Пользовательский поиск

Книга Монстры из хорошей семьи. Страница 34

Кол-во голосов: 0

Высказавшись, супруг выскочил в коридор. «Вы нервничаете, примите лекарство», – заботливо пропел компьютер дома.

– Замолчи! – рявкнула я. – Нашлась тут воспитательница…

Сами понимаете, что после выяснения отношений с мужем мне совершенно не хотелось ни с кем общаться, поэтому я решила затаиться в своей спальне. Юркнула под одеяло и приготовилась к бессоннице. Но совершенно неожиданно глаза моментально закрылись.

На следующее утро жизнь уже не показалась ужасной. Да, вчерашний вечер был не самым лучшим в моей жизни, но он закончился. С Олегом я помирюсь, сервиз куплю. Немного хуже обстоит дело с новой книгой. Если честно, то на столе пока лежит чистый листок, на котором аккуратно поставлена цифра 1. Но не следует впадать в уныние, как только узнаю имя убийцы Верочки, моментально впрягусь в творческий процесс.

Времени на раздумья нет, следовательно, чего заниматься самокопанием. Кто много думает, тот, как правило, мало делает. Вперед, и с песней!

Решив позавтракать, я покашляла, потом почихала, но из стены ничего не вывалилось. Очевидно, в хитром агрегате иссяк запас яиц, а как его пополнить, я понятия не имела. Но ничто не должно нас выбивать из седла, мелкие бытовые трудности – это всего лишь мелкие бытовые трудности, и не следует возводить их в ранг философских проблем. Нет яиц, слопаем тосты. Ба, хлеб закончился! Закусим йогуртом. Он тоже отсутствует? Просто великолепно, любой пропущенный прием пищи шлифует фигуру.

Опустошив залпом поллитровую банку кофе и дав себе твердый наказ непременно купить сегодня новый сервиз, я впрыгнула в джип и поехала в НИИ, где руководит библиотекой Нелли Ильинична.

Дама, одетая в безукоризненно отглаженный светло-серый костюм и белую блузку, встретила меня более чем прохладно.

– Знаю ли я Веру? – вскинула она брови. – Право, странный вопрос. Девушка работала у нас. Ее бабушка, Элла Дементьевна, принимала меня на службу, поэтому, естественно, помня о хорошем к себе отношении, я патронировала Веру, хотя та не слишком подходила для работы с книгами.

– Почему? – живо заинтересовалась я.

Нелли Ильинична осторожно поправила камею у воротника.

– Вера была безалаберна, неаккуратна и постоянно думала о кавалерах. Ей бы подошла иная работа, с людьми, а не с печатной продукцией.

– Девушке следовало, как Аллочке, пойти продавщицей в магазин мужской одежды?

В глазах Нелли Ильиничны промелькнула тревога.

– Аллочка? Это кто?

– Вы вроде знали Эллу Дементьевну?

– Да, – кивнула старуха, – только что говорила об этом факте своей биографии.

– И бывали у нее дома?

– Нас связывали хорошие отношения, – закивала Нелли. – Дружбой их, естественно, назвать нельзя, скорее покровительство. Элла Дементьевна любила молодежь, а я искренно привязалась к заведующей.

– Значит, должны знать Аллу, дочь домработницы Нюры.

– Ах вот вы о ком! – с фальшивым удивлением воскликнула начальница книгохранилища. – Действительно, имелась такая особа, но я с ней мало общалась.

– А когда вы видели в последний раз Веру?

Нелли подняла глаза к потолку.

– Ну… не помню. За пару дней до ее трагической гибели. Вера взяла отпуск на неделю. Простите, а по какой причине я должна беседовать с вами? Кого вы представляете? Если милицию, то меня уже допросили!

Я вынула из сумки специально припасенную книжку и начала:

– Пишу под именем Арины Виоловой детективные романы…

Нелли Ильинична слушала вроде бы с самым равнодушно-спокойным видом, но я внимательна и заметила, как быстро-быстро на шее старухи пульсирует венка. И мигом сообразила: заведующая вовсе не равнодушна и совсем не спокойна.

Выслушав мою пламенную речь, Нелли Ильинична пожала плечами:

– Увы, ваших произведений у нас нет.

– Понятное дело, тут научная библиотека, – кивнула я.

– Имеем хороший фонд и художественной литературы, – с ласковой улыбкой сообщила заведующая, – но подобные книги не держим.

Я молча проглотила пилюлю, обижаться на бабушку нет никакого смысла.

– Рада бы рассказать вам о Вере, но ничего не знаю, – продолжила Нелли Ильинична.

– А где живет Алла?

– Тут уж совсем бессильна помочь.

– За несколько часов до убийства Вера сказала Нюре и Мане, что хочет навестить вас.

– Она соврала, – отбила мяч Нелли Ильинична. – Мы с ней… Погодите, о каком убийстве идет речь? Вера покончила с собой! Бедная девушка, она связалась… Впрочем, это неинтересно. Никто Веру не убивал.

– У меня иное мнение по данному поводу, – твердо сказала я.

– Но нам сообщили, – растерялась Нелли Ильинична, – что решение о смерти ею было принято добровольно. Меня допрашивали! Знаете, крайне не люблю рыться в чужом грязном белье, но тут пришлось изменить принципам. Вера увлеклась мало подходящим юношей, он одно время у нас работал, его взяли в техотдел… В общем, сей Казанова замутил девочке голову. Понимаете, всегда прекрасно одет, хорош собой, из приличной семьи. А Вера… особой красоты нет, ума тоже. Чем она его привлекла? Теряюсь в догадках. Мне, например, было очевидно, что Кириллу Долгову явно по душе Рената Корсакова, а вовсе не Вера. Я их… хм… В общем, неважно.

– Нелли Ильинична, миленькая! – взмолилась я. – Умоляю, расскажите все, что знаете!

– Так я, душенька, ничего не знаю, – неожиданно ласково ответила директриса.

– Веру убили!

– Нет, нет.

Я потерла виски.

– Ладно, послушайте меня, объясню, каким образом я оказалась в курсе этого дела. Федор, начальник отдела пиара и рекламы издательства «Марко», в котором выходят мои книги, велел купить фирменную одежду. Пришлось тащиться в совершенно идиотский бутик Каринелли… Дурелли… Не в названии суть!

Безо всякой утайки я рассказала Нелли Ильиничне историю моего знакомства с Верой. Заведующая сидела очень тихо, даже, казалось, стала меньше ростом.

– Вы в курсе ситуации с Аллой? – спросила я.

Нелли Ильинична хмыкнула:

– Да, я им помогала, а потом мучилась, правильно ли поступила. И теперь мне господь послал вас, в наказание за грехи. Придется искупать. Ирочка уже заплатила, теперь мой черед. Ее надо остановить! Встаньте, пожалуйста, повесьте с внешней стороны двери вот эту табличку – «Просьба не мешать» и заприте кабинет изнутри. Ключ в скважине. У нас, правда, никто ломиться не станет, не принято. Если предупреждение вывешено, барабанить в дверь не начнут, но могут постоять, послушать… Хотя створки дубовые, при советской власти сделаны. Но, знаете, в моей жизни все неприятности начались именно из-за того, что один человек слишком громко разговаривал в кабинете, не подумав о тех, кто может сидеть в коридоре. Ладно, слушайте, сейчас поймете, о чем речь…

Нелли Ильинична пришла на работу в библиотеку восемнадцатилетней девушкой. Новая сотрудница сразу понравилась Элле Дементьевне, и заведующая принялась опекать Нелечку. Очень скоро их отношения превратились в приятельские, затем в дружеские, а после они и вовсе стали не разлей вода. Дня не проходило, чтобы Нелли не прибегала к Элле. Один раз заведующая сильно заболела и попала в больницу. Испуганная Нелечка, словно верная собака, поселилась в палате, взяла на работе отпуск и выходила Эллу. В июне шатающаяся от слабости заведующая вышла из клиники и уехала на свежий воздух, в деревеньку Малкино.

Элла постоянно проводила там отпуск, она увлекалась народной медициной, ходила по лесу с лопатой, выкапывала корешки, варила всякие снадобья и очень гордилась своим хобби. Неля тоже стала проводить лето в Малкине, но ее не привлекало копание в земле. К тому же Элла вставала в пять утра – большинство трав следовало собирать ни свет ни заря, а на подобный подвиг Нелли готова не была. Но старшая подруга ее и не напрягала, тихо брала лопату, большую корзину с крышкой и уходила в лес. Нелечка вылезала из кровати к полудню и бухалась в огороде на раскладушку. Около пяти домой возвращалась Элла, и женщины мирно проводили вечер за вязанием. Вот тут их интересы совпадали полностью – обе обожали рукоделие.

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru