Пользовательский поиск

Книга Сволочь ненаглядная. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

– Как же тебе удалось получить квартиру? – ахнула я.

– Повезло безмерно, – с набитым ртом пробормотал майор, – не было бы счастья, да несчастье помогло. Федор Михайлович умер.

Старик Мешков жил у самой кухни, в огромном, почти сорокаметровом зале. Тихо существовал на копеечную пенсию и, по-видимому, не имел родственников.

– Так вот, – продолжал Володя, быстро орудуя вилкой, – не успело тело остыть, как явился наследничек, родной сын. И оказался он не кто иной, как владелец «Онобанка».

– Что же он отцу не помогал? – спросила Юля.

– Не знаю, – пожал плечами Костин, – но теперь сей фрукт хочет использовать наш домишко под офис и расселяет жильцов. Мне предложили двухкомнатную квартиру в Куракино.

– Где это? – изумилась я. – Первый раз слышу.

– На полпути к Петербургу, – хмыкнул майор и облизнул тарелку, – еще десять минут езды – и Бологое.

– Нет, правда, где это? – поинтересовалась Юля.

– Новый район, только-только застраиваться начинает, – пояснил Володя.

– А метро там есть? – спросила Юля.

– Обещают.

– Когда?

– В 2025-м году.

– Ты шутишь!

– Ни минуты, – ухмыльнулся Костин.

– Квартира хорошая? – влезла я.

– Просто отличная. Две комнаты – двадцать и семнадцать метров, кухня пятнадцать, шестой этаж, дом кирпичный, вот только вставать придется в шесть утра, потому что до работы почти два с половиной часа добираться.

– Плохо, – приуныла я.

– Зато сам себе хозяин, – вздохнул Володя.

– Знаешь, есть идея, – оживилась Юля, – наша соседка Нинуля…

– Что? – удивилась я.

– Она живет с сыном-школьником в одной комнате. Вчера жаловалась, как тяжело. Парень иногда приводит друзей, оно и понятно, но Нинке приходится на пятиметровой кухне отсиживаться. Сейчас побегу к ней, вдруг согласится поменяться, такая квартира отличная…

Воодушевленная Юля схватила костыли и погромыхала на лестницу.

– Ну, Лампудель, – сыто улыбнулся Костин, – как делишки, вновь в частного агента играешь или успокоилась?

Но не успела я достойно ответить на выпад, как из прихожей раздался звонок. Очевидно, Нины не оказалось дома. Но в открытой двери замаячило сразу несколько фигур – две большие и две поменьше.

– Катюша, – раздался высокий, нервный голос, – рада?

– Простите, – отступила я в глубь коридора, – Катя на работе.

– Надо же! – воскликнул высокий, полный темноволосый мужчина. – Ну ничего, дайте-ка я вещи втащу.

Я отошла подальше. Сначала в прихожей оказалось два чемодана, потом зеленая сумка с надписью «Адидас», следом несколько кульков… За хабаром двигались хозяева: молодая шатенка с круглым лицом и две совершенно одинаковые девочки, похожие, словно крупинки гречневой каши.

– Кто вы? – удивилась я.

– Старые друзья Катюши, – улыбнулся мужик и протянул жесткую ладонь. – Будем знакомы – Иван, это моя супруга – Люся, ну а рядом дочурки – Аня и Таня.

– Здрассти, – хором сказали двойняшки и разом сдернули полосатые вязаные шапочки.

– Катюша нас приглашала, – зачастила Люся, – сколько раз говорила – приезжайте, когда сможете, вот собрались наконец детям Москву показать.

– А вы, простите, откуда? – поинтересовалась я.

– Из Кемерово, – засияли улыбкой гости, – небось слыхали?

Я безнадежно кивнула и пробормотала:

– Конечно, очень рады вас видеть.

Мужчина подхватил чемоданы, жена пакеты.

Я из вежливости приподняла сумку и тут же уронила ее. Зеленые бока заходили, как живые, словно поклажа раздраженно дышала.

– Что это? – вздрогнула я.

– О господи, – вздохнула Люся, – совсем забыла.

Она быстро наклонилась и расстегнула «молнию». Из недр сумки выбралась толстая, одышливая болонка с грязно-желтой шерстью и уставилась на мир больными карими глазами.

– Что это? – на автопилоте повторила я.

– Собачка, – пояснил Иван, – наша любимица.

– Третья доченька, – добавила Люся, – не с кем оставить, пришлось в Москву везти, надеюсь, не помешает? Она тихая, интеллигентная, воспитанная…

– Конечно, нет, – заверила я, – у нас тоже собаки…

– Знаем, знаем, – кивнула Люся, – Катюша рассказывала.

Оставив гостей устраиваться, я пошла на кухню и позвонила Кате на работу.

– Ну и что случилось? – недовольно забубнила та. – Очень тороплюсь, больного уже подали.

Надо же, говорить об оперируемом, как о жареной курице…

– Мне тоже кое-чего подали!

– Что? – не поняла Катя.

– Четверых гостей из Кемерово. Папа Ваня, мама Люся, девочки Аня и Таня и болонка, кличку пока не выяснила.

– Зачем они тебе? – изумилась Катерина и быстро добавила: – Вот этого два кубика.

– Какие кубики! – обозлилась я.

– Это я медсестре, – пояснила Катя.

– Гости приехали к тебе!

– Ко мне?!

– Ну да, клянутся, что ты их приглашала, настойчиво уговаривала…

– Я не знаю таких, – вздохнула Катя, – ну не выгонять же людей на улицу. Ладно, вернусь домой – разберемся.

Я уставилась на Володю. Тот моментально поднял вверх руки.

– Не убивай, не виноват, в Кемерово не был. Кстати, Катерина туда регулярно в командировки ездит.

Что верно, то верно. Центральной больницей шахтерского города заведует бывший Катюшин одногруппник – Костя Носов. Он частенько приглашает ее на заработки. На официальную зарплату хирурга не разживешься, со всеми дежурствами, ночными да квалификационными едва сто долларов наскребается. Вот и приходится брать платных пациентов.

В ванной зашумела вода, в коридоре послышалась возня, собаки начали знакомиться с гостьей.

– Ну я пошел, – сообщил Володя.

Захлопнув за ним дверь, я сунулась в комнату к гостям.

– Извините, мне на работу пора.

– Конечно, конечно, – с готовностью отозвалась Люся, – идите, может, приготовить чего?

– Делайте, что хотите, – разрешила я и убежала.

Уже сидя в метро, я засмеялась. Представляю, какаю рожу скорчит Юля, вернувшись от соседки!

Глава 10

Агентство явно бедствовало. Занимала контора первый этаж в блочном доме далеко от центра. И хотя у входа золотом горели аршинные буквы «Силуэт», внутри явно требовался ремонт, причем срочный, потому что, когда я села за столик к симпатичной служащей, прямо перед нами шлепнулся кусок побелки, оторвавшейся от пошедшего трещинами потолка.

Однако администраторша не смутилась. Быстро стряхнула белые крошки на пол и поинтересовалась:

– Белье, верхняя одежда?

– Извините…

– Что демонстрировать? Белье…

– Мне бы Регину!

– Плотникова занята.

– Где?

Служащая полистала крохотный ежедневник и ответила:

– Форум молодых художников, боди-арт. Если хотите, пригласите Стеллу, они одного плана с Реги.

– Нет, – коротко сообщила я, – только Плотникову. Кстати, где проходит форум?

– В Доме культуры Горбунова, – пояснила девушка, – но он продлится неделю, и Реги занята до одиннадцати часов ночи, сами знаете, мыться долго, да и рисовать тоже…

Не понимая, при чем тут банные процедуры, я кивнула.

– Берите лучше Стеллу, – настаивала администраторша, – тип тот же, данные почти совпадают, только размер ноги сорок второй, впрочем, у Клаудии Шиффер такой же…

– Спасибо, подумаю, – пробормотала я и полетела в Дом культуры.

Вот уж не думала, что дефиле вызовет такой интерес. Довольно большой зал был забит под завязку радостно гудящей публикой. Правда, выглядела она специфически. Никаких элегантных дам с vip-сумочками и эксклюзивными украшениями, не было и мужчин в смокингах. Кресла заполняла толпа, одетая самым немыслимым образом. Синий кожаный пиджак, шелковая юбка и сапожки «прощай, молодость» или белый сарафан на лямочках, толстый вязаный жилет и ботинки на «альпийской» подметке…

Впрочем, подобные прикиды ни у кого не вызывали особых эмоций. Даже парень в розовых бриджах, черных колготках и зеленой фланелевой рубашке выглядел вполне ко двору.

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru