Пользовательский поиск

Книга Продавец фокусов. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

Незнакомка плавно подняла руку. В тонких пальцах она держала длинный мундштук с сигаретой. Но затянуться Дама не успела. Из двери фотомастерской выскочил человечек в кепочке и вприпрыжку кинулся к машине.

– Уходим! Нас опередили! – на ходу выкрикивал он.

Дама проворно скользнула в «Мерседес», и лимузин растворился в ночи.

Я поморгала глазами, ущипнула себя за руку и поняла, что не сплю, а все еще стою за водосточной трубой недалеко от арки родного дома. Преодолев коварную подворотню, двор и лестничные пролеты со скоростью спринтера, я ворвалась в квартиру, заперла дверь на все замки и цепочки и только тогда смогла перевести дух.

В комнате бабы Веры выли полицейские сирены, визжали на поворотах покрышки и кто-то отчаянно отстреливался короткими очередями. Не снимая пальто и сапоги, я прошла на кухню, достала из буфета лафитничек с лечебной настойкой и глотнула прямо из горлышка. Дыхание перехватило, на глаза навернулись слезы, но немного полегчало. Боже мой! Зачем смотреть заокеанские боевики по телевизору, когда достаточно заглянуть в соседнюю дверь и получить ту же дозу адреналина!

– Что случилось? – появилась на кухне баба Вера. – Маша, да на тебе лица нет!

Поведать, что со мной приключилось, я еще не могла, язык меня не слушался. Вместо ответа я вынула из сумки предмет, который схватила со стола фотографа. Он представлял собой часть деревянной полусферы, у которой были отсечены две боковые стороны. На плоской поверхности изделия красовалась шишечка ручки, а к выпуклой части крепились с помощью специальных зажимов листы промокательной бумаги.

– Хм, пресс-папье, – глубокомысленно изрекла баба Вера, поправляя душку очков, и с интересом посмотрела на меня.

Не дождавшись ответа, она продолжила:

– В те далекие времена, когда люди писали перьевыми ручками, подобные штуковины использовали для того, чтобы убрать излишек чернил и не допустить образование клякс.

Я все еще таращила глаза и боролась с внутренней дрожью.

– Хм, – покрутила она в руках вышеозначенный предмет. – Промокательная бумага совсем новая. На ней зеркально отпечаталось всего одно слово. «Г» заглавная, дальше маленькая буква «Р», тут неразборчиво, потом «Л» и мягкий знак. «Гриль»? "Гроль"? «Граль»? "Грель"? Похоже на фамилию еврейского происхождения…

Я еще раз глотнула из лафитничка, передернула плечами и, наконец, смогла рассказать о событиях, свидетелем которых стала. Баба Вера долго молчала, массируя артритные костяшки рук.

– Перед смертью фотограф думал об этом «Гриле» и даже написал его имя, – задумчиво проговорила она. – Он знал своего убийцу, во всяком случае, не опасался его. Стреляли с близкого расстояния из оружия с глушителем, чтобы никто не услышал. Убийца сделал свое черное дело и спрятался за занавеской.

Искал он там что-то или ждал другого визитера?.. Думаю, ждал… Иначе запер бы за собой дверь, чтобы ему не помешали… Теперь – мотив преступления.

Мотивов может быть сколько угодно, но в случае с фотографом мне больше по душе порнография. А где порнография, там – грязные деньги в больших количествах… Зуб на фотографа точил не только убийца, но и Дама из «Мерседеса»… Фотомастерская в угловом доме существует давно. Кто ее хозяин, я не знаю. Но это легко выяснить у татарки Розы – дворники всегда в курсе всех событий… Теперь, главный вопрос: почему он не убил тебя?

Я пискнула от второй волны испуга, а баба Вера сердито поджала губы:

– Замуж тебя надо скорей отдавать, чтобы не ходила по ночам одна и не искала приключений!

Я опять пискнула, но уже в знак протеста. Баба Вера махнула рукой и опять окунулась в дедуктивный метод рассуждения:

– Возможно, он просто не успел выстрелить, что-то ему помешало. Или пожалел патрон – не исключено, что на черном рынке с боеприпасами сейчас перебои – слишком велик спрос. Что отсюда следует? Новый вопрос: будет ли он тебя искать? На всякий случай, в пальто больше не ходи, надевай дубленку…

Труп обнаружат завтра. Понаедет милиция… Будут искать улики… У меня последний вопрос: ты что-нибудь трогала в фотомастерской?

– Дверную ручку, плечо трупа и пресс-папье… кажется, больше ничего, – усердно почесала я в затылке.

– Отпечатки твоих пальцев на дверной ручке перекрыл человечек из «Мерседеса», на одежде их не обнаружат, пресс-папье – уничтожим! Наша хата с краю, – мудро заметила баба Вера.

Я с ней была полностью солидарна, однако в голове крутилась какая-то смутная мысль о фотографии. Мысль так и не оформилась в конкретный вывод.

Чтобы отвлечься от жутких воспоминаний о натюрморте с фотографом, я взяла в руки тетрадочку с "гениальными мыслями о Вечном": "О детстве, отрочестве и юности Иисуса практически ничего не известно.

Основное действие начинается с момента встречи Иоанна Крестителя с Назарянином. Креститель был не только старше по возрасту, но и превосходил Иисуса по званию, если можно так выразиться. Именно он дал команду начинать Операцию. Вспомним эпизод встречи Назарянина и Иоанна: они стояли на берегу реки Иордан в окружении толпы людей. Христос сказал ему: "Допусти сейчас, ибо так подобает нам исполнить всякую правду". Эта фраза напоминает обращение солдата к командиру: "Товарищ полковник, разрешите приступить к выполнению задания!". Затем произошло нечто таинственное. Впоследствии Иоанн говорил своим ученикам: "Я увидел Духа сходящего, как голубь, с неба…

Пославший меня крестить водою, Тот мне сказал: "На ком увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Он есть крестящий Духом Святым". И я увидел и засвидетельствовал…". Что это было – не понятно, но оба поняли знамение однозначно как разрешение на начало основной фазы Эксперимента.

После крещения Христос удалился в пустыню, где провел сорок дней в одиночестве. В этот период Он получал последние инструкции. Сам Иисус рассказывал своим ученикам, что было несколько вариантов завоевания популярности у израильтян. Первое: привлечение народных масс обещанием земных благ. Второе: вооруженное восстание Мессии-воина против римлян и захват власти в свои руки. Третье: активное чародейство (например, броситься с высокой храмовой площадки и остаться невредимым), которое заставило бы людей уверовать в Его неземную силу и поклоняться Ему как божеству. Христос выбрал четвертый вариант: путь длительной пропагандистской работы, просвещение народных масс, духовное перерождение.

Однако все пошло наперекосяк. Просветительская деятельность неожиданно привела к обострениям противоречий, массовым беспорядкам, угрозе военного вмешательства со стороны Рима. Дело закончилось предательством Иуды Искариота, арестом Иисуса и его казнью. Главного участника Эксперимента пришлось срочно эвакуировать с полигона под видом Вознесения".

Глава 7

Северное солнце легкими мазками позолотило осенние облака за окном. Я сбросила одеяло в паническом ощущении, что проспала и опоздала на работу, тряхнула головой и вспомнила, что сегодня праздник, Седьмое ноября, вздохнула с облегчением и улеглась обратно под пуховое одеяло. Лаврентий спал в ногах, разметав лапы и откинув хвост. Длинные усы топорщились в разные стороны.

"Должно быть, чертовски неприятно умирать накануне праздника, – посетила меня философская мысль по поводу усопшего фотографа. – Как странно созерцать тело отдельно от души. Хотя, душа – предмет из божественного набора, не имеет физической структуры, а значит и не существует".

– Это еще бабушка надвое сказала, – ехидно усмехнулся кот.

– А Вас, товарищ Берия, попрошу не подвергать сомнению основы марксистской диалектики. Коты должны держать свои умозаключения при себе.

– Ну вот, опять дискриминация, – зевнул он во весь рот. – Но я все-таки скажу… Эта ваша диалектика столь же бездоказательна, как и религия. Взять хотя бы догмат диалектического материализма о материи: "Материя как объективная реальность несотворима, вечна и бесконечна". Каким образом вы можете подтвердить это утверждение? Да, никаким! А потому и нечего претендовать на роль всезнаек… Вернемся к вопросу о душе… Физическое состояние предмета не является объективной реальностью. Мы ощущаем одно, а на самом деле все обстоит совершенно иначе, как в случае с иллюзионными трюками. И, поскольку, каждое мыслящее существо выступает в роли субъективного наблюдателя, то объективную оценку тому или иному событию никто дать не может… Успеваете конспектировать? – лекторским тоном спросил Лаврентий.

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru