Пользовательский поиск

Книга Продавец фокусов. Содержание - Глава 23

Кол-во голосов: 0

Попугай косил на нас глазом и, похоже, ухмылялся во весь клюв.

– Вот – Боцман – мой жилец, – на полном серьезе представил нас друг другу Георгий Германович. – Он залетел ко мне в открытую форточку в конце августа и остался жить. Я развесил объявления в округе, но никто не откликнулся. Боцман – весьма колоритная личность, интеллектуал с морским образованием. Иногда меня посещает шальная мысль, что душа какого-то моряка превратилась в птицу, уж больно он сообразителен.

Попугай был когда-то белого цвета, а сейчас его перья пожелтели, как старая бумага, клюв, похоже, стесался, но хохол воинственно торчал на макушке. Одна лапа поджимала изувеченные пальцы. Боцман крутил головой, впиваясь в нас то одним глазом, то другим.

– Окрестить шелбаком! – завопил попугай.

– Он что, ругается? – обиделась я.

– Нет, это комплимент, – веско заверил нас хозяин. – Он вас, молодые люди, признал. Шелбаками называли в старину моряков, которые перешли экватор, то есть люди, принятые в морское братство Нептуна по всем правилам.

Поздравляю, отныне вы – шелбаки.

– Премного благодарна! – присела я перед клеткой в книксене, а Илья встал "во фрунт", и приложил руку к виску, по-военному отдавая Боцману честь.

Я разглядывала бывшего начальника Петра Силантьевича с плохо замаскированным любопытством. На пенсионера Георгий Германович никак не тянул. Сухой, жилистый, с копной седых волос, стянутых на затылке в хвостик, он легко двигался по кухне, наводя мужской порядок в хозяйстве. Крупные черты лица с пронзительными глазами сохранили былую привлекательность. Я представила его в молодости и позавидовала женщинам, которых он любил. Было в нем нечто демоническое и обаятельное. Жар неперегоревших страстей искрился вокруг него силовым полем. Он чем-то напоминал Сальватора Дали без экзотических усов. Мне показалось, что мы уже знакомы с ним тысячу лет.

– Ну, раз Боцман признал вас, это надо отметить! – провозгласил хозяин и попросил его называть просто Георгом, чтоб без претензий на солидность.

Илья засучил рукава по локоть, вооружился крупными плоскогубцами, и они вдвоем докрутили гайки на водопроводном кране. Георг поставил на газ закопченный чайник, сгреб в сторону газеты и книги и сложил в раковину грязную посуду со стола. Я пристроила на подоконнике среди пустой стеклотары из-под майонеза записки Петра Силантьевича, и мы с Ильей дуэтом приступили к мытью засохших чашек и тарелок. Гостеприимный хозяин взял на себя ответственность и настругал по-походному хлеба и докторской колбасы.

Порыскав в шкафчиках, Георг обнаружил банку с маринованными огурцами. По всему чувствовалось отсутствие заботливой женской руки. Знай об этом баба Вера, она бы ужаснулась, и взяла его на довольство.

На холодильнике стояла плетеная корзина с яблоками, но Георг ими угощать не стал, мотивируя тем, что они очень кислые. Из горячительных напитков нашлась только бутылка квасного сусла. По итогам всеобщего голосования решили вести трезвый образ жизни. Боцман принимал активное участие в организации банкета. Он раскачивался на жердочке, как матрос на суше, и выкрикивал морскую абракадабру адмиральским голосом: "Наложить сплесень на грота-брас!.. Полегче под триселями!.. Трюмвайн не подавать!.." и т. д.

Глава 23

– Женщины прекрасно знают, что такое «муар» – это ткань, обработанная горячим прессом таким образом, что получаются волнистые разводы, создающие ощущение переливов. Такая технология была изобретена в Китае еще в XV веке.

Тот же эффект достигается и графическим способом на листе бумаги. Попробуйте нарисовать серию концентрических окружностей, одна в другой, так, чтобы линии располагались друг от друга на небольшом расстоянии. Глаз будет воспринимать такой узор как волнообразные колебания. Это явление также носит названия «муар», – говорил Георг, надкусывая крепкими зубами тульский пряник неизвестного года издания.

Мы обсуждали Теорию Оптических Иллюзий. Такое направление наша беседа приняла после третьей чашки чая. А началось все с того, что Боцман раскудахтался в своей клетке, привлекая наше внимание. Он прервал рассказ Георга о происхождении легенды о "Летучем голландце" на самом интересном месте, когда ее герой Ван дер Декен богохульствовал возле мыса Горн.

Дождавшись тишины и удостоверившись, что все взгляды обращены на него, попугай профессионально откашлялся и произнес следующий монолог:

– Влететь на рейд следует с уменьшенной парусностью, срезать корму адмиралу по солнцу и так, чтобы ванты прошли вплотную к гакаборту кормы адмиральского судна. Затем привести судно к ветру, остановить, положа марселя на стеньги, отдать якорь и иметь правый вельбот готовым у трапа для капитана!

Боцман почистил клюв о решетку клетки и насмешливо уставился на нас правым глазом.

– Если не смотреть на птицу, то создается впечатление, что говорит настоящий человек, – восхитился Илья. – Мне представляется, что таким голосом обладал коренастый моряк с обветренным лицом, обрамленным рыжеватой шкиперской бородкой. Вот он сидит в кресле-качалке возле горящего камина в уютном домике, окруженном ухоженным садом, пьет ром с Ямайки, закусывает апельсином из Калькутты и травит морские байки "сухопутным крысам" с соседних дач.

– Да, – подхватил Георгий Германович. – Иллюзия полная. Первое время я пугался его внезапных реплик, а теперь даже скучно, если Боцман не в настроении, и молчит в своей клетке. Он создает ощущение присутствия полноправного собеседника.

– Может быть, его в цирк пристроить, – предложила я. – Ему на арене цены бы не было. Выступал бы за чревовещателя, дурил публику.

– Очень практичная мысль, – усмехнулся Георг. – Тем более что зрителей очень легко ввести в заблуждение. Человек на редкость несовершенен в этом плане. Достаточно отключиться одному органу чувств или сместиться акцентам зрительного, вкусового или слухового восприятия, как в наших мозговых извилинах происходят сбои, и мы, мягко говоря, остаемся "в дураках".

Существует целое направление в науке на стыке физики, биологии и искусства, которое занимается изучением этих феноменов. Когда-то я отдал свои лучшие годы для усовершенствования Теории Оптических Иллюзий, создания стройной теории обмана и доказательства фундаментальных теорем лжевосприятия. На основании выведенных нашей лабораторией формул оборонная промышленность разработала новый вид камуфляжного обмундирования для элитных частей, а разведка внедрила подслушивающие устройства принципиально нового дизайна.

– Боже мой, как интересно! – ахнула я и попросила его осветить тему более подробно, если это не является военной тайной.

– Конечно, я не буду касаться военных секретов, – хмыкнул он. – И с удовольствием расскажу основные положения Теории, если это вас интересует, молодые люди.

Мы с Ильей хором подтвердили свой живой интерес и сели поближе друг к другу, чтобы было лучше слышно. Радушный пенсионер поставил на газ закопченный чайник с обновленным содержимым, достал тульские пряники из шкафчика стратегических запасов и начал свой рассказ с муарового эффекта.

– Начало научных исследований оптических иллюзий было положено Оппелем в 1854 году. Затем на протяжении полувека появилось более 200 научных работ на эту тему, где делались попытки оптического и психологического объяснения многочисленных иллюзий, известных к тому времени. К началу нашего рационального века интерес к оптическим иллюзиям снизился, и эта тема стала считаться несерьезной для научных разработок. На сегодняшний день существует множество теорий, делающих попытки объяснить механику возникновения обмана зрительного восприятия. В прошлом веке ученые в основном интересовались психологическим аспектом этого эффекта. Однако никто из них не задумался над проблемой практического применения оптических иллюзий… Я не буду забираться в дебри анатомии глазного яблока, – порадовал нас Георгий Германович. – Скажу лишь, что Природа не все предусмотрела в устройстве нашего зрительного органа, и при определенных условиях легко нарушить логическую связь между зрительным нервом и мозговыми клетками. В таком случае возникает эффект иллюзии, оптического обмана. На этом построено целое направление в живописи, называемое «Оп-арт». Расположенные в определенном порядке контрастные линии возбуждают различные участки коры головного мозга в то время, когда глаз рассматривает картину. В результате возникает так называемый "эффект вспышек", который заставляет мозг делать не правильные выводы о том, что видит глаз. Нам кажется, что рисунок движется. Есть еще такое явление, как "остаточное видение". Мускулы, контролирующие глаза устают, если в течение длительного времени разглядывать яркий предмет или источник света. Вот, скажем, вспышка фотоаппарата – она белого цвета, но мы видим темные пятна еще некоторое время после того, как птичка уже вылетела из камеры.

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru