Пользовательский поиск

Книга Темное прошлое Конька-Горбунка (сборник). Содержание - Глава 16

Кол-во голосов: 0

– Конечно! – кивнула Аля.

– А вы считались лучшей подругой Вали? Были ей ближе сестры?

– Марина пьет, – выпалила Алевтина Михайловна, – она висела камнем у сестры на шее. Очень жаль, что ей теперь все отойдет. Валюша небось в гробу переворачивается! Но сделать ничего нельзя. Лидия погибла, следующая в очереди за наследством – Маринка. Вот уж кому нельзя квартиру отдавать. Продаст жилье и выручку пропьет.

– Не будем говорить об алкоголичке. Полагаю, Валентина не обретет на том свете покой до тех пор, пока убийца Лидии не понесет наказания, так? – сказала я.

На кухне повисла вязкая тишина, мне стало душно, воздух словно сгустился и весьма ощутимо давил на голову.

– Вы правы, – неожиданно громко воскликнула Алевтина, – останься Лида в живых, ни за какие блага я не открыла бы сейчас рта, но после смерти девочки все потеряло смысл. Я ведь предполагала, что эта затея ничем хорошим не закончится! Предупреждала Валюшу! Но разве ж она послушается! Хотела Лидочке будущее обеспечить. Лиду точно убили? Она мертва?

– Да, – кивнула я, – на первый взгляд на далеком острове Сул произошел банальный несчастный случай. Но мне удалось раскопать сведения, из которых стало ясно: Лидия умерла в столице еще во вторник.

– Господи, – прошептала Алевтина, – нет, вы ошибаетесь! В среду была свадьба! Это стопроцентно точно! Я там присутствовала!

– Вас позвали на бракосочетание? – изумилась я.

– Нет, – покраснела Аля, – я наблюдала за праздником издали, была во дворе, когда кортеж с женихом и невестой подкатил к порогу загса.

– И тот факт, что невеста с головы до пят укутана в фату, вас не смутил? Лица Лидии не было видно.

– Ну… платье, – растерялась Алевтина, – она матери фото с примерки прислала. Очень приметный наряд, на кринолине, расшитый камнями, я сразу его узнала и сумочку… И Богородовы рядом шли, Павел с женой.

– Все верно, – кивнула я, – родители присутствовали, жених тоже и эксклюзивный наряд искрился кристаллами от Сваровски, вот только в роли невесты была другая девушка. Лидию уже убили.

– Боже, – ахнула Алевтина, – я все расскажу. Но за десять минут чужую жизнь не изложить.

– Я никуда не тороплюсь, – заверила я, осторожно включая в кармане диктофон, – готова слушать хоть до Первого мая.

Валя и Алевтина, подружившись на студенческой скамье, более не расставались. Получив дипломы, они упросили деканат распределить их в один город и отправились в Новопольск.

Валя, более активная и инициативная, быстро сделала карьеру, не прошло и трех лет, как она стала главным патологоанатомом клиники. Алевтине, педиатру по специальности, больше хотелось женского счастья, поэтому, закончив прием детей, Долецкая бегала на свидания, а Валя буквально жила в больнице или пропадала в Москве, перенимая опыт старших коллег. Коллективом тогда руководил Сергей Матвеев, мужчина преклонных лет, мечтавший тихо ловить рыбу и разводить розы. Потом власть переменилась, из Свердловска в Новопольск прибыла новый главврач Марина Богородова, ее муж Павел был хирургом.

Спустя некоторое время Алевтина поняла: у Вали завелся кавалер. Подруга ничего не рассказывала о своем чувстве, но теперь ходила на службу причесанная, красила губы, потратилась на новые туфли. Валя без причины смеялась, постоянно пребывала в замечательном настроении и однажды забрала у Долецкой красный шарф, сказав:

– Хочется яркого! Весна наступает!

– В ноябре? – изумилась Алевтина. – Осень еще не кончилась.

– Все равно март впереди, – не растерялась Валечка.

Аля не стала приставать к подружке с расспросами, но стала наблюдать, навострила уши и в конце концов поняла, кто «Ромео».

Под Новый год Валя смущенно сказала:

– Устала, как савраска. Извини, придется тебе без меня праздник отмечать, мне дали путевку в санаторий, хочу желудок в порядок привести. Целебные источники в Ессентуках – панацея от гастрита.

– Скатайся, – кивнула Алевтина, – Кавказ от Подмосковья далеко, Маринка вас не застукает.

– Она к родителям в Свердловск собралась, – на автопилоте сказала Валя и осеклась, – ты знаешь?

– Да, – кивнула подруга.

– Невероятно, откуда?

Алевтина улыбнулась.

– Я заметила, как ты на него во время конференции поглядывала.

– Мы очень осторожны, – испугалась патологоанатом, – Паша не хочет Марину нервировать, та ждет ребенка.

– Шикарно, – всплеснула руками Алевтина, – а теперь рассей мое недоумение. Зачем нужна любовница мужику, который воздерживается от сексуальных контактов, чтобы не повредить беременной, я понимаю. Но с какого бока он тебе? Бесперспективные отношения. Или ты надеешься развести Богородовых?

– На чужом несчастье свое счастье не построишь, – вспомнила подруга старую поговорку, – нет, я не собираюсь рушить их семью. Просто подбираю крошки с чужого стола.

– Ну и брось Павла! Посмотри на рентгенолога Игоря, он одинокий, и ты ему нравишься.

– Я люблю Пашу, – отрезала Валентина, – хоть день, да мой!

– Ладно, ладно, – пошла на попятный Аля, – извини, больше не буду.

Алевтина не знала, где встречалась парочка, но не сомневалась, что отношения продолжались и после рождения мальчика, названного несовременным именем Кузьма. Когда малышу исполнилось два года, Богородовы перебрались в Москву, а через двенадцать месяцев Валентина родила Лидочку.

– Хотите сказать, – испугалась я, – что ее дочь и Кузьма брат с сестрой?

– Нет, нет, – замахала руками педиатр, – я ведь говорила, Лидин отец профессор из Петербурга. Отношения между Павлом и Валей прекратились незадолго до отъезда Богородова в столицу. Однажды вечером Валечка прибежала ко мне в слезах и сказала:

– Я страшная дура! Он меня использовал! Думаю, Марина тоже в этом участвовала!

Алевтина, испуганная истерикой, которую закатила всегда сдержанная Валя, начала задавать вопросы, но подруга остановила Долецкую.

– Не могу говорить, очень больно. Надеюсь, Богородовы переберутся вскоре в Москву, и я их позабуду!

– Чем же супружеская пара ей досадила? – не сумела я скрыть любопытства.

– Я не знала правды до того момента, пока в голову Валюши не пришла мысль о свадьбе! – с отчаяньем воскликнула Долецкая.

Глава 16

Пару лет назад Валечка стала плохо себя чувствовать, у нее ослабла память, пришлось уйти на пенсию.

– Она сама себе поставила правильный диагноз: болезнь Альцгеймера, – говорила Алевтина, – и отлично понимала свои перспективы, впереди слабоумие, инвалидная коляска и прочие прелести. Мы много говорили с ней на эту тему, и Валечка повторяла:

– Личность разрушится раньше тела. Могу я доставить Лидочке столько страданий? Ей придется из-под меня судно таскать! Мать превратится в агрессивное неуправляемое животное.

Долецкая встала и облокотилась о крохотный холодильник.

– Я пыталась ей внушить, что положение не столь трагично, агрессия проявляется далеко не у всех, говорила о развитии фармакологии, новых лекарствах.

Валентина внимательно слушала, кивала, но обе женщины, будучи врачами, прекрасно знали: от болезни Альцгеймера лекарства нет. Можно оттянуть наступление тяжелой фазы, но избежать ее не удастся. И Валентину беспокоило не собственное состояние, а положение Лидочки.

Шесть месяцев назад Валя показала Алевтине глянцевый журнал и спросила:

– Узнаешь кого-нибудь на фото?

Долецкая прищурилась. Снимок запечатлел богато убранную комнату, обставленную мебелью в стиле «дворцовый ампир». Огромная хрустальная люстра, диван и кресла, обитые велюром с золотыми вензелями, пара вычурных торшеров в виде обнаженных якобы греческих скульптур, розовый ковер, драпировки, смахивающие на занавес Большого театра.

– Богато, – не удержалась от ехидного комментария педиатр.

– На людей посмотри, – велела подруга.

Долецкая стала послушно изучать хозяев. Полная блондинка, мать семейства, явно справила пятидесятилетие. Дама, похоже, тратила немалые деньги на уход за собой и вся была увешана драгоценностями. Мужчина тоже не напоминал гимнаста, но его «пивной» живот скрывал пиджак от дорогого портного, вот лысину замаскировать ему не удалось. Массивные часы, булавка с крупным бриллиантом в галстуке и перстень довершали его образ. Приятнее всех выглядел сын пары, парню было слегка за двадцать, он казался слишком худым на фоне габаритных родителей, не носил ювелирных изделий и в отличие от отца с матерью был одет в ничем не примечательные джинсы и водолазку.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru