Пользовательский поиск

Книга Продавец фокусов. Содержание - Глава 19

Кол-во голосов: 0

– Ах, мой зимний сад, – удрученно вздохнула мадам Ренар. – Дикие люди… Ты, Сеня, совсем их распустил. Я же просила, никакого мата, только классическая музыка и литературные чтения!

Два взопревших бандита в военных бушлатах, камуфляжных шароварах и армейских ботинках вынырнули из зеленых волн оранжереи. Автоматы с укороченными дулами выразительно покачивались у них за плечами. Их красные обветренные лица светились тихой радостью. Тяжело отдуваясь, они тащили еще одного пленника, заломив тому руки за спину. Припозднившаяся группа участников викторины нанесла грязи и снега на керамическую плитку поляны, а также целое облако запахов гуталина, махорки, пота и крепкого духа перегара.

– Вот, ядрена вошь, – радостно отрапортовал один из братков. – Пытался нарушить контрольно-следовую полосу и перелезть через забор! Собаки учуяли.

Пограничники ослабили хватку, и нарушитель бандитской границы смог распрямиться.

– Илья… – ахнула я.

Фотограф выглядел не лучшим образом. Весь в грязи, у куртки один рукав был оторван и болтался на "честном слове", левая штанина брюк располосована от колена и ниже, на лбу здоровенная ссадина и под глазом фингал. Вахтерам тоже досталось: у первого распух нос, и кровоточила губа, второй заметно припадал на одну ногу.

На сказочной поляне в джунглях столпилась уйма народу. Участники мероприятия расположились живописными группками. Наши стражники присели на подлокотники, и стали к нам значительно ближе, можно сказать, взяли нас под крыло, уперевшись руками для удобства в спинки плетеных кресел. Те двое бандитов, которые внесли Скелета, устали держать его навесу, и уронили тело на пол. Любашин милый тюфяком лежал на керамических плитках и не подавал признаков жизни. Слезы у моей соседки кончились, и она сидела белее полотна с закушенной до крови губой. Троица только что прибывших гостей переминалась на фоне зеленой листвы. Доктор остановил свой бег и зябко потирал руки.

Птички щебетали с тропическим задором. Где-то высоко, над кронами вечнозеленых деревьев чернело подмосковное небо в рамах оранжерейных витражей. Дама с медовыми волосами плавно встала с кресла, оставив бокал с коктейлем на стеклянном столике.

– Ну, наконец-то, – подошла она королевской поступью к Илье. – Я так долго ждала тебя. Вот только не думала, что тебе взбредет в голову приступом брать особняк, чтобы встретиться со мной. Это, конечно, романтично, но совершенно не нужно. Ты мог бы просто позвонить… Старая любовь не ржавеет, не правда ли? – перешла она на страстные модуляции голоса, вплотную приблизившись к Илье.

Тот взглянул на нее здоровым глазом и криво улыбнулся:

– Ты как никогда красива, Лариса.

Мое сердце сжалось от чудовищной боли. Наверное, это был инфаркт миокарда или что-нибудь в этом роде. Я прикрыла глаза и приготовилась умирать. Смерть медлила, агония все не наступала, а действо, между тем, продолжалось. Глаза приоткрылись сами собой, без моего участия.

– Лора, кто это? Ты его знаешь? – подбежал Доктор к вдове Куприяна и заглянул ей в лицо.

Рядом с мадам Ренар он казался совсем мелким экземпляром из разновидности королевских шутов. Похоже, Доктор страдал каким-то нервным заболеванием, которое ни на минуту не оставляло его лицо и руки в спокойном состоянии. Он подергивался, подмигивал, потирал ладони и перемещался по замысловатой траектории одинокой молекулы между статичными участниками лицедейства.

– Это мой бывший муж, – ответила она, затянувшись из мундштука и выпустив в сторону аккуратное колечко дыма.

– Лора, ты же знаешь, бывшие мужья возвращаются только в том случае, когда им нужны деньги. Гони его в шею, – подпрыгнул он от негодования.

– Сеня, ты не понимаешь, – ответила мадам Ренар, передернув плечиком. – Это тот мужчина, которому я отдала свою девственность. Для женщин это свято.

Мелодичный голос Дамы распиливал мою душу на две половинки. Душа корчилась в предсмертных судорогах, призывая на голову коварного обманщика всевозможные кары. Кто уверял меня, что судьба бывшей жены его не интересует?! Кто предлагал больше не возвращаться к пройденному этапу жизни?! И кто называл меня "колдуньей с глазами лесной нимфы"?! Вот оно!

Подлое предательство доверившихся девушек! Гнев душил меня, а подсознание услужливо предлагало всевозможные варианты мести. Думаю, отныне в Преисподней меня ожидал широкий выбор подходящей компании и местожительства.

– Если ты говоришь о физиологической стороне вопроса, – откликнулся бывший муж. – То должен тебя огорчить, дорогая, это был не я.

– Вот так всегда! Обязательно надо все опошлить! – возмутилась Дама, гордо повернувшись спиной к нахалу. – Так зачем ты пришел? – все-таки полюбопытствовала она.

– Шел мимо, дай, думаю, загляну в гости, поздравлю с праздничком, – потрогал Илья ссадину на лбу и поморщился. – А тут такой радостный прием.

Веселье в самом разгаре. Шутки, смех, хорошее настроение.

– Юродивый… – поставил диагноз Доктор. – Уведите его с глаз долой! – кивнул он пограничникам, которые исходили потом во влажной жаре оранжереи.

Те с готовностью заломили Илье руки за спину.

– Мы могли бы поговорить о чем-нибудь интересном, – прохрипел он из полусогнутого положения. – Например, о Граале…

Глава 19

– Ага, – подскочил Сеня заячьим прыжком к Илье. – Я так и думал, что он здесь неспроста! Говори, сейчас же, куда ты его дел? Ты убил фотографа? Как ты узнал о Граале?

Гоблин Сеня тряс пленника за грудки, как грушу. Лицо Доктора перекосило в страшную маску, кепочка слетела с головы, обнажая обширную лысину.

– Сеня, прекрати, – возвысила голос королева. – Таким способом от него ничего не добьешься. Я уже пробовала.

Гоблин послушно отпустил лацканы куртки, разгладил свое лицо в резиновую улыбку, поднял кепочку с керамических плиток пола и прикрыл ею лысину.

– Может быть, мы пройдем в кабинет?! – предложила мадам Ренар голосом гостеприимной хозяйки, но никто не обратил внимания на ее хорошие манеры.

Потные вахтеры отпустили руки нарушителя границы и нерешительно топтались рядом, не в силах уловить суть происходящего. Илья избавился от порванной куртки и бросил ее на одно из кресел, поправил воротник рубашки под свитером, пригладил растрепавшиеся волосы и сунул руки в карманы брюк, приняв сразу независимый вид. Он шагнул к стеклянному столику, поднял бокал, из которого пила коктейль Дама, и попробовал его.

– "Маргарита"? – скривился Илья. – Как можно пить такое пойло?!

Он вылил содержимое стакана под вечнозеленое растение с резными листьями, а кубики льда приложил к подбитому глазу.

– Это вот, ядрена вошь, – подал голос один из пограничников и почесал в подмышке прямо через бушлат. – Может, мы пойдем? Ворота там у нас, забор опять же… – неопределенно махнул он рукой.

Сеня шикнул на них: "Пшел вон", и сделал круг по периметру поляны. Все участники представления внимательно прислушивались к звукам, сопровождавшим продвижение потных вахтеров в чащобе зимнего сада. Треск ломаемых веток, шум падающих стволов и выразительный народный фольклор напоминали лесоповал на просторах нашей родины. Мадам Ренар болезненно морщилась и вздыхала.

Тропические птички все также вдохновенно гомонили под стеклянным небом оранжереи.

– Так, вернемся к нашим баранам, – предложил Доктор. – Давай Грааль сюда! Или никакой лед тебе уже не поможет. Церемониться с тобой не будем.

– Лариса, угомони своего приятеля, – попросил Илья, не обращая внимания на злобные выпады гоблина. – Кто же так ведет переговоры? Пора уже заканчивать с силовыми приемами и переходить к мирным беседам за круглым столом. Цивилизованные люди так не поступают. Тем более, я вижу, здесь уже были сделаны некоторые попытки, решить проблему кавалерийским наскоком, – кивнул он в сторону поверженного Скелета. – Интуиция подсказывает мне, что попытки не увенчались успехом.

– Ты слишком много болтаешь, – прошипел Сеня. – Не тяни время, у тебя его осталось немного.

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru