Пользовательский поиск

Книга Продавец фокусов. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

Было в Нем нечто, заставлявшее даже врагов говорить с Ним почтительно.

Книжники называли Его Равви, Наставник. У Пилата один вид и немногие слова Иисуса вызвали против воли тайное уважение. Его окружала аура любви, радости и доверия.

Как солдат на марше, Он не давал себе и дня на отдых. Великая Цель влекла Его вперед. Случалось, что Иисусу и Его ученикам некогда было поесть.

Однако в Евангелиях только дважды говорится, что Учитель сильно устал. Его популярность росла, больные следовали за Ним попятам, верующие стекались из самых дальних уголков страны. Порой, толпа была так велика, что Назарянин садился в лодку и оттуда обращался к расположившемуся на берегу народу.

Однако в ходе Эксперимента случился новый прокол. Иоанн Креститель превысил свои полномочия и вмешался в личную жизнь тетрарха Ирода Антипы, осудив его кровосмесительный брак с Иродиадой. Естественно, в результате козней оскорбленной жены тетрарха он был арестован, а затем обезглавлен.

Кто-то пустил слух, что Иисус – это восставший праведник Иоанн Креститель.

Страх поселился в душе суеверного Антипы. Учитель и Его сторонники оказались в оппозиции к тетрарху. К этому моменту Назарянин был на гребне Своей славы, молва о Нем "пошла по всей Сирии". И тут произошло непредвиденное событие…".

Водочное тепло разлилось по телу, голос Валеры уже не казался таким противным, и я с удивлением обнаружила, что посылаю Максу многозначительные взгляды, мило улыбаюсь и кокетливо повожу плечиком. Краем глаза я заметила, что те же самые маневры совершает в сторону молчаливого участника нашего пикника и Любаша. Настроение немного испортилось.

Макс таинственно усмехался, односложно отвечал на вопросы, без конца вставал, подкладывал поленья в костер, ворошил угли, украдкой поглядывал на часы и ерзал на своем чурбаке. Вообще, создавалось впечатление, что он немного нервничает, чего-то ждет или к чему-то прислушивается.

Угли прогорели. Мы разложили шампуры между кирпичами. Валера усердно поливал мясо сухим вином. Потянуло непередаваемым ароматом жареного шашлыка.

В желудке пробудился голод и энергично подал о себе весть. Оживленный разговор завял, все сосредоточенно наблюдали за процессом обугливания маринованной свинины.

Любаша задала своему сокурснику невинный вопрос о его бизнесе.

Возможно, именно с этого все и началось.

Глава 8

Валера еще раз спрыснул мясо и угли вином, остатки вылил в себя и глубокомысленно изрек:

– Бизнес – это, я вам скажу, не «фигли-мигли». Ну, а если серьезно, то мы напали на золотую жилу. Правда, Максим? – пригласил он в свидетели партнера.

Макс кивнул головой и опять нахохлился на чурбаке.

– Юридические претензии международного характера всегда были, есть и будут, – пригладил Валера пятерней редкую растительность на голове. – Обиженные и оскорбленные жертвы произвола готовы отдать последние денежки, лишь бы восторжествовала справедливость. А мы жертвам помогаем: оформляем бумажки, бегаем по инстанциям и переводим с одного языка на другой, в случае нужды, документы. В последнее время, с приходом к власти президента, который благоволит к Германии, расцвел буйным цветом поток претензий немецких граждан к России. Дело в том, что в конце войны, когда победоносная армия вступила на территорию поверженного врага, начались массовые грабежи. В качестве контрибуции славные сыны нашей Родины тащили все: подушки и одеяла, сервизы и одежду. Солдаты набивали сувенирами чемоданы, а генералы вывозили целые вагоны трофеев. В мирное время такое деяние называется мародерством, а в те времена – это была всего лишь экспроприация излишков. Так вот, немцы неожиданно вспомнили, что более полувека назад их ограбили и принялись требовать сатисфакции.

– Ха, – скептически откликнулась Любаша. – Да это же безнадежные дела!

Разве можно через столько лет вспомнить, что пропало, и кто утащил вещички?

– Ты забываешь о немецкой пунктуальности и дотошности, – возразил Валера, снимая пробу с первого шампура. – Нет, еще чуть сыровато… У «фрицев» все досконально записано, составлены списки пропавших вещей, прилагаются добытые разным путем красноармейские книжки, по которым легко определить номера частей, промышлявших в округе, а также приметы экспроприаторов.

– Все равно, за давностью лет ничего не найти, – отмахнулась Любаша, притоптывая ногами в армейских ботинках на чудовищной платформе. – Да и копеечные результаты! Сколько сейчас можно потребовать за подушки и одеяла, сервизы и одежду военных времен? Смех один!

– Ну, не скажи, – обиделся Валера. – Грабили не только обыкновенных обывателей, но и замки, и музеи, и кирхи. Больше того, я тебе могу рассказать историю про одного отечественного авантюриста, который во время войны организовал свою собственную воинскую часть. Покидая гостеприимный Берлин в мае 1945 года, он вывез, ни много, ни мало, целый железнодорожный эшелон в тридцать вагонов!

Ответственный повар надкусил еще один кусочек и дал отмашку. Все схватили по шампуру и, обжигая пальцы и губы, набросились на шашлык. Минут пятнадцать мы неприлично чавкали, рвали куски мяса зубами и глотали их полупрожеванными.

Маринованная свинина упала на дно желудка, мы залили ее сухим вином, и осоловели. Я аккуратно промокнула платочком жирные щеки и подбородок, и поняла, что с богемными губами можно проститься. Десерт в виде помады уже съеден.

– Так что там с тридцатью вагонами барахла образца 1945 года? – сонным голосом напомнила Любаша.

Валера облизнул пальцы и вдохновенно продолжил:

– Начну издалека. Наши родители прекрасно помнят ту обстановку, которая, царила в стране в сталинские времена. Атмосфера всеобщей подозрительности, доносительства и жесткого контроля со стороны прекрасно отлаженного репрессивного механизма была основой системы. Казалось бы, сама жизнь в условиях "тотальной бдительности" исключала легальность существования крупной "антисоветской вооруженной организации". Однако, вопреки всякой логике, «УВС-1» процветала. Идея создать воинскую часть, подчиняющуюся только ему, пришла в голову некоего Павленко Н.М. в 1942 году.

За дело он взялся очень энергично. Рекрутов набирал из дезертиров и отставших от своих частей солдат. Обзавелся отлично сработанными гербовыми печатями и штампами. Бланки, продаттестаты, командировочные удостоверения и другие «документы» были напечатаны в типографии за взятку продуктами.

Обмундирование закупали на базарах. Основным видом деятельности «УВС-1» были строительно-дорожные работы. Надо отдать должное – строили ребята хорошо, без брака и в срок. Оплату по договорам Павленко присваивал себе. После Сталинградской битвы наступил перелом в ходе войны. Немцы отступали, фронт катился на запад. Часть Павленко двигалась в том же направлении, соблюдая безопасную дистанцию от передовой. Вслед за нашими войсками они прошли всю Польшу и закончили "боевой путь" под Берлином. После победы строительное подразделение обосновалось в Кишиневе. Личный состав части насчитывал около трехсот пятидесяти «бойцов». Причем штаб «УВС-1» ничем не отличался от настоящего: имелись знамя части с посменными часовыми возле него, оперативный дежурный, начальники различных служб и вооруженная охрана.

Подчиненные стройучастки и площадки размещались в Молдавии, Белоруссии и в прибалтийских республиках… Погорел командир, конечно, на ерунде. В послевоенные годы проводилась кампания по подписке на государственный заем.

Чтобы создать видимость настоящей воинской части, Павленко скупал на черном рынке облигации и распространял их среди ничего не подозревавших вольнонаемных. Так вот, один из них, получив облигации на меньшую сумму, чем он заплатил, написал жалобу в военную прокуратуру: так, мол, и так, наш командир плохо организовал подписку на заем, срывает важную политическую кампанию, чем порочит в глазах подчиненных руководство нашей доблестной армии… Начались проверки, в ходе которых выяснилось, что такая воинская часть по спискам министерств не значится… Взяли Павленко в 1952 году и присудили высшую меру наказания… А жаль, талантливый был организатор, умнейший бизнесмен, человек незаурядных деловых качеств. Сейчас бы ему цены не было!..

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru