Пользовательский поиск

Книга Монстры из хорошей семьи. Содержание - Глава 28

Кол-во голосов: 0

Глава 28

Так и не дозвонившись до старух, я рискнула и поехала по знакомому адресу, не договариваясь предварительно с хозяйками. Уж очень хотелось огорошить Нюру простым вопросом: «Почему вы не сказали мне, что пристроили Аллу с мужем на постой к Алевтине Андреевне?»

Уже припарковав джип во дворе и войдя в подъезд, я неожиданно спросила у себя: «Минуточку, а когда погибла Алла?» Выгузова не назвала точной даты, но, если внимательно вспомнить все изложенные ею факты, то получалось, что молодой женщины нет в живых как минимум неделю!

Я нажала на звонок и стала слушать, как мелодичное «блям, блям» раздается в глубине квартиры. Нет, определенно в этой истории полно странностей! Если Алла погибла, то почему и Нюра, и Маня во время моего визита были совершенно спокойны и ни словом не обмолвились о ее кончине? Отчего скрыли от меня факт гибели девушки? Зачем ломали комедию, сообщая о бегстве Аллы в неизвестном направлении? Может, они не в курсе того, что произошло с их воспитанницей? Илья решил не сообщать бабкам о гибели жены? Но почему?

Забыв обо всем, я тупо нажимала на звонок, но за дверью в нужную квартиру стояла полная тишина. Зато распахнулась соседняя, из нее выглянула опрятная бабуся.

– Вы к кому? – очень вежливо спросила она.

– К Нюре и Мане, – спокойно ответила я, – они меня в гости пригласили.

Бабушка улыбнулась:

– Давно?

– Что? – удивилась я.

– Когда в гости звали?

– Ну… некоторое время назад, – туманно ответила я. – А почему интересуетесь?

Старушка мелко рассмеялась:

– Старость не радость. Забыли бабки, что гостей кликали. Уехали они.

– Куда? – изумилась я. – Обе? Когда?

Старушка хитро прищурилась:

– Так вчера вечером, совсем поздно. Я как раз в прихожей убирала – весна на дворе играет, надо зимнюю обувь помыть и с глаз долой спрятать. Только моя невестка нехозяйственная, запихала сапоги прямо так, грязные, под вешалку, и хорошо ей!

Я привалилась к стене. Хотите совет? Если желаете проделать какие-то действия в тайне от соседей, сначала залепите жвачкой глазки на их входных дверях. А то кажется, что на лестничной клетке никого нет, а на самом деле из расположенной рядом квартирки за вами сладострастно наблюдает недремлющее око.

Вот эта милая бабуся сначала привела в идеальный порядок прихожую, а потом решила дождаться грязнулю-невестку и заявить той: «Учись, как надо хозяйство вести». Только молодая, воспользовавшись отъездом мужа в командировку, совсем не спешила домой, и свекровь извелась, бегая к входной двери.

В последний раз старуха метнулась к створке около одиннадцати вечера. Услышав грохот на лестнице, она решила, что беспутная жена сына вспомнила-таки о необходимости заявиться в родное гнездо. Но, увы, бабулю поджидало глубокое разочарование: шум ненароком произвели ее соседки, Нюра и Маня. Похоже, вторая уронила чемодан. Во всяком случае, Марья Андреевна подбирала выпавшие вещи, а Анна Ивановна нервно говорила: «Давай, торопись, на самолет опоздаем!»

– Не волнуйтесь, – влезла в их разговор странного вида девушка, маячившая у лифта, – времени полно, сто раз успеем.

– Давай… э… Слушай! – воскликнула Нюра. – Ну прям беда, склероз проклятый, опять забыла, как тебя зовут!

– Света, – безо всякой обиды напомнила девица. – Это тоже не страшно, можно списать на переезд, смену обстановки, в конце концов. Привыкнете.

– И то верно, – прокряхтела Нюра, – пошли.

– Постой! – вдруг воскликнула Маня. – Вот так уйти?

– И что? – блеснула стеклами странных очков Света. – Проблемы не вижу.

– Бросить нажитое? – всхлипнула Маня.

– Ободранный буфет? – протянула Света.

– Ты не понимаешь, – прижала сухонькие кулачки к груди Маня, – тут наша жизнь прошла! Вся!

– Вы еще не умерли, – резко ответила уродливая девица. – В Америке отличное здравоохранение, у них столетние старики бегают кросс. Хотя… Ни на чем не настаиваю, можете оставаться! Но глупо не использовать шанс.

– Шевелись, Маня, – велела Нюра, – нечего за дерьмо цепляться. Она… э… э… Как тебя?

– Света.

– Светочка правильно говорит, – продолжила Нюра. – В общем, я с ней отправляюсь, а ты, если уехать боишься…

– Нет, нет! – с испугом воскликнула Мария Андреевна. – Как же я одна!

– Хватит болтать, – разозлилась Света, – а то и впрямь без нас самолет улетит!

– Плохо мне, – прошептала Маня. – Сердце колотится, и по спине озноб, словно смерть близко, как будто по моей могиле на каблуках ходят!

– Тю, дура… – ласково перебила подругу Нюра. – Просто лететь боишься.

– Это совсем не страшно, – безо всякой улыбки пояснила Света. – У меня таблетки есть, примете и заснете, потом глазки распахнете, и вот он, Нью-Йорк!

– Ну, господь с нами, – перекрестилась Нюра и подхватила чемодан.

Троица исчезла за дверью лифта, а старушка, моя собеседница, слегка позавидовав соседям, решившим на старости лет пуститься в далекое путешествие, пошла спать, так и не дождавшись свою невестку.

– А почему вы назвали эту Свету странной? – в полном недоумении спросила я.

Бабушка улыбнулась:

– Причесана по-идиотски. Сейчас так молодые волосы не укладывают: сзади хвост, спереди челка, как у пони. Очки дикие, круглые, совиные, стекла желто-синие. Похоже, со зрением у девочки проблема. Нос у нее негритянский, с широкими ноздрями, а губы точно ниточки. Совсем не красавица. И вот не пойму: ну не дал тебе господь внешности, так хоть оденься нормально. А эта нацепила на себя невесть что – пальто дурацкое, бесформенное, чулки темные. Знаете, вид, как у умственно отсталой.

В моей голове вспыхнул яркий свет понимания.

– И звали эту не совсем нормальную с виду девушку Светой? – протянула я.

– Ну да, – спокойно подтвердила старуха. – Сама странная, а имя обычное. Почему вы так удивились?

Но мне было некогда продолжать беседу с бабкой. Резко повернувшись, я побежала к машине. Надеюсь, милая Лена, мама так и не оправившейся до конца от последствий комы Светланы, сумеет объяснить мне, откуда ее дочь столь хорошо знакома с Нюрой и Маней и по какой причине больная девушка собралась лететь вместе со старухами в Америку.

Дверь в квартиру Лены мне открыла незнакомая женщина лет сорока пяти, полная, с добродушным лицом.

– Здравствуйте, – приветливо кивнула она. – Вы к кому?

– Простите, где Света? – нервно воскликнула я. – И Лена? Мне очень с ними побеседовать надо.

Тетка вытерла мокрые ладони о передник.

– А вы кто?

– Виола Тараканова, Лена меня знает.

– И что? Близко дружите? – оживилась незнакомка.

– Да! – храбро ответила я. – Можно сказать, лучшие подруги!

Лицо бабы приобрело странное, горько-радостное выражение. Я, испугавшись, что меня сейчас уличат во вранье, лихо принялась наматывать клубок лжи.

– Понимаете, часто видеться не получается, у меня семья, а у Лены Светочка проблемная, надолго дочку она одну оставить не могла. Поэтому просто перезванивались, но последние дни мне никак не удавалось соединиться с Леной, вот и рискнула приехать. До меня кружным путем какие-то странные слухи дошли, вроде Света в Америку уехала. Бред, да? А вы сами, простите, кем Леночке приходитесь?

Женщина всплеснула руками и начала сыпать фразы:

– Лучшая подруга! Слава богу! Хоть вы обнаружились! А то я почти в панике! Записную книжку не нашла! Концов никаких! Лена почти ничего сказать не успела!

Я вздрогнула:

– Почему не успела?

– Да вы пройдите в гостиную, небось дорогу лучше меня знаете, – зачастила незнакомка. – Меня зовут Анна Кошкина.

– Вы председатель клуба «Мур», где так любят Свету! – воскликнула я. – Лена о вас говорила, а я запомнила, уж очень у вас, не обижайтесь, фамилия…

– Подходящая для хозяйки клуба любителей кошек, – усмехнулась Аня. – Действительно, нарочно не придумаешь – Кошкина и обожает кошек.

– Будь вы Собакина, получилось бы смешней, – бормотнула я.

55
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru