Пользовательский поиск

Книга Монстры из хорошей семьи. Содержание - Глава 31

Кол-во голосов: 0

Глава 31

Жила-была на свете женщина по имени Элла Дементьевна, самая обычная советская тетка, библиотекарша, жертва социализма. Элла, как все тогда, считала, что секса в советской стране нет, вот только тело ее думало иначе. Элла Дементьевна была самой настоящей женщиной-вамп – горячей, страстной, ей и день без мужчины было трудно провести. Еще господь наградил скромную библиотекаршу потрясающей внешностью. Родись она в конце двадцатого века, могла стать какой-нибудь Мисс Мира, но Элла Дементьевна появилась на свет до Второй мировой войны, получила соответственное воспитание, всю жизнь стеснялась своего темперамента, необузданной сексуальности, страстности и прятала роскошные формы под мешковатыми скучными костюмами. Личная жизнь у Эллы не сложилась – она просто пугала мужчин, оказавшись с ними в постели. Правда, женщине удалось ненадолго выйти замуж и родить дочку Ирочку в, так сказать, законном браке. Но очень скоро случился развод, и с тех пор интимная жизнь Эллы была непрерывной цепью тайных романов, о которых знали лишь верные Нюра и Маня.

В отличие от сердечных дел, служебная карьера Эллы складывалась весьма удачно. В свое время ее из массы сотрудниц выделила директриса Анастасия Егоровна и приблизила к себе настолько, что позвала прятать сундуки с особо ценными книгами. После войны раритеты вернулись на место, Анастасия умерла, Элла возглавила коллектив библиотеки. Вот только один сундук остался невыкопанным, а в нем, по прикидкам Эллы, лежали крайне ценные книги, которых вроде как не имелось в фонде, из запрещенных невесть по какой причине коммунистами. Никто, кроме Эллы, не знал, что Анастасия из любви к печатному слову нарушала закон: получала предписание об уничтожении того или иного тома, убирала карточку из каталога, сообщала об утилизации произведения, а сама прятала его на полках.

К чести Эллы надо сказать, что, пытаясь найти сундук, она не думала о денежной цене раритетов. Нет, новая директриса хотела исполнить наказ Анастасии и вернуть утерянное в библиотеку. Сначала Элла Дементьевна действовала в одиночку, потом раскрыла тайну своей лучшей подруге Нелли Ильиничне. Но, как женщины ни старались, сундук словно в воду канул.

Рождение дочки Ирочки изменило Эллу почти до неузнаваемости. Собственно говоря, от прежней женщины остался лишь сексуальный аппетит, все остальное заслонила собой малышка. Элле Дементьевне страстно хотелось дать дочери все, но доходы библиотекарши невелики, а кормить женщине приходилось аж четверых: себя, дочь и помощниц – Нюру с Маней. Ясное дело, при таком количестве ртов особо не разгуляешься, и Элла экономила на всем. Простой выход из положения – отдать Ирочку в ясли и отправить няньку с домработницей назад в деревню – Элле даже не приходил в голову. Ее дочка не могла находиться в госучреждении, плача от тоски по маме! К тому же Элла полюбила Нюру с Маней и считала их кем-то вроде своих племянниц.

Говорят, господь всегда воздает человеку по делам его. Выгони Элла Нюру с Маней, она бы никогда не получила сундук с книгами. Потому что в тот год, когда Нелли Ильинична отправилась на минеральные воды лечить желудок, именно Нюра и обнаружила хованку.

Домработница, коренная жительница деревни Малкино, отправилась на местное кладбище – прибрать могилку родителей. Нюра повыдергала на холмике сорняки, потом взяла ведро и пошла к роднику, хотела помыть оградку. Неся назад воду, машинально читала надписи на надгробьях и вдруг удивилась: вон оно как, все их соседи померли, даже молодые! Сначала Нюра отмахнулась от глупых мыслей, но потом, вернувшись домой, подошла к Элле и сказала:

– Там, на погосте, Редькины похоронены…

– И что? – не поняла хозяйка.

– Мамка рассказывала, они супротив нас жили. И все в одном углу лежат: Иван Иванович, Елизавета Меркуловна, сыновья ихние – Петька, Павел и Сергей. Давно они преставились, еще до войны!

– Ты о чем? – вновь не поняла Элла.

– Дом их в развалинах лежал, – продолжала Нюра, – мы в детстве в него лазили. Одно не пойму: откуда на погосте могилка Екатерины Редькиной взялась? Не было у соседей дочери. Маменька лишь про сыновей вспоминала.

– Ты просто забыла, – вздохнула Элла.

– Нет! – уперлась Нюра. – Вот ведь странность: Иван Иванович помер в тридцать восьмом, Елизавета Меркуловна через год убралась, на крестах даты стоят, а Екатерина, как написано на могилке, родилась в сорок первом. Как же она у покойников-то появилась, а?

Элла отбросила вязанье:

– Пошли, гляну.

Короче, захоронение оказалось фальшивым, вместо гроба никогда не существовавшего младенца обнаружился сундук с раритетными книгами.

– Дрянь какая-то, – разочарованно констатировала Нюра, когда Элла затаив дыхание стала вынимать великолепно сохранившиеся тома.

– И че, они дорогие? – полюбопытствовала у подруги Маня.

– Скажешь тоже… – отмахнулась Нюра. – Кому это барахло может понадобиться?

– Жаль, – пригорюнилась Маня, – а то Ирке шуба нужна на зиму.

Элла, слышавшая их разговор, уставилась на няньку. Внезапно до директрисы дошла простая истина: про книги никто не знает. Более того – по документам их вообще давно нет, они – этакие книжные «мертвые души». Но они есть! И, в отличие от Нюры с Маней, Элла Дементьевна хорошо представляла, какие деньги способны отвалить библиофилы за каждое из найденных изданий. Решение пришло моментально.

– Упаси вас бог хоть кому намекнуть о сундуке! – строго сказала она домработнице и няньке.

Нюра и Маня, почитавшие хозяйку, как бога, согласно закивали.

Теперь у женщин отпали материальные проблемы. Элла вела себя аккуратно: книги продавала осторожно, сама на встречу с барыгой-комиссионером не ходила, предназначенный к реализации том отвозила в нужное место Нюра. Ни шуб, ни драгоценностей Элла себе не покупала, одевалась по-прежнему на свою зарплату, а вот дома… Впрочем, гости в квартире практически не бывали, заглядывала лишь Нелли Ильинична, а ей было легко запудрить мозги. Ирочка теперь имела все: лучшие игрушки, красивую одежду, комнату, устланную коврами, вкусную еду. Элла безостановочно баловала девочку, не уставая повторять: «У меня ничего не имелось, пусть доченька живет счастливо».

Отчего-то считается, что ребенка нельзя испортить любовью, но в данном случае огромное чувство Эллы Дементьевны не пошло Ирочке на пользу. Девочка выросла эгоистичной, думающей лишь о себе. К тому же дочери достался сексуальный темперамент матери.

После внезапной кончины Эллы Ира надумала выжить из квартиры Нюру и Маню. Но оказалось, что мама, хорошо знавшая дочь, обезопасила «племянниц». Повоевав, Ира успокоилась. Затем она родила Аллочку, спихнула ее на Нюру и продолжила веселье, благо деньги имелись. Нюра исправно таскала книги к барыге, а полученные суммы отдавала Ире. Та ведь тоже знала о раритетах. Еще будучи ребенком, видела, как мама и Нюра открывают сундучок…

– Вот почему она в детстве пару раз заводила разговоры про клад и пони со Змеем Горынычем! – воскликнула я.

Олег кивнул:

– Да. За пони девочка принимала здоровенную собаку, которую из жалости подкармливала Элла. А Змей Горыныч… Понимаешь, когда женщины начали копаться в могиле, – а они взяли с собой девочку, побоялись оставить ее одну в избе, – из леса вышел местный пастух, постоянно пьяный дядька. Он был одет в плащ-палатку, полы которой раздувал ветер, а на плече мужик нес убитую волками козу. Взгляни на картину глазами ребенка. Напряженная обстановка, мама копает яму, вдруг появляется нечто с крыльями – за них Ира приняла развевающийся плащ, а на шее две головы: человеческая и рогатая. Ну ясно, что могла подумать малышка: перед нею Змей Горыныч. А тут еще рядом собака здоровенная… Ира заорала от ужаса, пьяный пастух перепугался не меньше ребенка и удрал. Маня унесла Иру в избу и осталась с ней. Элла надеялась, что девочка ничего не поняла и скоро забудет случившееся, но та упорно повторяла рассказ о пони и сказочных героях. Когда дочь повзрослела, Элла открыла ей правду, объяснила, из какого источника черпается материальное благополучие семьи. Но это уже неважно для нас, перейдем к другой стороне дела.

61
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru