пассажиров, но вернулся из своего рискованного путешествия с грустными вестями, привез, к сожалению, только трупы.

Комиссар полиции, заметив приспущенный флаг на корабле, сразу же побежал в мэрию, где застал мсье Виале, которого разыскивал уже более часа.

В нескольких словах комиссар ввел мэра в курс дела, познакомил с последними событиями.

– Жертвы воздушного шара, Жюв и Фандор, были перенесены на миноносец, – сказал он. – Судя по приспущенному флагу, корабль привез только трупы.

Мэр города горестно воспринял информацию.

Затем он сказал, обращаясь к комиссару:

– В любом случае, мой дорогой друг, печальные события, последовавшие в нашем городе одно за другим, обязывают нас почтительно прервать празднества. Я знаю, это нанесет ущерб нашей городской торговле, но приличие требует, по крайней мере, отдать дань уважения памяти такого человека, как Жюв!

Едва мэр произнес эти слова, как один из служащих мэрии вошел в его кабинет.

– Кто-то, – сказал он, – желает говорить с вами, господин мэр… и как можно скорее.

И он протянул визитную карточку.

Мсье Виале взглянул на нее и удивленно вскрикнул:

– Нет, это невозможно!

Но в то же время он сказал служащему:

– Пусть войдет.

В этот момент комиссар полиции обернулся и, видя входящего посетителя, в свою очередь удивился и воскликнул:

– Жюв! Жюв! Боже мой!

Вновь прибывший, казалось, не обратил внимания на волнение, вызванное его появлением.

В кабинете судьи появился действительно Жюв. Он был совершенно бледен, серьезен и одет в смешной нелепый наряд полугражданского, полувоенного образца.

В нескольких словах он объяснил своим спокойным ровным голосом:

– Мы просто чудом спаслись от смерти, мой друг Фандор и я… Еще один удар Фантомаса, который нам удалось парировать. Но я должен признаться: без смелой инициативы командира Жана Дерваля, корабль которого приблизился как раз в нужную точку, нам бы не удалось спастись.

– Извините меня за такой внешний вид, – добавил он с улыбкой. – Славные матросы миноносца и доктор Юбер, находящийся на борту судна, любезно одолжили мне одежду, без которой я бы не посмел никогда появиться перед вами.

6
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru