Пользовательский поиск

Книга Темное прошлое Конька-Горбунка (сборник). Содержание - Глава 15

Кол-во голосов: 0

Глава 15

Мою душу затопило негодование. Психотерапевт, оказывается, вульгарный трус! Служебная этика не позволяет ему бросать пациентов в беде, врач обязан защищать больного, но Карелий Леопардович предпочел спасать собственную шкуру, он прытко удрал из кабинета, воспользовался тем, что находился около двери. Мне подобный трюк не проделать, я притаилась у окна, а посреди комнаты отчаянно дерутся Тася и Тимофей. Они самозабвенно молотят друг друга кулаками, выдирают волосы из головы противника и виртуозно матерятся.

Сообразив, что сладкая парочка начисто обо мне забыла, я доползла до письменного стола и схватила трубку местного телефона. Потыкала в кнопки, не имея понятия чей номер набираю, но очень надеясь, что кто-нибудь из сотрудников клиники отреагирует на мой звонок.

– Приемная, – безмятежно сказала дама.

– Помогите, – зашептала я, – на четвертом этаже в кабинете Карелия Леопардовича пожар!

– Да? – с недоверием спросила женщина. – А вы кто?

– Еще здесь эпидемиологическая атака, – сгустила я краски, – споры сибирской язвы летают в воздухе! Поторопитесь!

Из трубки полетели гудки, я приуныла, мне явно не поверили, а тем временем битва набирает обороты, Тася повалила щуплого Тимофея, села на него верхом и старается придушить согруппника. Необходимо вмешаться, но как утихомирить разбушевавшуюся убийцу зеленых утюгов?

Дверь в кабинет распахнулась, внутрь ворвались двое мужчин с огнетушителями. Я мысленно перекрестилась, слава богу, прибыли спасатели. Хотите мой совет? Никогда не орите: «Помогите! Здесь драка!» Лучше всего кричать про пожар, вот тогда у вас есть шанс остаться целой и невредимой.

Растрепанных, окровавленных, шипящих как змеи, Тасю и Тимофея уволокли прочь. Я оглядела разгромленный кабинет Карелия Леопардовича, вышла в коридор и была взята в кольцо взбудораженными пациентами.

– Что там случилось? – спросили они хором.

– Ерунда, – махнула я рукой, – не стоит волноваться, огня нет, сибирской язвы тоже. Группа лиц, обожающих все человечество, пыталась выцарапать друг другу глаза. Дайте пройти.

Больные расступились, я поторопилась в свою палату, но по дороге остановилась около поста и спросила у Анечки:

– Когда Карелий уходит с работы?

– Обычно после обеда сматывается, – заговорщически подмигнула медсестра, – но сегодня уже уехал. Сказал, что очень устал, занятие тяжело прошло.

– Чудесно, – обрадовалась я и побежала одеваться.

Прошли те времена, когда москвичи презрительно именовали жителей области «колхозниками». Нынче многие хотят переселиться из шумного и грязного мегаполиса в тихое местечко за столичной Кольцевой автодорогой. Если у вас нет жесткой необходимости ежедневно являться к девяти на работу, то лучше дышать свежим воздухом, а не коктейлем из выхлопных газов и отходов производства.

Новопольск мне понравился. В отличие от Москвы дороги тут были тщательно очищены от грязи и снега, а пробки отсутствовали. По тротуарам спешили люди, по внешнему виду ничем не отличающиеся от модников с Тверской, и повсюду висела привычная реклама. Тут только не громоздились небоскребы, самое высокое здание имело этажей семь, местная мэрия не стала тратить деньги на переименование улиц и снос памятников, поэтому гипсовый Ленин на центральной площади указывал рукой на огромную растяжку с надписью «Покупайте окорочка «Цыпа», а табличка со словами «Бульвар Феликса Дзержинского» соседствовала с указателями «Пицца от лучших американских производителей» и «Памперсы на любой вкус».

Покружив немного по городу, я остановилась у нужного здания, поднялась на второй этаж и нажала на звонок. За дверью не раздавалось ни звука, зато распахнулась соседняя створка, оттуда высунулась старушка в круглых очках и поинтересовалась:

– Вы к кому?

– К Алевтине Михайловне, – ответила я, – специально из Москвы прикатила.

– Аля поздно придет, – пояснила бабушка, – просила своего кота покормить, она может даже остаться ночевать у подруги.

– Не повезло мне, – расстроилась я, – не знаете случайно, куда Долецкая подалась?

– Как не знать, – пригорюнилась соседка, – она вещи Валентины Сергеевны разбирает, подруга у нее умерла, хорошая женщина была, сердечная, долгие годы в нашей больнице работала. Ее весь город уважал. Светлый человек и мать замечательная. Аля с Валей всю жизнь дружили, роднее сестер были.

– Буду очень вам благодарна, если подскажете адрес Валентины Сергеевны, – попросила я.

– Улица Куйбышева, – словоохотливо сказала бабуля, – номер дома не помню, он розовый, с синими балконами. Во дворе спросите, вам квартиру укажут.

Открыв дверь, Алевтина Михайловна удивилась:

– Вы кого-то ищете?

– Госпожу Долецкую, – ответила я, – меня зовут Даша Васильева, я приехала из Москвы, привезла привет от Нади, племянницы Валентины Сергеевны.

– Валя умерла, – мрачно сказала Алевтина, – да вы проходите. Извините за беспорядок, я шкафы разбираю.

– Странно, что хозяйственные хлопоты легли на ваши плечи, – завела я разговор, очутившись на маленькой кухне.

– Я ее лучшая подруга, – вздохнула Долецкая, – мы познакомились на первом курсе, всю жизнь рука об руку прошли. Не хотелось мне Валюшу хоронить, да пришлось. Ужасное ощущение.

– У Валентины есть сестра и племянница – наверное, им и следует убирать квартиру, – забыв о тактичности, выпалила я, – жилплощадь по наследству им отойдет.

Алевтина Михайловна уставилась в окно.

– В каждой семье есть свои сложности, вы по какому вопросу приехали? Ведь не ради привета от Нади в дорогу пустились.

– Вы знаете о смерти Лиды?

Долецкая кивнула, потом тихо добавила:

– Хорошо, что Валя не дожила, она умерла, пребывая в уверенности, что…

Она замолчала.

– Что? – повторила я.

Алевтина Михайловна махнула рукой.

– Ничего.

– Можно я завершу недосказанное вами? – попросила я. – Валентина Сергеевна скончалась, пребывая в уверенности, что ее дочь обеспечена и счастлива.

– Не придуманы слова, которые могли бы определить отношение Вали к дочери, – медленно произнесла Алевтина, – обожание? Нет, это слабо сказано. Валентина была редкостной матерью, я таких больше не знаю.

– А кто отец Лиды? – задала я совсем бестактный вопрос.

– Это был незначительный эпизод, – отмахнулась Долецкая, – Валечке с ее работой было трудно замуж выйти, вот и решила родить для себя. А чтобы избежать сплетен, попросилась на курсы повышения квалификации и уехала в Питер, домой она вернулась беременной, все знали: Валя сошлась в северной столице с неким профессором. Любовник ни малейшего интереса к девочке не проявлял. Он о ней и не знал, Валя не сообщила ему о рождении дочери, хотела, чтобы Лидочка принадлежала только ей. Да кто вы такая?

– Даша Васильева, – повторила я, – ищу убийцу Лидии, поэтому и приехала поговорить с вами.

– Убийцу? – отшатнулась Алевтина. – Я знаю о несчастном случае. Лидия вышла замуж за богатого мужчину, отправилась с ним в свадебное путешествие и погибла при крушения яхты.

– Сведения не совсем точны. Вы их услышали от Павла Богородова?

– Сначала из телевизора, а уж потом информация подтвердилась, – кивнула Аля, – свекор Лиды взял на себя все расходы по похоронам, очень щедрый жест, если учесть, что девушка являлась его невесткой меньше недели. Ужасная трагедия.

– В которой косвенно виновата Валентина, – жестко сказала я.

– Как вы смеете! – покраснела Аля. – Валя уникальная мать! Вы представить не можете, на что она пошла ради Лидии.

– Почему же не могу? – остановила я Долецкую. – Валентина вынудила Павла Богородова женить сына Кузьму на своей дочери.

– Кто вам сказал эту глупость? – пролепетала Алевтина Михайловна и, схватив со стола бумажную салфетку, принялась промокать ею вспотевший лоб.

Я подождала, пока она закончит процедуру.

– Скажите, Валентина, узнав об убийстве дочери, захотела бы найти преступника?

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru