Пользовательский поиск

Книга Монстры из хорошей семьи. Содержание - Глава 27

Кол-во голосов: 0

– А что за горе случилось у ваших квартирантов? – сумела я наконец задать чрезвычайно интересующий меня вопрос.

– Как? – изумилась Алевтина Андреевна. – Разве я не сказала?

– Нет.

– Не может быть.

– Правда, правда!

– Аллочка погибла в авиакатастрофе, – с горящим от возбуждения взором ответила Выгузова.

Глава 27

– Как? – закричала я. – Вы ничего не путаете?

– Нет, милочка, – с достоинством ответила Алевтина Андреевна. – Уже говорила вам: несмотря на возраст, еще не стала жертвой маразма. Аллочка улетела в очередную командировку, а утром… Нет, он, конечно, странный человек!

– Кто?

– Илья, – пояснила Выгузова. – Представляете, выхожу утром на кухню, стоит у плиты, глаза, как всегда, закрыты, выбрит безукоризненно… Он никогда себе не позволял никакой распущенности: волосы идеально причесаны, костюм отглажен. Кстати, постоянно носил именно пиджачную пару, всякие джинсы не уважал, лишь брюки, причем так отглаженные, что о стрелки порезаться можно, рубашка, галстук, пиджак. Такой, прости господи, нудный.

– А почему он глаза закрывал? Слепой?

– Кто?

– Илья.

– Господь с вами, что за глупость вам в голову взбрела! – укоризненно воскликнула Алевтина Андреевна. – Нормальный человек.

– Но сами только-только сказали: «стоит у плиты, глаза, как всегда, закрыты!».

– У Ильи какой-то непорядок со зрением, – пояснила Алевтина Андреевна. – Он носит очки с затемненными стеклами, что крайне затрудняет общение: разговариваешь с молодым человеком и категорически не понимаешь, как он к тебе относится. Ну, согласитесь, выражение глаз собеседника ведь очень важно.

Я кивнула, старушка осторожно поправила воротничок кружевной блузки и продолжила…

Вышла она на кухню, а жилец ей говорит:

– Извините, Алевтина Андреевна, ситуация изменилась, придется мне съехать.

Выгузова решила, что у молодых людей случилась незадача с деньгами, и, демонстрируя совершенную неконфликтность, мирно воскликнула:

– Не волнуйтесь, Илюшенька! Я вас с оплатой не тороплю, можно потом внести. Вот Олежек с Машей один раз в страшную ситуацию попали, приобрели черепицу для нового дома и стали прямо банкроты. Ну и что? Я же понимаю…

– Деньги есть, – сухо перебил Каменев, – не в них проблема.

– А в чем? – удивилась Выгузова, наивно полагавшая, что хуже финансовых проблем никаких нет.

– Алла погибла, – ответил жилец.

Алевтина Андреевна уцепилась за стол.

– Не может быть! Илюша! Это дурацкая шутка?

– К несчастью, нет, – прерывающимся голосом сообщил парень. – Отправилась по делам фирмы в городок Нырск, а туда лишь местные авиалинии летают, самолеты типа «кукурузник», ну и… Подробностей пока не знаю, вроде это чудо авиации за линию электропередачи зацепилось. Нет Аллочки, разбилась. Впрочем, никто не выжил, и экипаж погиб, и пассажиры.

Алевтина Андреевна, схватившись за сердце, ушла в свою комнату. Элементарная вежливость требовала немедленно позвонить Нюре, выразить соболезнование, предложить, в конце концов, помощь, но у Выгузовой не нашлось сил на необходимые действия. Несколько часов старуха провела в кровати, потом она вышла на кухню, решила подкрепить слабеющие силы свежезаваренным чаем. Нельзя сказать, что Алевтина Андреевна так уж успела полюбить за короткое время Аллу, если честно, хозяйка квартиры перебросилась с жиличкой всего парой фраз, но сам факт внезапной кончины молодой, цветущей женщины был ошеломляющ.

На кухонном столе Выгузову поджидал конверт, а в нем деньги и записка: «Уважаемая Алевтина Андреевна, вследствие форс-мажорных обстоятельств вынужден расторгнуть нашу договоренность о найме комнат. Приношу свои извинения за принесенные неудобства. Надеюсь, что сумма за непрожитые три месяца послужит компенсацией. Я съехал, можете искать новых жильцов. Илья Каменев»…

– Да уж, – поморщилась я, – странный юноша.

Брови Выгузовой поползли вверх.

– Странный? Дикий! Он ушел, пока я лежала в своей спальне. Не зашел попрощаться, не предупредил, просто исчез. Натуральное оскорбление!

– Не знаете, куда переехал Илья?

– Понятия не имею! – гневно воскликнула Выгузова. – И, если честно, даже рада, что он отбыл. Кстати, мой ангел-хранитель снова помог. Представляете, пересчитываю деньги… Тут ничего плохого про Илью сказать нельзя, оставил без обмана трехмесячную ренту, в финансовых вопросах он безупречен, но с душевной тонкостью у молодого человека беда. Ну да не о нем речь. Так вот, мой небесный телохранитель вновь бросился мне на подмогу. Не успела я пережить оскорбление, как звонит Влада Вишневская и просит: «Линочка, приюти мою племянницу, Ниночку. Месяц как замуж вышла, а уже успела и со свекровью, и со своей мамой разлаяться». Ясное дело, я согласилась. Приходила она вчера, милая девочка, муж симпатичный, стоят обнявшись. Вот это мне понятно, готова стать молодым добрым другом. Не то что…

– Вам не приходит в голову, кто может знать о местонахождении Ильи? – перебила я старуху.

Алевтина Андреевна прищурилась:

– Ну… Нюра небось в курсе, где зять обитает. Но почему вас, милочка, столь заинтересовал Илья Каменев? Право, странно!

– Просто мне стало обидно за вас, – вывернулась я. – Прямо хочется поехать к этому типу, схватить за пиджак и сурово заявить: «Как вы смели оскорбить Алевтину Андреевну, человека, который хотел стать вам другом?»

Выгузова расплылась в улыбке:

– Ну что вы, деточка, никогда не следует проявлять агрессивность. И еще мой совет: никого никогда не воспитывайте, толку не увидите.

…От Выгузовой я ушла с гудящей головой. Подозревать старуху во вранье у меня не имелось причин. Алевтина Андреевна совершенно искренно возмущалась, повествуя о странной семейной паре, ведущей разобщенный образ жизни. Хотя, может, это бабусе отношения Ильи и Аллы показались непонятными, а на самом деле ничего странного в них нет?

Каменев работал в Москве, а Алла моталась по командировкам. Сейчас такое время, что никак нельзя отказываться от службы, если за нее хорошо платят. Тем более, похоже, Илья сильно переживал смерть жены, иначе по какой причине предпочел покинуть квартиру Выгузовой? Он не мог находиться там, где все напоминало о жене. Нет, поведение Каменева не удивляло, поражало иное. Отчего Нюра и Маня на мой вопрос, где сейчас Алла, совершенно спокойно ответили:

– Понятия не имеем. Ушла, и все.

Но это неправда! Нюра пристроила приемную дочь на квартиру к Выгузовой. Зачем ей было скрывать сей самый обычный факт?

Прокрутив в голове разные мысли, я попыталась дозвониться до бойких старушек, но трубку в их квартире никто не снимал. На пятой бесплодной попытке я разозлилась. Ну ладно, бабуси, небось вы ушли в магазин, поеду к вам и подожду во дворе, рано или поздно вернетесь!

Джип вылетел на проспект и понесся в нужную сторону. Через пару минут моя злость утихла, и я обрела способность рассуждать спокойно.

С Нюрой и Маней, безусловно, следует поговорить, но ведь сейчас почитательницы писательницы Арины Виоловой отсутствуют. Вместо того чтобы тупо торчать у подъезда, съезжу-ка я в «Солнце гурмана» и выясню, кто такие кнаккеры. Не следует терять время зря!

…Увидав меня, начальница отдела по работе с клиентами ринулась вперед, вытянув перед собой бледные руки.

– Здравствуйте, здравствуйте! Но мы еще не получали молоко розового кенгуру в новой экономичной упаковке!

– Я не за ним.

Амалия прижала к щекам щедро украшенные перстнями пальцы.

– Ой, глупость сморозила! Извините. Чем помочь? Не желаете варенья из фру-фру?

Я постаралась сохранить на лице милую улыбку. Ни за что не стану спрашивать, что или кто такой сей фру-фру, хватит с меня кнаккеров! Впрочем, иногда в жизни случаются смешные конфузы, связанные с незнакомыми названиями и странными именами.

Примерно год тому назад одну из наших соседок, Олю Кравцову, внезапно отвезли в больницу. Состояние здоровья Ольги особых опасений не вызывало, у нее случился самый банальный приступ аппендицита. Олега позвали помочь донести Кравцову до «Скорой». Увидав моего мужа, Ольга сунула ему ключи и попросила:

53
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru