Пользовательский поиск

Книга Монстры из хорошей семьи. Содержание - Глава 24

Кол-во голосов: 0

Глава 24

– Похоже, ты не выдержала навязанную роль, – покачала я головой, выслушав рассказ девушки. – Сорвалась пару раз, попыталась наговорить Вере гадостей!

Рената скривилась.

– Случайно. Сама не понимаю, как получилось.

– И как отреагировал Кирилл?

– А он уволился, – тихо ответила Корсакова.

– Давно?

– Вроде… неделю назад, точно не знаю, – прошептала Рената. – Очень неожиданно!

– Разве Долгов не собирался на практику? В Италию?

Корсакова улыбнулась:

– Кто его туда пошлет?

– Так ведь говорят, что он сейчас в Риме.

– Фу, ерунда! – махнула рукой Рената. – За такие поездки у нас настоящая драка идет. А Долгов на договоре работал, не был даже штатным сотрудником. Эй, а откуда вам известно, что в НИИ болтают?

– Просто проверила, как ты умеешь реагировать на неожиданные вопросы, – выкрутилась я.

– А-а… Ясно.

– Значит, местонахождение Кирилла тебе неизвестно?

– У Лолки он небось! – зло прошипела Рената. – Спят они вместе, давно поняла. Илья, думаю, импотент, или одно место у него размером с горошинку, что при его росте неудивительно, вот Лолочка и нашла замену супругу. Знаете, а ведь Верка из окна выскочила!

– Да ну? – всплеснула я руками. – Вот это сюжет.

– Думаю, от несчастной любви сиганула, – грустно добавила Рената. – Я сначала тоже психовала, хотела к Кириллу домой ехать, но потом сообразила: я ж его адреса не знаю. И где родители обитают, понятия не имею.

– Можно было сходить в институт, – некстати вклинилась я. – Туда, где парень учится.

– Так он мне названия не сообщил.

– В справочную обратилась бы.

– Там отчество требуют. И год рождения.

– Ты и этих данных назвать не можешь?

– Не-а, – прошептала Рената.

– С ума сойти! – возмутилась я. – Что тогда вообще тебе о кавалере известно?

– Папа – академик, мама – художник, – принялась загибать пальцы Рената, – только чего она рисует, не скажу.

– Отец где служит?

– Фиг его знает!

– Ну-ка, быстро перечисли всю известную тебе информацию о Кирилле! – велела я.

– Красивый, стройный, не жадный…

– Я не о характере и внешности говорю! Анкетные данные: имя и так далее.

– Кирилл Долгов.

– Год рождения?

– Ну… вроде он мой ровесник.

– Адрес?

– Не была у него ни разу, он мамы боялся.

– Ну как можно ложиться с человеком в постель и ничего о нем не знать?

– Он замечательный! – всхлипнула Рената. – Я его любила, а теперь хочу забыть… Вот стану великой актрисой, пусть тогда локти кусает! Прибежит еще, прискачет! На коленях приползет! А я даже не посмотрю в его сторону. Поэтому и фотки на кастинг в «Желтуху» отправила. Ну, подхожу я вам в сериал? Гожусь? Видите, сколько страдала.

Быстро высморкавшись, Рената вновь отставила ногу.

– Сядь нормально, – велела я.

– Не берете… – с отчаянием в голосе прошептала девушка.

Внезапно мне стало жаль дурочку. Похоже, Корсакову использовали, но вот с какой целью? Я глянула на шмыгающую носом Ренату и спросила:

– Скажи, к вам в НИИ легко устроиться?

Корсакова округлила глаза:

– На работу?

– Да.

– Невозможно.

– А почему? Такое блатное место?

Глупышка кивнула:

– Верно. Правда, у сотрудников оклады небольшие, но есть премии и отличный социальный пакет. Мирон Львович старается, директор. Знаете, что он на каждом собрании говорит? «В науке полно случайных людей! Приехал неизвестно откуда, институт закончил, в аспирантуру пролез, через три года кандидат, через десять лет доктор наук. Ученый… Интеллихенция… Только настоящим интеллигентом является тот, у которого три университета в анамнезе!»

– Не много ли? – покачала я головой.

Рената усмехнулась:

– В самый раз. Мирон Львович имеет в виду тех, у кого дедушка и папа с дипломом о высшем образовании. Только такого человека он считает вправе получить научное звание. В НИИ сплошная семейственность. Знаете, как к нам на работу берут? Принесут директору бумаги, он их читает и зудит:

– «И откуда кандидат? Да еще без красного диплома… Фу, не пойдет. Кто у него родители? А, мама служит у нас в библиотеке? Берем мальчика! Из хорошей семьи». До смешного доходит. Дочь дворника, если тот асфальт у НИИ метет, возьмет, а какого-нибудь молодого гения со стороны бортанет.

– Значит, Кирилл сумел устроиться на работу лишь по твоей протекции?

– Ну да, – потупилась Рената. – Моя мама в институте завхозом всю жизнь прослужила. Ясный перец, директор согласился, только спросил: «Он приличный человек? А то у нас семейные отношения, неохота сволочь какую-нибудь впускать». В НИИ и правда все как родные. Сплетничают, ругаются, конечно, но считают себя одним целым. Трудно объяснить. Чужаку у нас не прижиться. А так все знают: коли директор человека на работу взял, тот – свой-пересвой, и принимают его.

– Вот теперь все стало на свои места, – кивнула я.

– Значит, получу роль? – оживилась Рената.

– Сиди тихо, – велела я и, вытащив мобильный, принялась набирать хорошо известный номер.

Из трубки сначала послышались длинные гудки, потом они прекратились, и понеслось напряженное сопение.

– Ленинид, это я.

– Доча! Привет! – отозвался папенька.

– Чего молчишь, не отвечаешь сразу?

– Фанаты достали, – пожаловался папашка. – Журналюги довели.

– Сам хотел славы!

– Говори, зачем беспокоишь? – начал злиться папенька.

– Сейчас снимаешься?

– Все хотят рейтингового актера, – гордо отозвался Ленинид.

– И что на этот раз?

– Сериал «Волки тундры».

– Про животных? А ты там с какого боку? Играешь вожака стаи?

– Великих людей всегда подвергали гонениям, – с горечью произнес папенька. – Зависть – страшное дело, даже родные люди от моей славы крючатся. Фильм о бандитах. Я главный.

– Женские роли есть?

– Куда ж без них.

– Окажи услугу!

– Если шкаф починить, то лучше столяра найми, – отозвался папенька. – Занят по самую маковку, не ем, не сплю, не отдыхаю. В туалет сходить и то времени нет.

– Дозвездился до обморока? Нет, мебель цела, о другом речь.

– Говори.

– Мне нужно пристроить в сериал девушку, на роль третьего плана, но не в массовку, со словами.

– Что ты… – снисходительно затянул папенька, – невозможно…

– Попроси режиссера.

– Ну уж нет. Вдруг она уродина?

– Вполне симпатичная.

– Или не талантливая.

– На пару реплик куража хватит.

– Образование?

– У тебя есть диплом? – поинтересовалась я у Ренаты.

– Институт гуманитарных наук, – ответила та, – филологическое отделение, третий курс вечернего.

Я передала информацию папеньке.

– Не-е, не канает. Только ВГИК, ГИТИС и прочие.

– Сам-то с какой бумажкой? Справка об освобождении с зоны у нас теперь равнозначна диплому ВГИКа?

– Я гений, – спокойно ответил Ленинид, – самородок. И вместе со всякими чмо сниматься не желаю.

– Ты сам чмо! – возмутилась я. – Абсолютно зарвавшийся тип. Пока!

– Эй, доча, – засуетился Ленинид, – обиделась?

– Нет. На таких, как ты, дуться бесполезно.

– Ладно, ладно, пусть приходит.

– Куда и когда?

– Записывай адрес, – деловито велел папашка.

Поняв, что ее возьмут сниматься в кино, Рената издала вопль слона, растоптавшего в честном бою своего соперника, и принялась носиться по комнате, сшибая стоящие повсюду чашки. Я полюбовалась на выражение ее радости и встала:

– Хорошо, пойду. Жаль, что ты не можешь подсказать, где найти Кирилла.

Рената, у которой от счастья пропало умение мыслить, не стала удивляться, зачем сотруднице киностудии понадобился Долгов.

– А вы у Ильи спросите, – выпалила она.

Я, уже дошагавшая до порога, замерла.

– Можешь дать телефон Каменева?

– Ага, он у меня в мобильнике записан, – ответила девушка.

– Илья сам сообщил тебе его? – недоверчиво поинтересовалась я.

47
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru